Возвращение

Размер шрифта: - +

Глава 12

К счастью, Антон ошибся: у барака их уже ждала все та же тележка с едой. Он даже порадовался, правда, радость его была недолгой, оказалось, что достаточно только взглянуть на варево. На этот раз Антон быстро проглотил всю жижу. Затем он, покачиваясь, дошел до своего места и заснул как убитый.

Следующие за этими событиями дни мало, чем отличались друг от друга. С утра Антон просыпался и шел таскать камни, а вечером падал и засыпал. Единственное, что изменилось - так это его отношение к еде: каждый день ему казалось, что она становится более вкусной, чем была вчера. Он все больше и больше втягивался в свою новую жизнь, старая (институт, дом, любимая работа) постепенно отходила на второй план, порою ему казалось, что другой жизни у него и не было, что это был всего лишь сон. Однажды Антон поймал себя на мысли, что он уже мысленно называет себя не Антон, а Пили.

По подсчетам молодого человека прошло около недели, когда вдруг пришло несчастье: Липи за какую-то ничтожную провинность выпороли. Кхор испробовал на нем свою новую плетку и остался весьма доволен результатом. Бесчувственное тело Липи принесли два солдата и бросили на пол. Всю ночь Антон не отходил от больного друга, пытаясь хоть как-то облегчить его страдания. Липи то приходил в себя, то снова терял сознание. На утро он не смог встать. Напрасно надзиратель пинал и обливал его водой, Липи только жалобно постанывал. У Антона сердце обливалось кровью, но сделать он ничего не мог. Весь день юноша не мог найти себе места от волнения за судьбу своего друга. Это был самый длинный день в его жизни. Антон сам удивлялся, но за это короткое время, что он знал Липи, он очень привязался к нему, как будто был знаком с ним всю свою жизнь.

Вечером надзиратели стали собирать рабов для отправки их по баракам. На протяжении всей обратной дороги Антон ели сдерживал себя, чтобы не бежать, а идти как все, потихоньку. Когда их колонна подошла к бараку, нервы у юноши сдали, и он рванул внутрь, расталкивая всех по пути. Липи лежал с закрытыми глазами, выглядел он неважно, Антон присел рядом с ним. «Пожалуй, утром он выглядел лучше», – подумал юноша, осторожно поправляя тряпку, которой он с утра накрыл Липи. Как ни было осторожным это движение, Липи почувствовал его, он открыл глаза и сфокусировал свой взгляд на Антоне.

-    Пить… ради бога, дай мне пить… - прошептал Липи, узнав своего друга.

-    Подожди минутку, - Антон заспешил к выходу.

У входа в барак стояло грязное ведро с водой, Антон нерешительно замер рядом с ним: «Во чтобы налить?» Он оглянулся в поисках какой-нибудь посудины, но как назло, ничего не было. Антон почувствовал отчаянье. Вдруг послышался звон разбившегося кувшина и отборная брань, молодой человек проворно обернулся в ту сторону и увидел рассерженного солдата, стоящего над осколками кувшина, из которого он, по-видимому, только что пил. Солдат зло пнул осколки и отправился к тележке с едой. Не теряя времени даром, Антон бросился к осколкам. Какова же была его радость, когда он увидел, что в некоторых осколках еще осталось молоко. «Спасибо Тебе, Господи!» – подумал он и осторожно, чтобы не расплескать молоко, начал подбирать осколки.

В бараке он одной рукой приподнял больного, а другой поднес к его губам молоко. Липи пил быстро и жадно. Антону пришла в голову не хорошая мысль.

-    Тебя что, не кормили сегодня?

Липи ничего не сказал, только отрицательно покачал головой. Антон поспешил к тележке с едой. Получив свою порцию, он попросил: «В бараке лежит мой друг, он болен, не могли бы вы дать мне и его порцию тоже?»

-    Ты что, собака, совсем перегрелся? Я не кормлю тунеядцев, неспособных даже на то, чтобы прийти поесть. Зачем такие работники нужны нашему принцу? – Недовольно скривился разносчик еды.

Оттолкнув Антона, он стегнул рабов плетью. Тележка тронулась с места, обдав мужчину облаком пыли. «Жирный боров, - подумал Антон, - ты в моем черном списке будешь вторым после Кхора».

На следующее утро Липи смог с помощью Антона подняться и отправиться вместе со всеми на работу. Весь день Антон следил, что бы Липи не доставались тяжелые камни, он и еще два раба закрывали Липи от надзирателя своими телами, чтобы тот не увидел неработающего раба. За время болезни друга Антон успел познакомиться с Хероном и Паком – прекрасными ребятами: в отличие от остальных обитателей барака, державшихся каждый сам за себя, эти двое старались держаться вместе и по мере своих сил помогали другим. В их глазах Антон увидел огромную жажду жизни и желание бунтовать против своей несправедливой судьбы.

Когда наступил обед, Антон дотащил своего друга до тележки, а затем, усадив его в тени от стены лабиринта, пошел за своей порцией. Получив свою похлебку, Антон слизнул значительную часть и торопливо стал глотать. Но тут же он устыдился своего поступка: его друг болен, ему нужно хорошо питаться, ведь решил же, что отдаст свой обед бедняге Липи. Проклиная свое малодушие, Антон прислонился к дереву лбом, живот требовательно урчал. Юноша почувствовал, как одинокая слеза скатилась по его щеке, он тряхнул головой, прогоняя ее. Гордо расправив плечи, молодой человек отправился к тому месту, где его ждал его лучший друг.

Дойдя до стены, рядом с которой сидел Липи, Антон увидел, как тот облизывает свои пальцы в надежде еще что-нибудь соскрести. Антон изобразил счастливую улыбку.

-    Липи, дружище, я вижу, что ты все еще голоден. Как хорошо, что я захватил для тебя еще немного еды. На, бери. – И он протянул к Липи свои руки.

-    А ты сам, что, уже поел? – подозрительно прищурился Липи.

-    Я-то да. – Соврал Антон, не краснея. – Бери.

И, не давая возможность своему другу что-то возразить, Антон быстро разжал руки, давая возможность каше перетечь к Липи, и, не оборачиваясь, ушел за водой. Напившись, молодой человек оторвал от своей повязки небольшой кусок ткани, смочил его в воде и понес Липи.



Кассиопея

Отредактировано: 22.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться