Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества

Размер шрифта: - +

Глава 23. Брачный договор

 

Глава 23. Брачный договор

 

Полина проснулась в обнимку со шкатулкой. Рассвет чуть брезжил, поэтому она не стала сразу соскакивать с постели. Лежала и обдумывала своё ночное приключение. Казалось бы, она провела в гостиной Изиаля всего несколько минут, но на самом деле узнала очень многое. Во-первых, про саму шкатулку. Похоже, этот артефакт действительно срабатывает каждую ночь. Только не в одно и то же время, как сначала подумала Поля, а всегда в момент засыпания. Переход из яви в сон – сам по себе процесс таинственный. Возможно, при этом выделяется немного магической энергии, которая и запускает механизм шкатулки. А вот куда тебя выбросит и можно ли на это как-то повлиять, Полина пока не поняла. Но она решила, что следующей ночью продолжит свои эксперименты.

Да, именно экспериментальным путём и будет изучать артефакт. Просить помощи у Изиаля совершенно расхотелось. Подслушанная беседа подсказывала Полине, что подпольного мага лучше остерегаться. Человек он мутный – не понятно, что у него на уме. Однако это не означало, что Полине нужно сторониться всех магов. Наоборот, неплохо было бы познакомиться с кем-то, кто хорошо разбирается в магии, и попытаться исподволь выведать у него то, что её интересует.

Полина поднялась с кровати и долго бродила по комнате размышляя, куда бы пристроить шкатулку. Теперь она понимала, насколько ценный артефакт оказался у неё в руках, и боялась, что на него может кто-то покуситься. Не исключено ведь, что есть люди, кому известно о примечательных свойствах шкатулки. Правда, не понятно, будет ли хитрая вещица работать в чужих руках или настроена только на Полину-Элайзу. Глори ведь рассказывала, что шкатулка принадлежала их маме, поэтому возможно является родовым артефактом.

Где устроить тайник, Полина так и не придумала, поэтому положила шкатулку назад в саквояж, а сам саквояж пристроила в шкаф. Вот и вся конспирация.

Сразу после завтрака, как и было обещано, к Полине явился юрист Тайлера. Сухой, деловой, немногословный, чем напоминал самого Тайлера. Он представился господином Курье и попросил подписать брачный договор. У него всё было с собой – и чернильница, и перо. Он разложил бумаги и писчие принадлежности на высоком столике и указал пальцем, где Полина должна поставить свой росчерк.

Что, вот так сразу? Даже не прочитав? Если бы Полина была тем, кем выглядит – восемнадцатилетней неопытной девочкой, недополучившей образование, то, может, и подписала бы бумаги без лишних вопросов. Но Поля – не Элайза.

– Господин Курье, позвольте ознакомиться с текстом договора.

Юрист поглядел с недоумением и раздражением, но она, проигнорировав его взгляд, удобно устроилась за столом и принялась читать.

– Я спешу, – сухо заметил он.

Курье мог сколько угодно выражать недовольство, но Полина и не подумает ставить подпись под договором, пока не прочтёт внимательно каждый пункт и все приписки, пусть даже они сделаны самым мелким и неразборчивым почерком.

Она начала проглядывать документ и чем дальше продвигалась, тем больше удивлялась. Почти все требования, которые выдвигались будущей супруге, касались одного единственного вопроса – беременности. Элайза должна была обещать, что будет неукоснительно выполнять все рекомендации семейного лекаря, направленные на то, чтобы как можно скорее понести – правдиво сообщать о природных женских циклах и принимать зелья, способствующие зачатию.

Знакомая тоска схватила за горло, обожгла щемящей болью грудь. Несбыточная мечта о малыше, о маленьком родном человечке, напомнила о себе, странным образом проступив сквозь сухие строчки договора. И, кажется, именно в этот момент Полина впервые осознала, что ведь если она не сможет вернуться домой, навсегда останется в этом теле, то кроме уймы проблем, получит и неожиданный подарок судьбы – возможность стать матерью.

Эта мысль так взволновала её, что несколько минут Поля не могла продолжить чтение – просто водила глазами по строчкам, не понимая их смысла. Нет, конечно, она не хотела бы своему малышу такого отца, как Тайлер. Но, с другой стороны, он ничуть не лучше и не хуже анонимных доноров, чей материал использовали для искусственного зачатия в институте материнства, где в последнее время проходила лечение Полина.

Шальные мысли долго не отпускали её, но она заставила себя собраться и читать дальше. Этот мир для Полины чужой, на Земле остались близкие и друзья, по кому тоскует душа. Поля пока не готова всерьёз думать о том, чтобы добровольно остаться здесь. Позже она ещё вернётся к этой пугающей мысли – обдумает её наедине с собой.

Следующие пункты договора касались того, как должна себя будет вести будущая жена после того, как понесёт. Ей предписывалось вместе с сестрой уехать в родовой замок своего покойного отца и сидеть там тихо, никуда не высовываясь. Конечно, в документе это было облачено в более красивые слова, но смысл оставался тот же – молодая супруга не должна мешаться мужу в столице.

Выходит, единственное, что Тайлеру нужно от Элайзы, это наследник? Опять Полю резанула какая-то грустная аналогия с её земной жизнью. Никите тоже нужен был ребёнок. Ему – для создания видимости образцовой семьи, чтобы ничто не мешало двигаться по карьерной лестнице. А Тайлеру? Для чего ему отпрыск? И почему именно от Элайзы?

Последним пунктом, наконец-то, шли обязанности будущего супруга. В договоре была указана сумма с несколькими нулями, которую тот собирался ежемесячно выделять на содержание Элайзы и Глори. Поля догадывалась, что это приличные деньги, но её не устраивало, что нет никаких подробностей.

– Мне бы хотелось внести несколько уточнений в последний пункт, – с деловым спокойствием произнесла она.



Ольга Обская

Отредактировано: 23.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться