Возмутительница спокойствия

Размер шрифта: - +

Глава 4

Расположившись на самом верху, достала тетрадь и стала ждать появления   преподавателя.  В аудитории  отсутстствовала половина группы, но  время еще  оставалось  много.  Часть  отсутствующих мне встретились у деканата и  скорее всего сейчас  начнут  подтягиваться. 

Группа наша не была дружной, но и разногласий не было. Филологи предпочитали выяснять отношение словами, а не кулаками.  Подруги, как я уже говорила, так и не  появились,  со всеми придерживалась приятельских отношений. Я ни к кому не лезла  и,  естественно, однокурсники  также предпочитали не трогать меня. Вообще мне казалось, что иногда они меня опасаются, хотя никому ничего плохого не делала.

Исключение, как уже говорила,  составлял Колька Насонов. Ему ужасно нравилось меня подкалывать и  выводить из себя.   Однажды, примерно в конце первого курса, не выдержала и,  задержав в аудитории,  пригрозила  «дать в глаз», если он от меня не отстанет, заодно попыталась  выяснить причину его ко мне отношения. Николай лишь рассмеялся  и  сказал, что я просто его раздражаю своей холодностью, поэтому ему хочется меня разморозить,  и еще якобы ему очень нравятся «темпераментные обнимашки».

 В глаз он тогда от меня все же получил. Проходил недели две с  огромным фингалом и черными очками, но, к сожалению,  это  не только  не  помогло, но и распалило. Колька еще больше стал меня доставать. Пожаловавшись на  однокашника старшему другу,  получила  в ответ Ванькин смех  с  советом  поменьше обращать внимание на влюбленного дурака. В любовь парня верилось мало. Избегать полностью не получалось, но очень надеялась, что со временем Насонову самому надоест и он отстанет. Стараюсь  игнорировать   рыжего  сокурсника. Жаль, что плохо получается.

Вспомнишь черта, так  обязательно нарисуется. 

-  О, ты уже здесь, репейник, -   на стол рядом со мной упала тетрадка, -   Так что на счет практики?

- Отстань, Насонов. Решил юность вспомнить? Еще раз в глаз хочешь? -    прошептала сквозь  зубы, но в класс вошел  куратор.

-   Я еще молодой, -  прошептал мне рыжий, - И красивый, и умный, и настойчивый.

-   Скромный, - добавила я.

- Цветкова, Насонов, если вам не интересно, то можете уйти из класса, -    громкий голос Федора Геннадьевич привлек  наше внимание.

- Извините, Федор Геннадьевич, -   откликнулась, смутившись.

- Извините, Федор Геннадьевич, -  улыбнулся рыжий, - Нам очень интересно.

   Оставшееся время  Колька не доставал  и это мне было на руку.  Я записала в блокнот все, что могло оказаться необходимым для написания дипломной работы и, как только раздался  удовлетворенный  кивок преподавателя о том, что  можно быть свободными,  сорвалась с места,  быстрым шагом   направляясь из аудитории.

- Маргаритка, подожди, - Насонов догнал меня на крыльце, схватил за руку и развернул к себе лицом,  - Так как насчет практики? Мой отец сказал, что еще  одного возьмет. Я хочу, чтобы это была ты.

-  Отстань, Насонов, у меня  уже есть место и меня ждут, - сказала, вырывая руку.

-  Где, если не секрет?

-  Не скажу, -  твердым шагом направилась к  университетской парковке, на ходу  активируя ключ. Ауди запищала, встречая свою хозяйку.    

-  Цветкова, да подожди ты.  Рит,  ну прости, что обидел. Я правда хочу,  чтобы ты была со мной, -   Колька не отставал.

- Неужели? – усмехнулась двусмысленности  его высказывания.

- На практике, Рит. А ты что подумала? -  улыбнулся  он,   почувствовав, что стала  остывать.

- Коль, у меня есть место. И  меня ждут. Как раз туда еду.

- Ты меня обманываешь, -  не согласился  рыжий.

-  Думай, что хочешь.

 Захлопнула перед его носом  дверцу и завела мотор.

      Офис находился практически на окраине Москвы. Для меня это было не очень удобно, получалось, если придется здесь работать, то добираться больше часа без учета пробок. Нет, конечно, человек ко всему привыкает. Первое время, когда только приехала  в столицу,  было странно видеть вечно куда-то спешащих людей.  Москвичи встают затемно, приходят поздно, живут обособленно, игнорируя соседей. Для меня, прожившей большую часть своей жизни в детском доме, где  все – одна семья,  жизнь в Москве представилась, как бесцельное существование. Так существовали семьи моих сокурсников.  Позже, пообвыкшись, сама  омосквичилась и поняла, что цель в таком существовании у  москвичей есть. В столице нельзя хлопать  ушами,  нужно выживать иначе ничего не добиться.    Иван понял это сразу, поэтому теперь твердо стоял на ногах  в  столичном обществе, не смотря на тот факт, что его работа большей частью сокрыта от людей.  Я же пока  не смогла найти  свою нишу в  Москве и рассчитывала, после учебы также добьюсь каких нибудь успехов и перестану   сидеть на шее у друга.  Работа стажером  в  учреждении «МЕДИА.NET», в которое я направлялась должно стать этой первой ступенькой к вершине достижений.



Ирина Михалевич

Отредактировано: 13.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться