Возвращение

Размер шрифта: - +

Часть 3 "Капитан"

 

Глава 1

Большой черный джип рявкнул тепловозным гудком, распугивая зазевавшиеся авто, и вальяжно причалил к обочине.

- Рыжий, ты что, рамсы попутал?- Голос, звучащий из открытого окна элитного авто, заставил идущих по тротуару повернуть головы. Однако, как только зеваки могли рассмотреть в сумраке дорогого салона лицо пассажира, любопытство тут же сменялось подчеркнутым безразличием.

На заднем сидении джипа вольготно развалился мужчина. В проем видны были широкие, затянутые в кожу плечи и грубый, рубленый профиль лица.

Человек мог служить типичной иллюстрацией к образу заполонившего страну класса так называемых "авторитетных предпринимателей". Еще недавно "бомбившие" ларьки и щеголяющие в аляпистых китайских спортивных костюмах, эти ребята как-то внезапно приобрели лоск и благообразие. Однако, как справедливо гласит старая пословица про кобеля и стирку, натура мелкотравчатого бандита брала свое.

Громогласный разговор касался крупных "косяков" неведомого собеседника и окончился короткой, но многообещающей фразой.

- Тебе жить, Ромель, смотри сам, - рявкнул пассажир и с силой захлопнул крышку навороченного телефона, повернул голову к окну, и смачно сплюнул на асфальт.

- Чего уставился, - не успев отойти от крутого разговора, рявкнул он замешкавшемуся возле крутого авто пешеходу.

Человек вздрогнул, моргнул реденькими ресницами и недоуменно втянул голову в плечи.

Потертый плащ, стоптанные туфли... Бывшие совки, инженеры и преподаватели, оказавшись волею азартных реформаторов в свободном плавании по бурному морю рыночных отношений, легко становились добычей оборотистых мошенников и аферистов разных мастей и потому привыкли опасаться всех.

Прохожий виновато улыбнулся, развел ладони в стороны и сделал робкий шажок назад, стремясь как можно скорее избежать возможных неприятностей.

-Эй, куда? А ну стоять...- "Кожаный" с неожиданной ловкостью распахнул массивную дверцу авто, норовя сбить ею бедолагу с ног.

От неожиданного удара мужчина в плаще качнулся, охнул, однако устоял на ногах. А на лаковой створке возникла вмятина приличных размеров. Неудача еще сильнее распалила братка, не сумевшего сорвать досаду на безобидном "терпиле".

- Ах, ты? Ну, держись, тварь, - сиденье, обтянутое мягкой кожей, скрипнуло, и громила вывалился наружу.

Теперь разница в весовых категориях спорщиков стала еще очевиднее.

Возвышающийся над фигуркой пешехода "колосс" сжал кулак.

Казалось, еще мгновение, и плешивый "ботаник" рухнет, получив сокрушительный удар в челюсть.

Человек в плаще, до этого недоуменно потирающий бок, замер, поднял голову и сфокусировал взгляд на угрозе.

Что за метаморфоза случилась с "овощем", здоровяк даже не понял. Успел только осознать: происходит нечто странное.

Однако остановить занесенную для удара руку не сумел. А то, что произошло через долю секунды, ввергло в шок всех, ставших невольными свидетелями. Казалось, что тяжелый, весящий не менее центнера, "браток" взмыл в воздух. Ноги оторвались от заплеванного асфальта и пошли вверх. А само тело, наоборот, исполнило замысловатый кульбит, развернулось вокруг своей оси и рухнуло у открытой дверцы.

С твердым, арбузным, треском впечатался в смолистый асфальт бритый затылок. Тело дернулось и застыло. Из приоткрытого рта скользнула по щекеструйка крови.

А человек, отправивший обидчика в свободный полет, спокойно уставился на поверженного неприятеля.

- Ты, это... чего?..- потеряв от недоумения дар речи, водитель с трудом смог подобрать соответствующие ситуации слова. Он зацарапал полу куртки, стараясь дотянуться до наплечной кобуры.

Однако до самого прохожего серьезность ситуации, похоже, не доходила. Он болезненно сморщился, прижал ладонь к груди и с непонятным, сонным выражением на круглом лице, следил за выплевывающим в его адрес бессвязные ругательства водителем джипа.

Затем вздрогнул, коротким шажком сократил расстояние с авто до минимума, неторопливо протянул руку вперед и ухватил с сиденья толстый, сшитый из благородной дубленой кожи, кофр. Качнулся, выравнивая приличный вес груза, и вновь отступил назад.

Оказавшись на безопасном расстоянии, мужичок развернулся и, неловко придерживая себя за бок, захромал прочь.

Водитель взмахнул стволом, однако выжать стоящий на предохранителе курок не сумел.

Заметался, решая, что делать: Кинуться вдогонку за наглым грабителем или оказать первую помощь. Победило чувство долга. Жизнь хозяина - первична. Именно так втолковывали молодому охраннику на ускоренных курсах телохранителей. Парень склонился над боссом.

Георгий очнулся на третий день. Удивленно прислушался к себе, чувствуя, как выплывает из подреберья тупая, нудная боль. Неглубокий вдох отозвался уколом в правом боку.

Пуля пробила легкое, но прошла навылет, не задев кость. Однако, несмотря ни на что, уже на третий день после операции, не имеющего полиса пациента перевели в общую палату.

Выживет - хорошо, нет - выходит, не судьба. Простота нравов и цинизм российских эскулапов давно стали нарицательными. И вновь потянулись наполненные дремотой от лекарств дни и ночи.

Серые потолки, ругань санитарок, растирающих грязь по драному линолеуму. Для Георгия этот, ставший уже привычным, мирок вдруг показался неким островком стабильности в новом и непонятном мире.

"Может, я под пулю специально прыгнул, чтобы сюда угодить?" - с некоторым удивлением спросил он себя, когда осознал - его пугает будущее. А подумать о нем времени хватило. И все равно, однозначно сказать, что толкнуло его на "подвиг Матросова", не сумел. Наконец прекратил самоедство, заключив: "Будем считать, сработал инстинкт, и оскорбленная гордость профессионала, которого едва не обыграл противник".



Глеб Егорович Исаев

Отредактировано: 08.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться