Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества

Размер шрифта: - +

Глава 5. Господин с двойным дном

 

Глава 5. Господин с двойным дном

 

С этим обручальным кольцом оказалось совсем не так всё просто. Глори рассказывала, а Полина диву давалась. Средневековая дискриминация какая-то. Жених может разорвать помолвку в любой момент, а вот невеста – нет. Во время ритуала помолвки применяется специальная магия, которая делает невозможным снять обручальное кольцо с пальца невесты без воли на то жениха. И обручённая обречена стать его женой без права передумать.

Есть, правда, одна лазейка – запрещённый магический приём, который разрушает кольцо. Но слава об этом приёме ходит дурная. Редкий маг возьмётся за такое и не известно, что потребует в качестве платы. Девушку, которая решится на подобное, ничего хорошего не ждёт – помолвка будет расторгнута с позором, а другого жениха она вряд ли дождётся. Ни один приличный господин не захочет связывать свою жизнь с той, кто прибегала к запретной магии.

И вот спрашивается, почему Элайза решила распрощаться с кольцом? И сестре при этом ничего не объяснила. Если помолвка будет разорвана, обе девушки останутся без средств к существованию. Не могла она так поступить. Или могла? В общем-то, пока Полина ничего толком о характере Элайзы не знала.

В голове мелькнула ещё одно предположение. А вдруг Элайза вообще ни при чём? Кольцо могло разрушиться из-за того, что в её тело переместилась Полина. Магические законы были пока для Поли – тёмный лес, но логика подсказывала, что перемещение душ должно вызывать о-го-го какой всплеск магической энергии. Тут не только кольцо, а любые железки в округе могли расплавиться.

Ладно. Полина обязательно выяснит, что к чему. А пока нужно попытаться раздобыть дубликат кольца. Меньше всего Поле хотелось оказаться сейчас в центре скандала. Вот только терзали сомнения насчёт ювелира. Захочет ли он впутываться в такую скользкую ситуацию. Всё-таки речь не о простом украшении, а об обручальном кольце, которое разрушено, возможно, не без применения запретной магии.   

– А почему ты думаешь, что господин Изиаль мне поможет?

Глори беспокойно заёрзала на сиденье.

– Я надеюсь на это. У тебя с ним были особые отношения, – прошептала она, подавшись вперёд. – Ты мне не рассказывала, но я догадывалась – ты работала на него какое-то время. До помолвки с господином Тайлером.

– Работала?

– Да, – Глори нервно сглотнула. – Ты тайно посещала его по ночам.

Тайная работа по ночам? У Полины закрались нехорошие подозрения.

– Это сейчас мы ни в чём не нуждаемся, благодаря господину Тайлеру. Но когда нашим опекуном был дядюшка, мы были сильно стеснены в деньгах. Очень сильно, – плечики Одуванчика понуро опустились.

Полине собственноручно захотелось придушить этого дядюшку. Каким бессердечным скотиной надо быть, чтобы позволить двум сиротам так бедствовать.

– Я ужасно переживала за тебя. Работать на господина Изиаля очень опасно. Это днём он обычный ювелир, а по ночам… – Глори тяжело вздохнула и еле слышно прошептала: – говорят, по ночам он принимает посетителей. Помогает решать разные проблемы… с помощью запретной магии.

Час от часу не легче. Сначала Поля заподозрила, что бедной девушке приходилось продавать себя этому ювелиру, чтобы иметь средства к существованию. А теперь выясняется, что Элайза была втянута в сомнительный бизнес подпольного мага. Но второе всё же лучше первого. Хотелось верить, что этот господин с двойным дном поручал помощнице какие-нибудь невинные подсобные работы.

– Глори, а как ты узнала, что я работала на Изиаля, если я тебе об этом не рассказывала?

Одуванчик почему-то совсем сникла. Помолчала немного, а потом начала убитым голосом.

– Однажды я проследила за тобой. Мне покоя не давало, куда ты отлучаешься по ночам. Я заметила, как ты заходила в особняк господина Изиаля. С чёрного входа. На утро я не выдержала и спросила, зачем ты туда ходишь. Ты очень рассердилась, когда поняла, что я за тобой следила. Мы поругались. С того момента ты стала особенно скрытной.

Глори замолчала. Смотрела виноватыми полными слёз глазами.

– Прости меня, Лайзи. Я плохая сестра. Я потом так раскаивалась, что расстроила тебя, – худенькая ручка потянулась к Полине, но не решилась дотронуться. Так и повисла безвольно и обречённо. – Я сделала это только потому, что очень волновалась за тебя. Прошу, не сердись.

Поля не могла выдержать этого горького сожаления на бледном личике. Она дотянулась до соседнего кресла, чтобы притянуть Одуванчика к себе, прижать осторожно и нежно. Господи, какая хрупкая. Она ещё тоньше, чем кажется.

– Конечно, не сержусь, Глори. Ты замечательная сестра. Самая заботливая и преданная.

Наверно, Поля не имела права говорить от имени Элайзы. Неизвестно, что та на самом деле думает о сестре. Но сейчас ей было плевать. Им обеим: и Глори, и Полине так необходимы были эти слова.

Глори воробушком притихла в Полиных руках. В глазищах-блюдцах высыхали непролитые слёзы.

 

 



Ольга Обская

Отредактировано: 23.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться