Возьми меня за руку

Размер шрифта: - +

Введение

В этом городе очень тяжело жить правильно. Очень тяжело делать верные выводы и стремиться к истине. У них задача обвинить и доказать.

Я считала, если есть обвинение, значит такие меры – на чем-то основаны. До того, как в мою жизнь пришла иная реальность.

Общество этого мира обвинило человека в убийстве и посадило в открытую камеру посреди города, вместе с убийцей-маньяком. Он сидел на деревянном выступе у стены, на уровне двух метров ниже, чем все передвигались. Сидел, обхватив голову руками, и смотрел в пол. Кажется, что сидеть в одиночной камере – это пытка, когда ты остаешься один на один с собой и своими мыслями. Видно их психологи считают, что именно осуждение общества может морально больше заставить человека раскаяться, чем самоугрызение.

Открытые камеры выкопали на главной площади. Туда в ходе следствия, садили заключенных, пока они не расколются, пока что-то не докажут, пока не закончится расследование, пока народ не совершит самосуд.

Мужчина сидел и просто смотрел в пол. Он знал, что если попытается выбраться – он умрет от болевого шока.

Его могли спасти мы. Обычные люди этого большого города. Но чаще всего, открытая камера была ямой для мусора, люди могли свободно кидать в заключенных бутылки, плевать туда и даже убивать.

Я шла там вечером воскресенья. Когда вокруг было пусто и темно. 

Он сидел, его спина касалась стены. Мне казалось, что он смотрит глубже, чем можно приставить. О чем он думает?

- Привет, - тихо сказала я, и села на асфальт.

Он поднял глаза. Он смотрел уставшим взглядом, полным отчаяния.

- Привет. Если хочешь поиздеваться, начинай, - глубоко выдохнул он.

- Не хочу.

- И что дальше?

Я сидела и смотрела через дорогу, кто-то показывал на меня пальцем, пытались что-то крикнуть. Но я не слышала их.

- Почему ты здесь? – тихо спросила я.

- Они думают, что я убил человека.

- У них основания?

- Все против меня.

- А чему в этой ситуации веришь ты?

- Я не убивал его, - отчаянно повысил голос он и поднялся. – Ты не представляешь, как тяжело быть здесь, видеть, как вы живете, выдержать это давление массы, каждый день.

- Чтобы ты сделал, если бы мог подняться на поверхность?

- Я бы нашел истину. Я бы пытался её найти. Доказать всем, что это не я. Я знаю, как можно все изменить, - он ударил кулаком о стену.

Пауза.

- Зачем ты здесь?

- Хочу знать истину. Хочу помочь тебе.

- Женщины...

- Пошли со мной! – я наклонилась и протянула ему свою руку. - И я покажу тебе истину.

- Ты хочешь, чтобы я умер? – он смотрел в мои глаза, сквозь темноту. Я чувствовала, как он пытается понять, что происходит.

- Я опустила руку ниже уровня земли, и я жива. Что если ты возьмешь меня за руку и тоже останешься жив? Что тебя ждет здесь?

- Второй умер сегодня. Его застрелила мать одного ребенка, которого он растлил. Это был правильный выбор – он был ужасным соседом по камере. Может завтра убьют меня. На жизнь уже нет шансов.

Кем я была сейчас? Можно было ли считать себя ангелом? Может я думала о чем-то большем, чем истина. Может я не думала о нем, а думала о себе. Я бы ждала помощи.

- Просто возьми меня за руку, и я поверю, что ты не виновен. Если ты готов ради своей правды умереть, значит это стоит чего-либо.

- Побег – признак того, что я хочу избежать ответственности и то, что я слаб.

Он прав.

- Возьми меня за руку.

Он опустил голову вниз. Он рассматривал свою грязную майку, он смотрел на грязные кеды, это длилось около минуты.

- Обещай мне. Что заберешь меня с собой, даже если я стану мертвым и похоронишь как невиновного человека.

Обдумала. В нем килограмм 80. Тяжеловато.

Я готова.

- Да, я обещаю тебе, что заберу тебя с собой.

Он подошел к деревянному выступу и стал на него, одна рука стремилась ко мне. Скоро все станет понятно. Смогла ли я изменить систему в этот раз.

Я почувствовала его тяжелую шершавую руку, которая была больше моей. Она сильно держала меня и не отпускала.

- Вот видишь, ты жив, - сказала я, наклонив голову вправо, чтобы лучше видеть его лицо и его эмоции.

Я стояла на коленях, держа его за руку. Он, ничего не ответив, быстро вылез из этой камеры-ямы и поднял меня с колен.

- Ты обещала мне помочь.

Я шла по вечернему пустынному городу рядом с убийцей. Но я знала, что он невиновен. Я даже скоро узнаю всю историю, в которой он стал замешан. И я знала, что я могу помочь ему. Он не убежал. Он не старался убить меня. Он верил мне. Я верила ему.

Сейчас мы верили друг другу. 



Manrida

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться