Возрождение. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 19

Как говорится – ничто не предвещало… Нет не беды, да и неприятностью это не назовёшь, так, небольшое приключение, которое, я уверена, скоро закончится. Так что слово, данное мужу, я не нарушила. И всё-таки ему придётся немного поволноваться, потому что моё возвращение домой откладывалось на неопределённый срок. Однако на этот раз у меня была компания в лице прелестной Игнасии – девушки не склонной ввязываться в авантюры и не любящей приключения. Но кто же станет интересоваться её предпочтениями, когда на кону поставлена судьба целого народа?

В общем, присутствие Игнасии означало, что Астигар будет не одинок в своих переживаниях. Лагран точно не останется в стороне, а вместе им будет легче пережить несколько тревожных дней, пока мы не вернёмся в замок. О том, какая гроза разразится над нами после нашего возвращения, я старалась не думать. В нашем новом деле очень важен был положительный настрой, вот я и гнала неприятные мысли из головы. Буду решать проблемы по мере их поступления. Немного давила преждевременная обида за то, что все обвинения за случившееся посыплются на мою бедную голову, а Игнасия будет признана всего лишь жертвой моего неуёмного стремления к приключениям. Но если быть честной, то так оно и есть. Это ведь я потянула Игнасию к дакхам, когда захотела показать подруге цветущую маттиолу, как будто в нашем саду было мало этих волшебных цветов с одуряющим ароматом. Да что теперь об этом вспоминать?

А впрочем, вспомнить стоит, даже ради того, чтобы ещё раз воскресить в памяти выражение детского восторга на лице подруги.

Итак, всё началось как всегда невинно – с простого желания, свойственного всем романтично-настроенным девушкам. Мы захотели полюбоваться цветочками. Вывалившись из портала в Заповедном лесу, мы, разумеется, сразу оказались в плотном кольце стражей. Дакхи просто помешаны на безопасности. Рассмотрев в сумраке моё улыбающееся личико, охранники расслабились и отступили в сторону, пропуская нас вперёд. Игнасия, по-видимому тоже не внушала им опасений. И мы, помахав стражникам ручкой, направились вглубь леса. Я знала тут каждую тропинку, так что уверенно тащила подругу за собой.

К поляне мы вышли через несколько минут и застыли, как вкопанные, заворожённые чудесным зрелищем. Естественную красоту этого места дакхи слегка приукрасили своей магией. Тонкие лепестки цветов были окаймлены приглушённым свечением и, подрагивая, издавали нежный переливчатый звук. Источаемый ими аромат сгустился и завис над поляной сиреневым туманом, образуя кудрявые облачка. Я понимала чувства Игнасии, ведь и сама в первый раз не могла вымолвить ни слова от восторга, наполняющего мою душу при виде этого чуда. Несомненно, дакхи знали толк в красоте.

Острые коготки прошлись по моей ноге, не причиняя вреда, но привлекая внимание к их обладателю. Я с улыбкой обернулась и подхватила на руки маленькое пушистое тельце одного из детёнышей дакхов. Это был Сами – проказник, каких свет не видывал. В это время ему полагалось видеть десятый сон, а он бегал по лесу совсем один. Уже хотела строго отчитать малыша и вернуть его родителям, но тут заметила движение за ближайшими кустами, из-за которых вскоре показались ещё две проказливые мордашки. Вот значит как. Верные друзья, как всегда неразлучны. Вместе сбежали из дома и решили побродить по ночному лесу.

- Тара, Раиз, маленькие негодники, что вы тут делаете в такое время?

Малыши состроили невинные глазки, и у меня не осталось ни сил, ни желания отчитывать их за прогулки по ночам. Пусть наставники занимаются этим неблагодарным делом, а я не могу удержаться от того, чтобы не потискать этих милых озорников, хоть и понимаю, что они искусные манипуляторы.

Вскоре к нашему веселью присоединилась Игнасия, и звонкий смех малышей заглушил цветочную музыку, привлекая к нам внимание взрослых дакхов. Казалось, наказание нарушителям спокойствия не избежать, но я-то знала, что детям здесь прощается всё и даже больше. Пока малыши не достигли определённого возраста, они могут делать всё, что угодно. Дакхи были уверены, что только так в детях может сформироваться цельная личность. Зато потом начнутся занятия по самодисциплине. Но к вопросам ограничений и соблюдения многочисленных норм и правил они подойдут с полным осознанием того, что это насущная необходимость, а не желание взрослых навязать им свою волю и ущемить их права. Не знаю, насколько подходит такая модель воспитания для маленьких дракончиков, но у дакхов она работает идеально.

Родители, нашедшие сбежавших проказников, собирались развести их по домам, но Игнасия повела себя очень странно. Она выступила вперёд и с самым решительным видом заслонила собой малышей.

- Ты чего? – дёрнула я девушку за рукав, - это же их родители, поверь, детям ничто не угрожает, их даже ругать не будут. Может быть, слегка пожурят за то, что вынудили искать их в ночном лесу, но и только.

- Ты не понимаешь, - прошипела сквозь зубы Игнасия, - они опасны. Я вижу.

Тут я действительно озадачилась. В том, что Игнасия почувствовала угрозу для малышей, я не сомневалась. Но как такое возможно? Более заботливых и любящих родителей, чем дакхи и представить сложно.

- Ты уверена? – спросила я тихо, продолжая улыбаться старым знакомым, которые замерли в нерешительности, тоже не вполне понимая, что тут происходит.

- Нет никаких сомнений, поверь мне, - голос Игнасии звучал почти умоляюще.

Сангх-Амин появился как всегда вовремя. Или нет? Игнасия напряглась ещё больше и стала похожа на натянутую струну – вот-вот лопнет от напряжения.

- Салмея, девочка, рад тебя видеть, - расплылся старик в приветливой улыбке. – Вижу ты снова не одна.

При этих словах я виновато потупилась, потому что вспомнила, что опять забыла попросить разрешение у дакхов на визит в компании подруги.

- Прошу прощения наставник, я признаю свою вину, мне не стоило врываться в ваш дом без приглашения.



Ольга Лебедева

Отредактировано: 27.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться