Возможность

Размер шрифта: - +

Глава 13

Жду я, значит. Отвлеклась на пролетающий волар красного цвета, задумалась. И тут оно ответило. Моей радости предела нет, сейчас бы ещё разобраться, как оно работает всё это электронно-вычислительное чудо.

— Приветствие. Введи личные данные. — Проговорил механический голос.

— Какие личные данные?

— Имя, Фамилия, Имя в сети, шифр.

— Имя: Маяла, Фамилия (как же?) Ларин. Имя в сети: Мария.

— Данные приняты. Шифр? Выбери нужное: текстовый, сканирование сетчатки, голосовая идентификация.

— Голосовая идентификация, — надеюсь, потом можно будет изменить.

— Произнеси имя в сети.

— Мария.

— Данные приняты. Приветствую Мария.

— Поиск по сети. Как изменить цвет стен в комнате. — Может так сработает. Если нет, пойду спрашивать у «родителей».

В общем, моя идея сработала, и я получила желаемую информацию. Оказывается, в самом этом компурате есть функция управления дизайном помещения. Теперь у меня голубой потолок с белесыми пятнами, символизирующий небо Земли. Коричнево-зеленый пол. И разных оттенков зеленого стены с яркими контрастными пятнами. Создала этакий уголок земного леса. От этого на душе стало легче. Со всем справлюсь.

Интересная штука — жизнь. Иногда она, как морковка с огорода. Ешь её со сладкого конца, вкуснотища, но наступает момент, когда сладость заканчивается и появляется горечь жопки. Можно начать и с этой горечи, испытав мимолетную неприязнь, наслаждаться оставшейся сладенькой и сочной частью. Ну, так вот, когда всё плохо, нужно задуматься не расплачиваешься ли ты за всё хорошее, и если нет, то скоро обязательно наступит просветление черной полосы.

Пока обустраивала комнату, подошло время ужина. Я решила пока не переодеваться, одежда удобная, да и я вроде как дома. Дошла до столовой без происшествий, никого по дороге не встретила. Хм, интересно почему? Опоздала? Или слишком рано вышла? Из столовой доносились голоса, значит, я немного припозднилась.

— А она точно с другой планеты, а не какой-нибудь имус? А то этот твой Генезис всё, что угодно, мог наплести. — Проговорила Нирана.

— Точно с другой планеты. Гена показал её генетический код, он другой, да, часть его схожа с нашими. Но только часть. Понимаешь? Надо поскорее вернуть её обратно, иначе…. Сама знаешь, что будет. Поэтому даем необходимое время Генезису, и стараемся сохранить так, как есть. — А это был Макс.

Я дошла до столовой, но здесь был только мой новоявленный брат. Сидел, ел, как будто ничего не происходит. Хм, это мой слух что ли? А где тогда Нирана с Максом?

В этой комнате было дольно уютно. Белый потолок, две противоположные стены глянцевые салатового цвета. Одна прямо напротив входа фиолетовая, у этой стены стояли тумбы со шкафчиками, рядом с ними аппарат, похожий на синтезатор еды. В центре комнаты стоял темно серый прямоугольный стол с двенадцатью стульями. На одном из них как раз расположился Ронис. Он сидел угрюмый и погруженный в себя. Заметил меня только, когда я села напротив него. Я молчала, не знала, что говорить, а он, наверное, просто не хотел.

— И почему они даже тебя, больше любят? — с грустью спросил он. Скорее всего, это был риторический вопрос, но я решила ответить.

— С чего ты так решил? Почему вдруг тебя любят меньше? — Но он молчал. — Что у вас произошло? — задала вопрос, но я не надеялась получить на него ответ, ведь ко мне доверие вряд ли есть. Черты лица в большей мере он унаследовала мамины, но вот пронзительные зеленые глаза и темные, практически черные волосы – папины гены. У него была короткая стрижка в отличие  от отца, который носил длинные, забранные в хвост, волосы.

— У тебя какой-то странный голос… — протянул он, а я испугалась, и мне кажется, он заметил мою реакцию. Но тут в столовую зашли «мои» мама и тата. Ронис опустил голову и стал ковыряться в своей тарелке. Вообще, я до сих пор не понимала принцип действия переводчика, вживленного мне в голову. А особенно, как он помогает мне разговаривать на их языке, потому что думаю-то я на русском, и соответственно говорю русские слова. Но, видимо, в процессе произнесения звуков что-то меняется, и на выходе получается иноязычный текст.

Макс сел во главе стола, по правую и левую стороны от него были соответственно два пустых места. Затем сидели я и Ронис. Нирана что-то делала в районе синтезатора пищи. Её движения были четкими и отлаженными, видно было, что эти действия повторялись многократно. Спустя минуту, в проеме появилась девочка на вид лет пяти. Этакая куколка с темными волосами и карими глазами. Она не стала проходить к столу, а встала и уставилась на меня своими огромными глазищами.

— Асия проходи уже к столу. Что стоишь в проходе? — Позвал её Макс. А Ронис в это время уже пересел дальше от отца. Девочка же села рядом со мной, справа от Макса. Я не заметно наблюдала за ней, мне была интересна её реакция на незнакомого человека. Она украдкой бросала на меня взгляд, но в открытую разглядывать уже не пыталась. Вскоре в проеме появилась ещё одна девочка, но скорее девушка, ей на вид было лет тринадцать ­– пятнадцать. Её черные волосы, заплетенные в косу, доставали практически до талии, а может и ниже. Но сливались своей чернотой с комбинезоном, что плотно облегал фигуру девушки. Она уже была достаточно высокой, возможно, даже выше Нираны, что говорило о преобладании отцовских генов. Мамины темно-карие глаза смотрели с вызовом на окружающих, словно, говоря: «Ну, и как вам я на этот раз? Что скажете?». Похоже боевая девчонка. Некоторые могут сказать «трудный подросток», но …. Обычно такое происходит, если родители перегибают, пытаясь загнать в те рамки, которые нравятся им, а не детям. Один человек назвал этот феномен «эффект велосипедного колеса». «Искривление происходит там, где спицы перетянуты, чтобы это исправить – нужно ослабить натяжение».  Нирана даже не обернулась на шум шагов, всё так же продолжая собирать ужин на всю семью. Сколько же эта семейка прячет скелетов в шкафу? А ведь Нирана вроде бы учительница, или в этом мире это значит немного иное?



Ятсана Тигренская

Отредактировано: 20.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться