Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества

Размер шрифта: - +

Глава 6. Женские проблемы

 

Глава 6. Женские проблемы

 

До полуночи оставалось ещё около часа, и Глори отлучилась на кухню, чтобы принести молока и печенья.

– Наша служанка Флиса по вечерам уходит домой, – накрывая на столик, рассказала Одуванчик. – С нами остаётся только наша гувернантка, госпожа Рикель. Она уже в почтенном возрасте. В последнее время сильно сдала. По большей части дремлет в своей комнате.

Не удивительно, что присматривать за девочками приставили пожилую даму. Разве молодая амбициозная гувернантка согласилась бы работать за сущие гроши? За то, что девочки были, по сути, предоставлены сами себе, тоже нужно «поблагодарить» скупердяя-дядюшку.

– Не нужно говорить ей, что у тебя случился провал в памяти. Ни ей, ни Флисе – никому, – осторожно попросила Глори. – Мы всегда так делали. Ты быстро всё вспомнишь, никто и не заметит. И, главное, господин Тайлер ничего не узнает. Вдруг он передумал бы на тебе жениться и разорвал помолвку, если бы ему стало известно о твоей болезни.

– Конечно, мы никому не скажем, – успокоила Полина.

Она попытается, как можно быстрее вжиться в роль Элайзы. Ей самой не выгодно привлекать к себе лишнее внимание.

Глори принялась рассказывать, как они жили с сестрой, разные бытовые мелочи, и Полина жадно впитывала информацию, обращала внимание на самые незначительные детали, чтобы выстроить для себя картину мира. Но больше всего на данный момент её, конечно, интересовала магическая составляющая. Ведь если как-то и можно вернуться домой, то только благодаря магии.

– Глори, если я работала на мага, значит ли это, что у меня есть магические способности?

Полина очень надеялась, что если Элайза обладала каким-то даром, то возможно он передался и ей. Но Глори разочаровала. В их роду магические способности не редкость, однако просыпаются они не раньше восемнадцатилетнего возраста. И чтобы от них был хоть какой-то прок, их нужно развивать. А Элайзе только-только исполнилось восемнадцать. Так что её работа у Изиаля, совершенно никак не могла быть связана с магией.

– А чем он вообще занимается? Что за посетители к нему приходят? С какими проблемами?

– К нему в основном ходят дамы. Если верить слухам, он может решить почти любую женскую проблему.

Специалист по женским проблемам? В голове промелькнула недобрая мысль о подпольных абортах.

– Какие, к примеру?

– Я точно не знаю, но говорят, у него можно купить разные зелья: отворотные, приворотные. Зелья, помогающие определить неверность мужа или кто твоя соперница. А ещё, говорят, он может поспособствовать тому, чтобы… – Глори неожиданно запнулась и густо залилась румянцем, – чтобы… не произошло зачатие, – едва смогла выдавить из себя смущённая Одуванчик. – Или наоборот, помочь женщине, которая никак не может зачать.

Последние слова резанули по живому. Миры разные, проблемы те же. Сколько Полина уже борется за простое женское счастье иметь ребёнка. Какие только методы не перепробованы, какие курсы лечения не пройдены. Сколько нереализованных надежд, горьких разочарований… В памяти подло всплыл тот день, который Полина всеми фибрами души мечтала забыть.

…Она пришла домой после очередной консультации очередного светила медицины. Опустошённая. Выжатая. Раздавленная. Ей опять не сказали ничего обнадёживающего.

Вообще-то, сразу после консультации она должна была ехать не домой, а на вечеринку по случаю дня рождения подруги. Вика сняла прогулочный катер на всю ночь. Намечалась обширная программа с заездом на пляжный остров – ночное барбекю под открытым небом и ещё много всего. Но какая вечеринка? Какое веселье? Ни настроения, ни сил не было. Мысль одна – принять душ и упасть в постель. Полина знала, слёз не будет. Выплаканы уже все. Но хотя бы забыться на время. Завтра новый день, появится и новая надежда. Поля справится. Она не одна. С ней же рядом Никита. И пусть рядом он далеко не всегда – ответственная работа и всё такое, но душой-то он с ней.

Она машинально скинула босоножки и вдруг заметила его туфли. Стоят аккуратно на обувной полке. Никита у неё педант. Это Полина может оставить свою обувь у порога, а у мужа, какой бы ни был уставший или раздражённый, любая вещь всегда оказывалась на строго отведённом ей месте.

Как хорошо, что сегодня он смог вырваться с работы пораньше. Такое бывает нечасто. Будто почувствовал, что Поле понадобится поддержка. Даже настроение чуть поднялось. Они проведут тихий семейный вечер. Закажут пиццу, посмотрят какой-нибудь фильм. Как давно у них не было такой возможности.

Полина оставила сумочку на полке. Как же она была рассеяна, что не заметила рядом чужую женскую сумку. Не заметила чужих босоножек в прихожей. А когда подошла к ванной комнате, не заметила, что там горит свет.

Поля открыла дверь… а дальше всё как в страшном сне. Никита и какая-то девица. И странно – боль пришла позже, сначала – тупое удивление. Этого же не может быть. Просто не может быть. Полина смотрела, как девица оборачивается её полотенцем и входит из ванной, и не верила, что всё это происходит на самом деле…

А потом был разговор с Никитой. Он говорил такие страшные вещи, что Поля опять не верила, что всё это происходит в реальности.

– Я не хотел вот так, – сухие отстранённые слова резали слух. – Не хотел ранить тебя. Думал, сначала подготовить. Но может даже и лучше, что ты всё увидела сама. Я долго ждал. Два года. Два года – уже достаточный срок, чтобы понять, что твоя… э… болезнь неизлечима. Давай смотреть правде в глаза. У нас не будет ребёнка. А мне он нужен. Мне прямым текстом дали понять, что если собираюсь претендовать на место заместителя главы Лондонского офиса, у меня должна быть образцовая семья. Да, Полина, там смотрят и на это. Если мужчине под сорок, у него должны быть семья и дети. А по всем остальным параметрам я подхожу идеально. Я долго шёл к этой должности, ты знаешь. Я не могу её потерять...



Ольга Обская

Отредактировано: 23.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться