Возвращайся, сделав круг – 2

Размер шрифта: - +

***

Всё просто... Но что-то не вписывалось в общую картину, и я никак не могла определить, что.

- Чаша ведь – своего рода оружие? Так почему бы мне не воспользоваться им против тебя?

По его лицу мелькнуло умильное выражение.

- Мощь, заключённая в чаше, разрушительна, Аими-сан. Лишь сильнейший может управлять ею.

- Почему ты, в таком случае, уверен, что она не испепелит меня?

- Тебе ничто не угрожает – если не нарушишь целостность чаши. Содержащаяся в ней сила сделала камень хрупким – разбить его легко. Только если чаша расколется, вырвавшаяся на свободу мощь способна "испепелить".

Насколько же сокрушительной должна быть эта мощь, если её стремится обрести и без того могучее существо... Нобу-сан уверял, Ракурай равен по силе Иошинори-сама, но под началом ёкая с прищуренными глазами наверняка больше союзников, чем успел собрать мой недавний защитник. Так почему он с такой одержимостью ищет способ заполучить эту чашу?..

- Тебе не о чем беспокоиться, Аими-сан,- голос Ракурая снизился до шёпота.- Я не подвергну твою жизнь опасности, если этого можно избежать.

- Какое облегчение,- ехидно начала я и замолчала на полуслове.

Руки Ракурая покинули своё "убежище" в рукавах… Одна легко сжала моё запястье, другая устремилась к моей щеке.

- Ты ведь знаешь зачем приходила Нэцуми?- выпалила я.

- Вероятно, чтобы испробовать зелье, которое вернёт твоей коже безупречность.

- Оно не подействовало! Наоборот, теперь шрам ещё более безоб...

- Аими...- его пальцы погладили мою щёку, голос стал глухим.- Тебе очень подходит это имя.

Я пыталась отодвинуться, но рука Ракурая, выпустив моё запястье, мягко обвилась вокруг талии. Я чувствовала его прикосновения на груди, спине, шее... Настойчивые, неторопливые, они напоминали движения змеи, всё крепче сжимающей жертву в смертельном объятии. Он будто исследовал моё тело, пока я извивалась в его руках, безуспешно силясь освободиться. Гротескная сцена в спальне населённого чудовищами замка – в тишине, нарушаемой лишь шелестом шёлковых одежд... Отчаянный взгляд на светильник – он слишком далеко, мне не дотянуться...

- Что ты хочешь сделать, Аими-сан?

Похожее на маску лицо приблизилось к моему. Ужасный ухмыляющийся рот едва не касался моих губ, и я беспомощно замерла. Прикосновения этого существа не были грубыми, как "ласки" похитившего меня самурая, но тонкие пальцы словно выпивали из меня жизнь, лишая воли к сопротивлению.

- Ты смотришь на светильник, будто желаешь его так же страстно, как я желаю тебя, Аими-сан. Так что ты хочешь сделать?

- Поджечь этот вертеп!..

Ёкай тихо рассмеялся. На мгновение почти невидимые губы приникли к моим, и захлестнувшее меня отвращение придало сил. Я бешено задёргалась, вырываясь из его рук, и вдруг поняла, что свободна.

- Тогда исполни задуманное.

Я в отчаянии смотрела на него, слыша собственное срывающееся дыхание будто со стороны. Невозмутимое лицо, прищуренные глаза, руки, снова нырнувшие вглубь рукавов... Только чуть хриплый голос выдавал его эмоции.

- Ты ведь хочешь поджечь это место, не так ли? Попытайся.

Жуткое существо играло со мной, как накануне забавлялось с бывшей любовницей, предлагая ей прикончить меня у него на глазах. Всё это время он играл со мной, наблюдая за моей агонией, позволяя "отвлечь" себя рассказами о моём мире, "живых Буддах" и Погребальной Горе. В действительности он полностью контролировал ситуацию, направляя её по своему усмотрению. Какое омерзительное создание!..

- Ты медлишь, Аими-сан. Почему?

Соскользнув с футона, я попятилась.

- А ты путаешь меня с Шайори, Ракурай-сама. С чего бы?

- Ты похожа на Шайори, как солнечный день – на туманные сумерки. С чего бы мне путать тебя с ней?

- Может, потому, что думаешь, я боюсь тебя, как боялась она?

- А это не так?- тоже поднявшись с футона, он медленно направился ко мне.- Тогда приблизься. Позволь мне притронуться к тебе.

- Нет!.. Твои прикосновения вызывают у меня омерзение...

Он остановился на доли секунды, будто раздумывая, но тут же возобновил движение, приближаясь ко мне шаг за шагом.

- Как я и говорил, больше всего мы вожделеем тех, кто равнодушен к нам.

- Я к тебе не равнодушна,- продолжая лихорадочно отступать, я уже не выбирала слов.- Ты мне отвратителен!..

Лёгкое движение воздуха – его пальцы сжали мои плечи, ухмыляющаяся физиономия нависла надо мной, точно ночной кошмар.

- Почему я отвратителен тебе, Аими-сан? Разве я груб с тобой? Или тебе не нравится моё лицо?

Меня охватил безотчётный страх. Внутренне сжимаясь от отвращения при мысли о близости с этим существом, в наложницы которому меня прочили с моей первой ночи в этом замке, я не обращала внимания ни на что другое. Но в нём было что-то другое – нечто грозное, очень жестокое и ещё более пугающее, от того, что оставалось скрытым за неизменной улыбкой и обходительными манерами...



Ирина Тигиева

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться