Возьми меня за руку

Размер шрифта: - +

Пролог

Помолвка и брак в столице эльфийского королевства не считались возвышенным событием или соединением в любви, это, скорее, был взаимовыгодный союз для двух семей, особенно, если речь идет о древних и благородных родах. Редко такие браки заключались по любви – даже по традиции было принято брать себе несколько любовников или любовниц после заключения брака; для высокопоставленных особ было жертвой посвящать себя на всю долгую, почти бессмертную жизнь одному партнеру. Свобода в любовных связях выводилась в абсолют, и хотя семья и семейные связи почитались – в своеобразной форме – идея о браке в любви и верности считалась чем-то наивным, пригодным для более низких классов, и почти изжила себя среди аристократов и верховных лордов, тяготеющих к сохранению власти и чистоте крови.

Эллана знала несколько семей, где в браке царили любовь и гармония; их вряд ли можно было назвать прогрессивными, скорее, старомодными. Были и семьи с очень свободными взглядами, где, впрочем, брак был дружеским соединением, нежели романтическим.

Ее это очень радовало – такие примеры говорили о том, что для аристократии еще не все потеряно, что постепенно знать выходит за созданные рамки… Эльфы – тонкие создания, дети Весны, духи природы, почему же столь естественная и прекрасная энергия любви у благороднейших родов отошла на второй план?

Их предки происходили от самых древних эльфов, чистейших и прекраснейших, созданных Солнцем и Луной, так почему же именно они оказались наиболее подверженных цинизму и жесткой практичности? Неужели только из-за идеи выживания?   

Она не раз задавалась этим вопросом и была очень рада, что еще в детстве пообещала отцу, что выйдет замуж только по любви. Он тогда засмеялся, потрепал ее по волосам и сказал, что примет любого зятя, которого она приведет.

Поэтому, когда сама Анаэлль, их Луноликая королева, неожиданно предложила брак между ее Генералом и Элланой, это вызвало у нее очень противоречивую и острую реакцию. Шокированная, она едва  нашла в себе силы попросить время, чтобы все обдумать.

А высокородные эльфы, между тем, обратили на нее все свое внимание, вне всяких сомнений гадая, что же заставило их королеву подумать о союзе ее любимца и эльфийки из старинного, но обедневшего благородного рода.  

Сама же Эллана, махнув рукой на политику и высший свет, разрывалась между долгом перед сердцем и долгом перед семьей.  

Ее только-только начал нравится, по-настоящему нравится Имир. Это была еще не влюбленность, но вполне могла ею стать. Эллане не хотела торопиться или все портить; и ей была ненавистна сама мысль о том, что, будучи связанной клятвой верности с одним, она будет искать общества другого. Как все те надменные и холодные аристократы со шлейфом любовниц и любовников.

К тому же, слухи о Генерале, блестящем и умном стратеге, внесшего огромный вклад в победу эльфов в последней войне, были очень противоречивыми.

Его боялись и уважали, шептались, что он фактически поднялся на одну ступень с их Королевой и стал ее самым главным советником.

Еще говорили, что он ценил изящное искусство и одиночество, часто запираясь у себя в родовом поместье. Кажется, особенно ему нравились танцы. 

Конечно, эти качества немного уравновешивали предполагаемую личность Генерала, но что если его сердце все же будет олицетворением жестокости и полем битвы? Что если ему будут ненавистны мирные занятия и таланты, связанные со знаниями, как, например, у Элланы и ее семьи? Жизнь с таким эльфом едва ли можно будет назвать жизнью, скорее – мучительным существованием.   

Стоит ли такой брак спасения родового поместья и семьи?..

Дело было не только в Имире; даже спустя столетия, Эллана, хоть и отбросив некоторую наивность, так и не смогла отказаться от дорогой сердцу мечты. 

Она все еще очень хотела настоящей, крепкой семьи.

Она хотела прекрасного и любящего мужа и равного союза, не ограничивая себя и его одним семейным очагом: хранить знания и получить новые, перевести полюбившиеся ей книги на эльфийский и написать свои истории.

Она хотела, чтобы и у мужа были мечты и стремления, хотела беседовать с ним обо всем на свете, свернувшись калачиком под одеялом или за чашками чая в уютной зале.

Она хотела быть важной для него, и чтобы он был важен для нее, но без той болезненной одержимости, которую она подмечала у многих ревнивых дворян.

Хотела быть выбранной им и выбрать его за то, какие они есть, а не во имя долга.

Хотела, чтобы он тоже ценил семью и желал ее, уважая таинство брака.

Она хотела чистоты в их отношениях – не такой, которую смелые мечтатели описывают в книгах, а настоящей, сладкой, но любовно построенной здесь и сейчас, без побега от реальности.

И, конечно, она желала схожих идеалов.

Брак с незнакомым эльфом перечеркивал все ее мечты. 

Принимать решение было очень сложно еще и потому, что на кону стояла, и честь их рода.

Их главное призвание - хранить и передавать драгоценные знания – особенно почиталось,  ее семья даже собрала одну из самых богатейших библиотек в государстве.

И продавать ее, чтобы прокормить себя, было бы очень большим преступлением.

Но без поддержки и их поместье, и их библиотека очень скоро могут сгинуть, и быть может, поэтому Королева  предложила такой союз? Весьма причудливая поддержка, к тому же вряд ли кто-то из высокородных семей протянет руку помощи просто так.

И все же, несмотря на все доводы и споры с собой, Эллана знала, что в глубине сердца уже сделала свой выбор. Она надеялась, что ей хватит душевных сил столкнуться с последствиями…

***

За несколько дней до помолвки Эллане приснился необычный сон. Она стояла у зеркала в старом, полуразрушенном храме, где тысячи лет назад древние эльфы совершали обряды любви, и кого-то ждала. 



Высокое и синее небо

Отредактировано: 22.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться