Возьми меня замуж 2. Неистовая королева

Размер шрифта: - +

Глава 26. Совет

Мы вернулись в лагерь как раз вовремя. Вовремя для тех пяти парней, которым было поручено меня охранять. Они стояли на площади перед общим строем, а перед ними молча ходил Счастливчик. На этих ребят жалко было смотреть, и я их понимаю, взглянуть в стальные глаза Ристана, это как глянуть в бездну, столкнуться с чистым безумием. Они стояли белые как смерть, с трясущимися ногами, боясь поднять взгляд на своего страшного командира, а он, прохаживаясь перед строем, изредка поднимал голову, поглядывая на крыши домов. Как я узнала позднее, ла Вэй дал им время до заката, вернее до того момента, как солнце скроется за крышами домов, а потом, если нас не найдут или мы не вернемся, их ждала казнь. Когда мы приехали, солнечный диск уже наполовину опустился за ломаную линию крыш, и жить ребятам оставалось считаные минуты.

- Королева! – Замерший от напряжения строй выдохнул практически одновременно, стоило нам только появиться на площади.

Ристан медленно повернулся и посмотрел в нашу сторону. Он не сказал ни слова, но могу поклясться, он тоже выдохнул с облегчением и пошел нам на встречу.

Подойдя, он прошелся по мне рентгеном своих пронизывающих глаз и, убедившись, спросил уже так для проформы.

- Обе целы?

- Как видишь. – Веронея тоже вежливостью не страдала.

Ристан лишь глянул на нее и вновь обратился ко мне.

- Ваше Высочество, хотите ли вы рассказать мне о случившемся?

Молодец, - думаю, глядя на него сверху, - просто образец галантности, хотите ли вы мне рассказать, да попробуй я не расскажи, ты же мне житья не дашь своими вопросами. Но вслух выдаю то, что положено.

- Конечно, Ристан, зайди ко мне в шатер через час, я успею умыться и передохнуть.

Ла Вэй кивнул и отступил в сторону, пропуская наших лошадей.

Мы проехали мимо строя под разрывающее уши «Да здравствует королева», и больше всех, конечно, надрывалась пятерка моих бывших охранников.

Ристан пришел ровно через час, я еще дожевывала кусок черного хлеба с холодной говядиной. Он уселся на стул напротив меня и молча уставился на мой жующий рот.

- Хочешь испортить мне аппетит, - откусываю очередной кусок, - не получится. Голодна как волк, наверное, на нервной почве.

Счастливчик откинулся на спинку и поправил ножны своего длинного меча, всем своим видом показывая, что он ждет обстоятельного рассказа и ни в какие другие разговоры вступать не намерен.

Я все-таки не спеша доела свой ужин, выпила стакан воды и только после этого рассказала ему все в мельчайших подробностях.

- Ну, что скажешь? – Закончив свой монолог, поднимаю на него вопросительный взгляд.

- Плохо. – Уродливый шрам покраснел и напрягся.

- Что, плохо? – Я как-то ждала большего.

Ристан взглянул на меня из-под нахмуренных бровей.

- Плохо то, что никому из наших врагов в одиночку такое не организовать. Нападали, однозначно, послушники трибунала, но агрессивная толпа женщин -  это уже Лига или, как минимум, с ее попустительства. Опять же трибунал без королевского одобрения на такое не пошел бы, или кто-то со стороны двора дал им гарантии, что власть вмешиваться не станет. Однозначно, есть сговор всех трех сторон, главных ли фигур или кого из окружения пока не понятно, но уже одно это – чрезвычайно плохо. Если пауки в банке договорятся и объединят усилия, нам конец.

- Что ты предлагаешь? – У меня и без него настроение было на нуле, а теперь и вовсе закатилось ниже плинтуса.

- Надо выбить хотя бы одно звено из альянса. 

Задумываюсь, выбить звено, а как? Опять же сомнения.

- Не понимаю, зачем это Истариэлу, он же сам согласился на участие городского ополчения в битве.

В глазах Ристана блеснула ирония.

- Согласился, но не совсем добровольно, откажись он, и любой бы мог обвинить его в трусости и в предательстве интересов народа. Битва ему не нужна, она только ослабит его позицию. В случае победы все лавры достанутся короне, ее власть укрепится, а в случае поражения Ферран вообще может ворваться в город. Король всегда отсидится в замке, а вот Лиге придется туго. Такое положение, как сейчас, Истариэла абсолютно устраивает, а то, что десятки тысяч умрут от голода, его не тревожит. Бабы еще нарожают.

Логично, соглашаюсь про себя, для Истариэла важны только горожане, остальные беженцы его не волнуют. Сдохнут, и хорошо. Рисковать всем ради крестьянской голытьбы ему резона нет.

- Ну, хорошо, Истариэл, а король? Ему-то зачем моя смерть, он от битвы только выигрывает.

Счастливчик хмыкнул.

- А, кто говорит король, рядом с ним полно народу, способных дать гарантии трибуналу. Это может быть Гриана или Дуга. Любовница вас ненавидит по понятным причинам, а Лириан поднялся до таких высот благодаря войне. Он – низкорожденный, война закончится, и знать не потерпит его на таком высоком посту.

- Значит, Истариэл, - перечисляю всех поименно, - Исфагиль, и Гриана, или камергер.

- Да, - подтверждает Ристан, - они хоть и ненавидят друг друга, но в вас увидели большую опасность.



Алиса Борей

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться