Возрождение из боли

Размер шрифта: - +

Возрождение из боли

      — Дол­го спишь, — при­пух­лые, блед­но-крас­ные гу­бы Си­нис­тры не­доволь­но ис­кри­вились.

      На­таша, сон­ная, блед­ная, круп­но дро­жащая от вне­зап­но­го про­буж­де­ния, зад­ра­ла го­лову на звук чу­жого жен­ско­го го­лоса и зас­ты­ла из­ва­яни­ем, слу­чай­но заг­ля­нув в хо­лод­ные и без­душные тём­но-зе­лёные гла­за.

      — Мне не сто­ило его слу­шать, — до­сад­ли­во при­печа­тала А­ал­ро­ог, — ты ник­чёмная.

      Страх, лип­кий, под­чи­ня­ющий, ле­дяной иг­лой прон­зил Рос­то­ву, вы­нуж­дая её мед­ленно и ос­то­рож­но по­пол­зти на­зад.

      Си­нис­тра ус­мехну­лась, но блёк­ло и без ра­дос­ти.

      — Дрянь, — ядо­вито про­шипе­ла ша­апит.

      — Что же это? — при­пух­лые гу­бы На­таши ра­зом­кну­лись. — По­чему же вы злы на ме­ня? Ко­ли оби­дела я вас, то сер­дечно про­шу прос­тить ме­ня. 

      — Сер­дечно? — мор­щась от от­вра­щения, пе­рес­про­сила Си­нис­тра.

      — Да, — кив­ну­ла Рос­то­ва.

      — Че­ловек, — кра­сивые гу­бы А­ал­ро­ог опять ис­кри­вились, — ты не в сос­то­янии оби­деть ме­ня.

      — Тем луч­ше, — сра­зу отоз­ва­лась Рос­то­ва, сле­по и по­кор­но по­вину­ясь стран­но­му ду­шев­но­му по­рыву, ко­торый зас­тавлял её без те­ни стра­ха на бес­кров­ном ли­це го­ворить с этой пу­га­ющей жен­щи­ной, — но… чем же вы так не­доволь­ны?

      — То­бой, — хмык­ну­ла ша­апит.

      — По­чему же? — изум­ле­ние ис­ка­зило ли­цо На­таши.

      — Я уже го­вори­ла, — го­лос Си­нис­тры сно­ва стал ле­дяным. — Ты ник­чёмная.

      — Вов­се нет, — мот­ну­ла го­ловой Рос­то­ва. — Я мно­го умею. 

      — Да­же уби­вать? — с вы­зовом спро­сила А­ал­ро­ог, ядо­вито смот­ря на На­ташу.

      Рос­то­ва сту­шева­лась, опус­ти­ла го­лову и за­тих­ла. Что-то внут­ри у неё трес­ну­ло, как трес­ка­ет­ся пер­вый лёд под ве­сом взрос­ло­го че­лове­ка, и осы­палось вниз. Уби­вать На­таша не уме­ла и не хо­тела уметь. При­чинять дру­гим боль она не мог­ла, не пред­став­ля­ла се­бе, как это воз­можно сде­лать доб­ро­воль­но, соз­на­тель­но, от­да­вая се­бе от­чёт в каж­дом дей­ствии.

      — Вот ви­дишь, — лас­ко­во про­гово­рила Си­нис­тра, — по­это­му ты и ник­чёмная. Мне нуж­на на­пар­ни­ца, а не мяг­ко­телая раз­мазня, — она вдруг хо­хот­ну­ла и до­бави­ла: — ты уди­вила ме­ня, так что я от­прав­лю те­бя на­зад. Не ста­ну уби­вать, но пом­нить обо мне ты бу­дешь всег­да.

      На­таша об­ра­дова­но под­ня­ла го­лову, от всей ду­ши за­хоте­ла поб­ла­года­рить эту жен­щи­ну, но вдруг пог­рус­тне­ла и осек­лась. Она дёр­ну­лась, как дёр­га­ет­ся че­ловек, под­вержен­ный су­доро­ге, на­туж­но под­ня­лась, ед­ва не упав, и вып­ря­милась. Жизнь там, в за­ново отс­тро­ен­ном име­нии в Лы­сых Го­рах с княж­ной Марь­ей, пред­ста­вилась ей од­но­об­разной, скуч­ной, бес­смыс­ленной, ка­кой толь­ко воз­можно быть жиз­ни без це­лей, же­ланий и мечт.

      — Не хо­чешь ухо­дить? — вдруг серь­ёз­но спро­сила Си­нис­тра с по­нима­ни­ем и лу­каво при­щури­ла гла­за, жёл­тые вкрап­ле­ния ко­торых яр­ко и пу­га­юще вспых­ну­ли.
 

***



      Пь­ер Бе­зухов, княж­на Марья Бол­кон­ская, за­мет­но по­редев­шее се­мей­ство Рос­то­вых и кое-ка­кие зна­комые, зна­ющие чуть боль­ше по­ложен­но­го, тя­жело пе­режи­вали ут­ра­ту На­таши. 

      Пер­вое вре­мя все ду­мали, что Рос­то­ва убе­жала и скры­лась, тер­за­емая болью по­тери кня­зя Ан­дрея, но по­том ста­ло оче­вид­ным, что она ни­куда не убе­гала. На­таша ис­чезла, как ис­че­за­ет по ут­ру мо­лоч­ный ту­ман: бес­след­но, бес­шумно и не­ожи­дан­но. Мно­гие, вклю­чая княж­ну Марью, гра­финю Рос­то­ву, став­шую не­дав­но вдо­вой, и Пь­ера Бе­зухо­ва, до сих пор ве­рили в воз­можность воз­вра­щения На­таши до­мой, но их ве­ра с каж­дым днём сла­бела, как обыч­но сла­бе­ет не­из­ле­чимо боль­ной че­ловек.

      — Доб­рый день, — Пь­ер не­ук­лю­же снял шля­пу, — воз­можно ли поп­ро­сить вас об од­ном одол­же­нии?

      Княж­на Марья удив­лённо пос­мотре­ла на гра­фа, но про­мол­ча­ла.

      — Я хо­тел бы от­пра­вить­ся в пу­тешес­твие, — ста­ратель­но пря­ча гла­за, про­гово­рил Бе­зухов, — но не­кому смот­реть за мо­им име­ни­ем. Мо­гу я вас и кня­зя Ни­колая поп­ро­сить об этом?

      — Вы рас­счи­тыва­ете отыс­кать её? — су­хо ос­ве­доми­лась Бол­кон­ская, ни­чуть не сби­тая с тол­ку сбив­чи­вой речью Пь­ера.

      — Я не стал бы го­ворить так уве­рен­но, княж­на, — граф грус­тно улыб­нулся и не­ожи­дан­но ус­по­ко­ил­ся, ког­да его ис­тинные при­чины пе­рес­та­ли быть тай­ной, — но я счи­таю, что дол­жен сде­лать всё воз­можное. По воз­вра­щении, я на­вещу вас и кня­зя Ни­колая.

      Бе­зухов уч­ти­во пок­ло­нил­ся, вод­ру­зил на боль­шую ок­руглую го­лову шля­пу и быс­тры­ми раз­ма­шис­ты­ми ша­гами нап­ра­вил­ся к две­ри.

      Княж­на Марья пе­чаль­но смот­ре­ла на его ши­рокую, груз­ную спи­ну, не­воль­но вспо­миная кра­сави­цу На­ташу и вре­мя, про­ведён­ное в её ком­па­нии.
 



Дэн Куро

Отредактировано: 01.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться