Возлюбленный враг

Трубка мира и зарытый томагавк

 

Отто.

Мне казалось, что я ненормальный, на меня все смотрят и вспоминают историю с Эльзой, хотя здесь нет старых знакомых и вряд ли кто-то знает, что моя мать умерла в психушке. Зато теперь тут есть одна русская дурочка, которая вздумала подергать тигра за усы.

Я наблюдал за ней сегодня весь вечер. А она не растерялась, думал,  Ася ни на шаг от нас не отойдет, а она уселась рядом с каким-то парнем в вылинявшей форме, видно, после ранения. 

Вилли потом мне рассказал, что капитана сбили где-то в северной Африке, теперь он хочет уехать на Рюген подлечиться. Так пусть бы проваливал, нечего таскаться по гостям со своей резной тростью, нечего развлекать русских дурочек!

А потом к ней начал лезть Клаус.  Мне  это жутко не понравилось. Мне вообще не нравилось, что все на нее смотрят, даже захотелось выгнать ее, утащить наверх и пусть сидит в своей комнате, нечего тут делать, она - враг! Эта маленькая  русская теперь мой личный, мой персональный Враг, хотя она одна знает мою тайну, а мне известен ее секрет.

Трудно поверить, но я еще вот о чем размышляю... Мне-то  гораздо легче, я почти у себя дома, среди своих и все мои друзья еще живы. А каково Асе? Она в чужом времени, в чужой стране и совсем одна. Ей должно быть очень страшно. Да конечно, ей страшно, она ведь женщина, а они по натуре трусливее, они не умеют толком воевать, это же просто смешно, как она грозилась меня убить.

Но еще она - русская, а они немного другие.  Даже женщины у них могут быть другие, иначе, как она могла бы так дерзко себя вести, начала вдруг петь, привлекла к себе внимание. Если бы я был ближе, забрал бы у нее инструмент сразу, но я  просто опешил. Она очень хорошо пела, с таким чувством, словно душа из нее рвалась вон…

Если все русские  так поют и сражаются - на разрыв души - это же страшно! Она пела о книгах, о детях, о войне.  Сейчас все говорят о войне, и лишь мы с Асей знаем, как оно случится  на самом деле. Или я все же могу что-то изменить?

Надо проститься с Вилли и идти к ней, только вот будет ли она меня ждать на чердаке?  Если нет, я приду к ней в комнату, я должен ее сейчас увидеть, я не засну, пока снова не поговорю с ней. Мне кажется, сейчас она единственный человек на земле, с которым я хотел бы поговорить… странно...  и она - мой враг!

Хотя, собственно, за что я лично ее должен ненавидеть? Только за то, что она русская, из той страны, что  нас унизила, растоптала, смешала с кровавой грязью! Остановила... но ведь кто-то должен был нас когда-нибудь остановить.

Поднимаюсь на чердак - там темно и тихо, конечно, она не пришла, трусиха, мало ли, что я с ней могу  сделать. А мне бы хотелось снова прижаться к ней, к девушке из другого мира, она, наверно,  теплая и живая в отличие от меня.  Мне порой  кажется, что у меня внутри все уже замерзло, даже Франц говорит, что у меня ледяные руки, и я  согреваю их дыханием, прежде чем вынуть его из ванной.

Ася точно теплая. И она не придет. Я зажгу свечу и постою немного у окна, а потом пойду к себе.  Вилли звал в город, но сегодня я не хочу ехать к девкам. Я хочу остаться с русской, просто быть с ней сейчас в одном доме. 

Она, наверное, уже спит у себя, я мог бы ее разбудить, мог бы даже лечь рядом - она ведь не сможет закрыться. Я  спрятал ключ перед тем, как собраться с ними в поездку, пока она нянчилась с Францем, а другого ключа ей не сыскать.

Что за черт! У меня чуть сердце не остановилось, когда с диванчика поднялся темный силуэт.

— Проклятье! Почему ты сидишь в темноте?

— Тут же нет света! Напугал! Я почти заснула.

Точно, у нее сонный, сердитый голос.

— Свечи в шкафчике, разве не знала? Думал, ты тут каждую тряпку перетрясла!

— Не заметила… А ты все не можешь накуриться? Я должна тебя до утра ждать? Уже скоро светать начнет.

— Всего первый час ночи, Шнайдер только уехал, мы проводили его машину. А твой новый друг еще здесь, надеется, что ты вернешься в гостиную! "Сам не знаю, отчего я так зол при мысли о пилоте..."

— Какой еще новый друг?

Она даже лоб трет, делая вид, что не знает, о ком речь.

— Твой сбитый летчик!

— С чего это он вдруг мой? Хотя, надо отдать должное - он держался прилично, быстренько этого рыжего отшил, ты же не догадался подойти и помочь!

— А с какой стати я должен к тебе подходить? Кто ты такая?

— Ну-у…  я особенная, согласись! Не каждый день в вашем захолустье встречаются девушки из будущего!

— Мне ты вообще не нужна!

— Да, бросьте, герр Грау! С моим появление вам стало гораздо веселее жить, это же очевидно, вы даже научились краснеть, а то вечно ходили как бледная моль.  Я вас успокоила, расписала вам перспективы вашей драгоценной «фатерляндии», теперь можете и помирать спокойно.

"Это неслыханно, что она тут несет!"

— Да ты… ты как со мной говоришь! Я же не выпущу тебя из этой комнаты, дурочка! И плевать я хотел на Вальтера, скажу, что ты сама выпала из окна!

Как же она меня довела! Я не понимал, что мне мешает, и правда, выбросить ее в окошко. Нет, оно слишком маленькое и находится высоко, мне пришлось бы ее поднимать на руки и просто засовывать в него, а это было бы просто смешно и глупо… Она бы, конечно, вцепилась в меня и была так близко, что мне снова захотелось ее поцеловать. Ну, вот, теперь и сама догадалась, что наплела лишнего... Сейчас плакать начнет.

— Отто, прости, я погорячилась! Я сама не знаю, что говорю, я почти  заснула и даже не поняла, где нахожусь… Ты даже не представляешь, как мне бы хотелось проснуться дома, я очень хочу назад…  здесь все просто ужасно...

Ну, вот, начались слезы! Это еще хуже. Я теперь совсем не знаю, что с ней делать. Клаус бы знал, Вилли тоже. А я же не могу сейчас толкнуть ее на  лежанку и задрать платье… не могу вот так заставить ее… Наверно, я точно «псих»!

— Не реви! Скоро за тобой приедет твой капитан Гран и увезет в с собой.



Регина Грез

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться