Возрождение. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 5

- Ты уверен, что всё правильно рассчитал? Я не желаю закончить свои дни на плахе. Ещё не поздно всё отменить. Просто вернёмся в свой замок и обо всём забудем. Возможно, никто ничего не заметил, – голос матери вывел Игнасию из задумчивости. Девушка чувствовала небывалое раздражение от того, что мать проявляет подобную нерешительность. Всё обговорено не раз и не два, пора бы, в конце концов, понять, что пути назад уже нет.

Отказаться от участия в затее отца можно было до того, как она так опрометчиво применила свой дар. Её исключительность сыграла с ней злую шутку. Игнасия привыкла властвовать над чужим сознанием. И ни на минуту не усомнилась в том, что и в этот раз всё пройдёт, как по маслу. Теперь то девушка понимала, что стоило немного подождать, оценить обстановку, посмотреть, как складываются отношения короля и его новой избранницы. Глупо было доверяться сплетням злопыхателей, которых новоявленная королева прогнала из замка. В этом Игнасия была солидарна с леди Салмеей. Она и сама не стала бы терпеть в своём доме ядовитых гадин.

Придётся задействовать запасной план, который предусмотрительный папенька приберегал на крайний случай. Однако, он был ещё более мерзким, чем ментальный приворот. Мнение Игнасии, как обычно, в расчёт не принималось. А девушка не могла представить, как будет жить с мужчиной, который возненавидит её всем сердцем, за то, что разлучила его с любимой? Отца нисколько не волновали такие мелочи. Его обуяла гордыня. Граф всегда был не в меру эгоистичным и властолюбивым, но до поры, до времени довольствовался тем, что имел, не претендуя на большее, потому что понимал, что шансы на победу невелики. И вдруг у дочери проявился редкий и очень сильный дар.

Иногда Игнасия считала свои способности проклятием. Особенно в редкие минуты одиночества, когда не нужно было притворяться, а можно просто побыть самой собой – нежеланной и нелюбимой дочерью знатного лорда, которому нужен был сын и наследник, а родилась она. Едва девочка немного подросла, мать отправила её к своей тётке на остров. Женщина была уже немолода и, как выяснилось, очень одинока. Появление в своей жизни маленькой воспитанницы она восприняла, как дар свыше.

Ирис заменила девочке мать. Десять счастливых беззаботных лет пролетели незаметно. Казалось, жизнь никогда не изменится.

Если бы не проявившийся дар, Игнасия по-прежнему могла бы жить на острове посреди бушующего моря. Там, в небольшом поселении остались друзья детства, с которыми она вряд ли встретится снова. А ведь был шанс сохранить всё в тайне от отца, но прадед словно ума лишился, когда понял, что девочка унаследовала его дар. Спешил поделиться радостной новостью с каждым, кто был готов его слушать. И пусть прошло почти два года, пока слухи достигли ушей графа, жизнь Игнасии начала меняться именно в тот день, когда она впервые неосознанно воздействовала на сознание человека и едва его не убила. Беззаботное детство закончилось. Люди стали посматривать на неё с опаской, друзья больше не звали с собой на побережье собирать моллюсков. Никто не высказывал свои опасения открыто, но в воздухе витал запах страха и недоверия.

Посланник графа никак не ожидал, что на острове его встретят с радостью и облегчением. Такое на его памяти случилось впервые. В тот день его ожидало ещё одно потрясение: неуклюжая девочка-подросток за прошедшие годы сильно изменилась и теперь с полным правом могла считаться первой красавицей королевства.

«Граф будет доволен, даже если слухи о ментальном даре не подтвердятся», - подумал мужчина, беззастенчиво разглядывая юную красавицу.

Холодная усмешка скользнула по губам девушки, и посланник поёжился от охватившего его озноба. Захотелось укрыться за широкой спиной капитана, которому, казалось, всё было нипочём. Как позже выяснилось – молодая девушка была способна запугать не только помощника графа по особым поручениям, но и всю корабельную команду с капитаном в придачу.

- Доченька, родная, что же теперь будет? – с воплями мать бросилась к Игнасии, пытаясь заключить её в свои объятия.

Девушка отшатнулась в сторону, и пышнотелая графиня едва удержалась на ногах. Игнасию всегда раздражала склонность матери к истерикам. Все её чувства были показными. На самом деле, эта женщина не испытывала и десятой доли того, что демонстрировала окружающим. В данный момент она хотела показать, что судьба дочери ей не безразлична. Возможно, кто-то и принял бы переживания графини за чистую монету, но Игнасия не забыла, как была брошена ею и забыта на долгие десять лет.

Отец в этом вопросе был более честен, он не скрывал своего истинного отношения к дочери. В данный момент она могла быть ему полезна, только и всего. А ещё графу нравилось выставлять её напоказ, как породистое животное – вот, мол, посмотрите какая у меня умница и красавица дочь.

- Прекратите немедленно, - зашипела Игнасия, обращаясь к матери. Выносить это притворство не было сил.

Графиня осеклась на полуслове и обиженно надула губы. Граф хмыкнул и вернулся к прерванному занятию – чтению писем. В общей гостиной воцарилась гнетущая тишина. Игнасия, опасаясь взрыва накопившихся эмоций и его последствий, бросилась к двери. Она неслась по полутёмным коридорам, стараясь отыскать выход наружу. Сейчас девушка отчаянно нуждалась в глотке свежего воздуха, а ещё лучше, если в лицо ударит порыв ветра, выдувая из головы все мрачные мысли. Пусть вместо боли, сомнений, и сожалений там останется лишь звенящая пустота. Прочь все чувства, все воспоминания. Прошлого больше нет и никогда не было. Это всё детские сны, глупые и наивные. Ласковые руки Ирис, её мягкий голос, нежность во взгляде, безмерное отчаяние при расставании. Нужно всё забыть, иначе совесть просто не позволит совершить задуманную отцом подлость, ведь это будет означать предательство единственной любимой женщины, ставшей ей настоящей матерью.

Игнасия и не заметила, как оказалась на открытой всем ветрам площадке одной из башен замка. Каменный парапет выглядел вполне надёжно, и девушка смело шагнула вперёд, подставляя лицо ветру. Её волосы взметнулись вверх, в сторону, потом хлестнули по щекам. Чёрные шелковистые пряди бесновались под порывами ветра, а Игнасии всё никак не удавалось с ними справиться. Кто-то подошёл сзади и ловко начал сплетать их в тугую косу. Через минуту девушка обернулась и увидела перед собой высокого красивого парня. Его улыбка была открытой и доброй, а в глазах плясали смешинки.



Ольга Лебедева

Отредактировано: 13.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться