Возвращайся, сделав круг – 2

Размер шрифта: - +

***

Свет бледнеющей луны, призрачный туман... Почти не спотыкаясь, я подошла к самому подножию гигантского "могильника". Вокруг – редкие деревья и полуразрушенные каменные фонари-торо. Ступени ведут вверх и теряются в тумане. Неестественная тишина – не слышно даже шелеста ветра. И ни души. Ухмыляющийся ёкай остался за растрёпанными кустами – последовать за мной сюда он уже не мог. Сделав глубокий вдох, я опустила ногу на первую ступеньку – ничего. Ни грома с небес, ни сверкающих молний. Как же странно, что сильнейшие заклинания и барьеры, неодолимые для обитателей этого мира, для меня – ничто. Вторая ступенька, а потом ещё одна и ещё... Я вздрогнула, когда из тумана вдруг выступили два столба, сверху соединённые двумя перекладинами, и остановилась. Тории... Покосившиеся, покрытые мхом, но безошибочно узнаваемые. "Дорога" к храму шла через них. Конечно, это не те врата, что привели меня в этот мир. Но, может, выход из него не там же, где и вход? Чуть не бегом, я бросилась вперёд. Пятая, шестая, седьмая, восьмая... Зачем, на самом деле, считаю ступеньки?.. Девятая, десятая, одиннадцатая... двенадцатая, тринадцатая, четырнадцатая... и ещё девяносто четыре, теряющиеся в полумраке предрассветных сумерек. Пройдя сквозь тории, я лишь поднялась на несколько ступеней... Но охватившее меня чувство было странным – разочарование, смешанное с... облегчением. Впереди – неизвестность, позади – ухмыляющийся монстр, лелеющий надежду стать непобедимым с моей помощью, но... кажется, я всё же не готова оставить этот мир – пока. Совершенно непрошенно перед глазами возникло невозмутимое, сверхъестественно красивое лицо "грозного сына Озэму-сама", белоснежные волосы... Неужели дело в нём? В том, что я увидела его, хотя думала, больше никогда не увижу? Но тотчас этот образ сменил другой. Встрёпанная шевелюра, глаза разного цвета и исходившее от них голубоватое свечение, когда их обладатель наклонился к моим губам за секунды до появления посланцев Ракурая... Я тряхнула головой и резко остановилась, вернувшись к реальности. Ступени закончились. Я стояла перед входом в упомянутую Ракураем пещеру "на самой вершине горы". В глубине – невысокое строение, из окон струится голубоватый свет. Безымянный Храм – дом "живого Будды". А вокруг храма, подбираясь к самому его порогу, бесшумно играло волнами Озеро Душ. На воде покачивались сотни желтоватых фонариков и до меня будто донёсся тихий шёпот множества голосов... Я поёжилась. Ракурай уверял, юрэй не причинят мне вреда, и пока их даже видно. Может, и шёпот – лишь плод моего воображения? Я тоскливо оглянулась на клубившийся за спиной полумрак, снова посмотрела на храм... "Озеро легко пересечь по мелководью – лишь следуй за огнями...",- прозвучал в сознании голос Ракурая. Неужели моё предназначение действительно в этом? Достать чашу из тайника и передать заключённую в ней силу чудовищу с глазами цвета крови? Если так, правы были монахи Храма Тысячи Демонов – Вселенная действительно послала меня на погибель этому миру. Но, если прав Нобу-сан, и я была послана, как спасение, а не наказание за пороки... Я рассеянно смотрела на мерцающие огоньки фонариков. А если сила, заключённая в чаше, настолько велика, что Ракурай не сможет с нею совладать? Что, если она, уничтожит его, а не сделает ещё сильнее? Ведь никто, включая его, не знает её истинной мощи. Стянув с ног таби, я решительно вошла в воду. Странно, она не была холодной – казалось, вокруг плескалось море, прогретое солнцем. Шаг, другой, третий... Что-то коснулось щиколотки. Испуганно вскрикнув, я отшатнулась и, оступившись, едва удержалась на ногах. Мимо, покачиваясь на волнах, проплыл цветок с лепестками, похожими на паучьи лапки, а за ним ещё один и ещё...

- Хиганбана...- тихо выдохнула я.

Кроваво-красная лилия с тонкими изогнутыми лепестками и длинными тычинками издавна считалась в Японии растением умерших. Цумуги ненавидела гвоздики, потому что по форме они напоминали ей этот зловещий цветок... Но откуда лилии здесь, да ещё и в таком количестве? И эти фонарики... "Души монахов...",- пронеслось в голове. Мысль будто кем-то подсказана – точно ответ на неозвученный вопрос. Поёжившись, я поддёрнула рукава, подобрала полы кимоно, заткнула их за оби и двинулась вперёд. Вода поднималась всё выше. Дошла до колен, потом до бёдер. Похоже, всё-таки придётся добираться вплавь... "Посмотри на огни...",- снова мелькнуло в сознании. Покачиваясь на воде, фонарики выстраивались в неровную линию, ведующую к храму. Всё, как сказал Ракурай, и подтвердило... моё подсознание? Или как ещё назвать не мои мысли, словно произнесённые моим голосом?.. Казалось, я брела к храму вечность. Фонарики и цветки хиганбаны плавно покачивались на волнах, словно гипнотизируя, но вода оставалась на уровне колен до самого конца. Вот я у энгавы. В одном месте часть её спущена в воду подобно перекидному мостику, и волны бесшумно набегают на покрытые тиной доски. Несколько раз поскользнувшись, я всё же вскарабкалась наверх и нерешительно застыла у порога. Комната, в полумрак которой таращилась по-совиному, была совсем небольшой и совершенно пустой. Отблески голубоватого света падали откуда-то сверху. И что теперь?.. "Найти то, за чем пришла..." Забыв опустить полы кимоно, я торопливо шагнула внутрь. "Подсказки" подсознания уже начинали пугать. Как если бы я говорила с внезапно пробудившейся во мне второй личностью. Чем не признак зарождающейся шизофрении?

Ненадёжная на вид лестница вела на второй этаж. Наверняка чаша там. А вместе с ней, и "оберегающая" её мумия "живого Будды"... Интересно бы посмотреть на реакцию Ракурая, вернись я без чаши, но с оправданием, что не смогла её добыть, испугавшись костей монаха и неустойчивой лестницы... Ступени прогибались и скрипели под моими ногами. В абсолютной тишине этот звук казался святотатственным. Но вот последняя ступень осталась позади, и я растерянно замерла. "Верхняя" комнатка была ещё меньше "нижней". Никаких стен – крышу поддерживали четыре столба. Низкое подобие ограды... и алтарь, усыпанный цветами хиганбаны. А на алтаре – скукоженное нечто в белом конусообразном уборе на голове. Именно от алтаря исходил голубоватый свет, виденный мной ещё с берега озера – сгорбленная фигура будто парила в нём. "Чего ты ждёшь?.." Очнувшись, я чуть не крадучись подошла ближе. Высохшее лицо, застывшее в вечном оскале. Слои шёлковых одежд, не тронутых временем, чётки, спускающиеся с костлявого запястья на сложенные в позе лотоса колени, и небольшая круглая чаша, зажатая в пальцах, на которых не осталось и намёка на плоть...



Ирина Тигиева

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться