Возьми меня замуж 2. Неистовая королева

Размер шрифта: - +

Глава 12. Король и королева

Гулкие шаги раздаются в коридорах замка. Мы идем на аудиенцию к королю. Мать честная, я все-таки пробилась, пролезла, проползла. Не верится. Иду по мраморным плитам анфилады комнат и до конца не верю. Они пустили меня. Вся эта свора ненавистников, что прячется в коридорах дворца, они вынуждены были открыть ворота. Куда им было деваться, когда за стенами бушует взбунтовавшееся народное море. Конечно, прежде чем впустить меня, вышли парламентеры. Мгновенно прямо на дороге поставили шатер, и мы начали договариваться. Видеть гранда с противоположной стороны было для наших королевских «друзей» неприятным сюрпризом.

Кендор по большей части хранил молчание, негласно взяв на себя роль гаранта безопасности на переговорах. Рупором же моих интересов как обычно выступал Ристан. Ох и не завидую я той женщине, что возьмет его в мужья, и рожа его здесь не при чем. Вот уж зануда, так зануда. Он докапывался до каждой запятой, сколько будет вооруженных людей, и где они будут стоять, сколько наших бойцов пройдет за ворота, сколько войдет во дворец и так далее. И по каждому вопросу они могли спорить часами.

Я, помню, не выдержала и попыталась влезть, но он меня так отбрил, что клочки полетели. Вы мол, Ваше Высочество, мир пришли спасать, вот и спасайте, а я отвечаю за вас перед вон теми людьми, - он показал в сторону угрюмо стоящей толпы, - которые порвут и меня и их, тут он кивнул в сторону наших оппонентов, если с вас хоть один волос упадет.

Пришлось смириться и ждать пока они закончат договариваться. Кендор тоже не вмешивался, его задачей было не дать любителям провокаций все испортить.

Когда, наконец, обо всем договорились, то в открывшиеся ворота вошла я, Веронея, Гани и небольшой отряд во главе с Ристаном, а вся армия отверженных осталась снаружи. Лишившись своих руководителей, она мгновенно превратилась в неуправляемую толпу, растянувшуюся длинной голодной змеей по всей королевской дороге от рынка до самых стен замка.  Вроде бы все то же самое, что и несколько дней назад десятки тысяч обездоленных беженцев под открытым небом, такие же голодные и злые как и тогда, но на самом деле это были уже совсем другие люди. Сегодня не было потухших глаз, безмерной усталости и отчаяния, лица этих людей  воспрянули ото сна и зажглись верой. Хрупкой надеждой, что все еще может измениться, что все можно исправить, надо только верить и бороться. И вот эту надежду они не собирались никому отдавать. Их можно будет убивать, жечь, топить, но эту веру в лучшее будущее из них уже не вытравить.

Иду молча, за мной Ристан, на пару шагов позади Веронея и Гани, во дворец мы вошли уже вчетвером. Весь отряд наших телохранителей остался на лужайке перед главным дворцовым входом. Они расположились на газоне так же вольно, как и у себя в деревне ничуть не смущаясь мраморных статуй и стриженых кустов. Пусть развлекаются, подумала я, усмехнувшись, если уж меня захотят убить, то вряд ли два десятка деревенских парней помогут.

Шагающие впереди гвардейцы, грохоча сапогами, останавливаются и отходят в стороны. Бесконечная анфилада закончилась, впереди последняя дверь. Медленно и беззвучно расходятся высокие, резные створки. Стража в сияющих кирасах и шлемах поднимает алебарды - путь свободен. Задираю подбородок, надеваю на лицо свою самую неприступную маску, выдыхаю и делаю шаг. Вперед королева!

Огромный зал, здесь все также монументально, как и во всем городе, но в отличие от пышной вычурности дворца Истариэла более тонко и изящно. И еще, здесь пахнет историей, каждый камень, каждая статуя в этом зале хранит печать времени и помнит еще времена великой смуты. Зал заполнен народом, по обе стороны от нас толпятся придворные, оставляя лишь выложенную цветной мозаикой дорожку в середине. Жадные, любопытные взгляды буквально пронизывают каждую клеточку моего тела.  

Мозаичный пол ведет прямо к трону. Зал огромный и человечек в короне на другом его конце кажется маленьким пупсиком, сидящим в игрушечном кресле. С каждым шагом он становится все ближе и ближе, я могу уже разглядеть его лицо. Вытянутый, породистый анфас с прямым носом и высоким открытым лбом. Можно было бы назвать его симпатичным, если бы не безвольный подбородок и капризные тонкие губы. Нет, не мой случай, решаю сразу и бесповоротно.

Стой! – Слышу разливающийся набатом голос Варга.

Ошарашенно останавливаюсь.

В чем дело?

Стоп, ни шагу вперед. Одно из главных правил этикета гласит, если хозяин дома встречает равного себе, то он должен подняться и сделать шаг навстречу, когда до входящего гостя остается не менее десяти шагов.  Десять шагов - красная линия для равных. Если король принимает вассала или просителя, то он остается сидеть на троне и не двигается навстречу, а гость должен выйти на линию просителя – три шага, и склониться согласно своего ранга. Поэтому не вздумай кланяться и вообще перестань головой вертеть. Смотри прямо Лидарону в глаза, пусть поднимет свой зад и встретит тебя, как подобает встречать равного, как подобает встречать свою невесту.

При этом слове у меня скривились губы, совсем забыла, зачем я сюда пришла.

Останавливаюсь. Белое, чистое платье, чопорно застегнуто под самое горло, длинный до пола подол скрывает босые ноги. Загорелые руки торчат из широких рукавов. Посреди царящего вокруг бархата и сверкающих бриллиантов смотрюсь эдакой деревенской пастушкой, бедной сиротинкой пришедшей издалека.

Если бы они еще видели мои натертые мозоли, то совсем бы офигели. Демон конечно прав дальше идти нельзя, буду похожа на обычную провинциальную просительницу, пришедшую за подачкой.



Алиса Борей

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться