Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества

Размер шрифта: - +

Глава 29. Попалась

 

Глава 29. Попалась

 

– Ваше Величество, Лаванда и Миранда Тайтонские, – распорядитель бала представил Рональду ещё двух девушек, рождённых в ночь парада планет.

Сёстры-близнецы, пышногрудые розовощёкие шатенки были похожи друг на друга как две капли воды, ещё и одеты совершенно одинаково. Ну и как их отличать?

Они синхронно склонились в реверансе и хором произнесли слова приветствия, а затем отступили, интенсивно обмахиваясь веерами. О, Рональд нашёл отличие – у одной веер голубой, у другой розовый. Но никто не даёт гарантии, что в следующий раз они ими не обменяются.

Последней Рональду представили Алитайю, яркую брюнетку, представительницу древнего рода горного королевства. Ей шло атласное бордовое платье и тяжёлое колье с крупными бордовыми камнями. О непокорном своевольном нраве горных девушек ходили легенды. Их считали страстными и излишне темпераментными. Алитайя будто в подтверждение слухов вела себя гордо и раскованно. Она нашла смелость смотреть в глаза Рональду с вызовом. Ему не нравился гонор на пустом месте. Но Алитайя хотя бы смогла вызвать его интерес.

Итак, Рональд познакомился со всеми пятью девушками, рождёнными в ночь парада планет. Кто-то из них является той, о ком говорится в предсказании. Кто? Родовое клеймо не подало знак. Почему? Может, чтобы оно ожило, нужен более тесный контакт – прикосновения, взгляды глаза в глаза? Рональду стоит пригласить каждую из них на танец.

Он начал с юного голубоглазого ангелочка – белокурой Антуанны. Вёл её в танце, кружил. Она волновалась, трепетала в его руках, но он ничего не чувствовал, даже умиления. Голова Рональда почему-то была занята совсем другой девушкой – Элайзой. Он невольно боковым зрением постоянно наблюдал за ней и видел, как она уединилась на балконе. Зачем? Отдохнуть от шума и суеты бала? Или она хочет там с кем-то приватно побеседовать?

Хоть за Элайзой со вчерашнего дня и была установлена слежка – это не принесло результатов. Рональд пока не понял про неё ровным счётом ничего. В докладах начальника охраны не было за что зацепиться. Элайза почти не выходит из своих покоев, ни с кем не встречается. Казалось бы, ничего подозрительного, но ведь вокруг неё происходит что-то таинственное – один случай со Сферой Гольца чего стоит.

На следующий танец Рональд пригласил медноволосую Доминику. Её родитель, казалось, обрадовался больше неё. Сиял и благодарил, тогда как его дочь дышать боялась. Как ни старался Рональд сосредоточить внимание на партнёрше, его взгляд непреодолимо уплывал в сторону балконной двери. А в голове продолжали крутиться мысли о том, как же Элайзе удалось разрушить артефакт.

Музыка смолкла. На очереди были сёстры-близнецы. Лаванда и Миранда неожиданно оказались весёлыми болтушками. Рональду понравилась их непосредственность. Но после танца с Лавандой (или это была Миранда?), танец со второй сестрой произвёл впечатление дежавю. Фразы были такими похожими, что Рональд наперёд знал, какой ответ получит на свой вопрос.

Алитайя, которую Рональд оставил напоследок, двигалась в танце очень пластично. Но её тело не было податливым. Она как будто постоянно бросала вызов партнёру. Требовался натиск, атака, чтобы заставить её подчиняться ритму танца. Она цепко держала внимание на себе, но даже в паре с ней Рональд умудрился вернуться мыслями к Элайзе, а взглядом – к выходцу на балкон. Она так пока и не показалась из своего укрытия. О чём думает её жених? На дворе свежо, а на ней тонкое платье – озябнет.

– Ваше Величество, хочу просить вашей аудиенции, – вернула внимание к себе Алитайя. – Есть кое-что важное, что хотела бы вам рассказать с глазу на глаз, – голос звучал интригующе.

Почему бы и нет? Рональд готов её выслушать.

– Я распоряжусь, чтобы секретарь выбрал подходящее время и сообщил вам.

– Благодарю, – и снова многозначительное придыхание.

Музыка затихала, поэтому Рональд плавно закончил танец и отпустил свою партнёршу.

Он направился к группе оживлённо беседующих о политике вельмож, по дороге подводя первые итоги. Итак, все пять девушек побывали в его руках. Но сигнала от родового клейма он не почувствовал даже во время танцев. Что он делает не так? Может, танец – это слишком мало. Может, нужен более продолжительный контакт – неспешная беседа тет-а-тет? Алитайя сама напросилась на приватный разговор, но нужно и другим девушкам назначить аудиенцию.

Размышления об аудиенции опять напомнили Рональду об Элайзе. Он ведь планировал поговорить с ней с глазу на глаз, но их разговор был сорван сначала её притворным обмороком, а потом разрушенной Сферой Гольца. В который раз Рональд задал себе вопрос: почему такой сильный первородный артефакт рассыпался в пыль от её прикосновения. Она ведь просто дотронулась до него ладонью. Картинка ярко ожила в памяти. И вдруг догадка мелькнула в голове. Это же так просто! Почему он раньше не додумался?

Рональд резко изменил курс. Вместо того, чтобы присоединиться к вельможам, разглагольствующим о государственных делах, он повернул к балкону.

 

 

Полине было жаль, что Ворон так спешно ретировался. Ей бы хотелось продолжить знакомство. Она чувствовала, что он нисколько не приврал насчёт того, что является сильным магом. Ей нужен такой друг. Ладно, на счёт дружбы это она, конечно, бежит впереди паровоза – до дружбы тут ещё очень далеко, но она уловила исходящую от Ворона симпатию. Если Изиаль помогал ей из каких-то своих корыстных интересов – ему что-то от Полины нужно, то о Вороне сложилось другое мнение. Почему-то казалось, что он может помочь просто так, по доброте душевной. Но теперь он скрылся в неизвестном направлении и даже не успел сказать, где и как его можно найти. Полю охватили недобрые чувства к тому, кто его спугнул.



Ольга Обская

Отредактировано: 23.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться