Возвращение

Размер шрифта: - +

Глава 35

Реконструкция лабиринта шла полным ходом, Антон смотрел на крестьян, которые орудовали инструментами, и вспоминал, как он сам строил этот лабиринт.

«Скоро все будет закончено», - печально подумал он.

Когда в ту роковую ночь все благополучно вернулись домой, герцог пообещал, что бандиты будут найдены и уничтожены, тем более, что они теперь знают новое имя главаря, и когда тот придет предъявить права на поместье барона, то будет немедленно схвачен. А на прощанье он посоветовал Антону закопать лабиринт.

«Грядут тяжелые времена, наша церковь активно борется с врагами, спрячьте ваш лабиринт для потомков. Не ждите, когда настоящий священник прибудет сюда и обвинит вас в колдовстве! Это все, что я могу для вас сделать.»

Сзади к Антону тихо, почти неслышно подошла Мария.

–    Как ты думаешь, его когда-нибудь найдут? – Огорченно спросила она.

–    Обязательно найдут, можешь не сомневаться! – Воскликнул Антон и подумал, - и я снова приеду его исследовать, и снова окажусь здесь.

–    Вот они удивятся, когда увидят, что лабиринт отстроен и закопан! – Воскликнула Мария, - и некому будет им рассказать всю правду.

–    Думаю, они все равно все узнают, - улыбнулся барон.

–    Правда!? Но почему ты так думаешь?

Антон задумался: «Может действительно ей все рассказать? Но тогда придется признаться, что он никакой не барон и увидеть в ее глазах разочарованье, ведь не любит баронесса его! А этого он никак не хотел!»

Мария выжидательно смотрела на него, все еще ожидая ответа.

–    Я это чувствую вот и все! – Поставил точку в этом ставшем не простым для него разговоре Антон. Он обнял девушку и вздохнул запах ее волос. - Пойдем домой, Мария. Мы вернемся сюда позже, - предложил он, помолчав.

Взявшись за руки, они отправились в особняк, где их ждал обед в маленькой столовой, за уютным столиком на двоих и прислуживать им будет только верный слуга Тони. После того злополучного бала, барон и баронесса обедали только здесь. У них начался второй медовый месяц.

По завершению трапезы, Антон отправился в свой кабинет, за последнее время скопилось много дел требующих его участия, и он хотел разобрать их. Открыв верхний ящик, он увидел рукописи, развернув их, Антон вспомнил, что это его дневник, который он хотел отправить себе самому в двадцать первый век.

После полутемного кабинета, двор, залитый солнечным светом, показался Антону слишком ярким. Он прищурил глаза и едва не налетел на Маркуса, который уже спешился и передал поводья груму.

–    О, сеньор Фарино, простите меня, - ахнул Антон.

–    Ничего страшного, - засмеялся Маркус, - я почти не пострадал: всего-то пара ушибов, один синяк и литр крови.

–    Маркус, ты неисправим, - улыбнулся Антон, - все шутишь?

–    Зато у тебя мой друг слишком серьезный вид. Собираешься написать завещание и спрятать его в лесу?

–    Да, и мне нужна твоя помощь, - неожиданно Антон решил, что Маркус должен знать, где будет, спрятана рукопись. – И добавил, увидев, как удивленно брови друга взлетели вверх, - нет, нет - это не завещание, это совсем другое, но не менее важное для меня.

–    Я готов тебе помочь, - нахмурился сеньор Фарино, - только хочу спросить, что-то опять случилось? Если да, то я вынужден настаивать на принятии моей помощи.

–    Вовсе нет, но я тут кое-что написал и хотел, чтобы ты мне помог спрятать.

–    Ты составил план карты, где спрятан клад, - снова развеселился Маркус.

–    Нет, гораздо лучше, но не спрашивай меня, что это.

–    Хорошо и где ты собираешься это прятать? Только не говори, что хочешь заставить меня это съесть! – сеньор Фарино в притворном ужасе всплеснул руками.

Вместо ответа Антон развернулся и направился в сторону лабиринта. Марку ничего не оставалось, как последовать за ним. Друзья шли в полной тишине. Дойдя до лабиринта, барон остановился в нерешительности, Маркус терпеливо ждал. Рабочих видно не было, и это не удивительно, Антон специально выбрал именно это время - сиесты для осуществления своих замыслов. Наконец, приняв решение, Антон повернул в сторону рощи, в которой он давным давно завтракал вместе со своими друзьями в далеком двадцать первом веке. Также молча, они выкопали ямку и положили туда, принесенный Антоном сундучок, затем быстро закопали, и только тогда Антон нарушил тишину.

–    Я хотел, чтобы ты знал это место, но заклинаю тебя - никому о нем не рассказывай, пусть это будет нашей тайной. Что-то мне подсказывает, что нам это очень пригодиться.

–    Но мне бы очень хотелось знать, что происходит? – Необычайно серьезным тоном спросил сеньор Фарино.

–    Прошу тебя ни о чем меня не спрашивай, а просто сделай, так как я прошу, - умоляюще ответил барон.

Маркус кивнул. Если он и был удивлен происходящим, то сумел хорошо скрыть: ни один мускул не дрогнул на его лице.

Также молча, друзья вернулись домой.

На следующий день барон, баронесса, Маркус и все жители этого маленького острова смотрели, как бесценный памятник древности закидывают землей. Многие плакали, уже много лет лабиринт был символом и гордостью этого острова. Старики помнили, как будучи молодыми гуляли по его  коридорам, а взрослые вспоминали детство – веселые игры, и теперь лабиринт оставался только в сердцах и в памяти людей. Антон испытывал смешенное чувство: его детище, которое он строил, защищал, исследовал, вот-вот исчезнет с лица земли. Горло его перехватило, он хотел закричать, остановить этих вандалов, но не смог. От слез в носу что-то защипало, он чихнул и почувствовал, что в голове зазвенело. На какой-то миг все перед глазами Антона завертелось и стало черным. Он тряхнул головой и схватился за руку Марии.



Кассиопея

Отредактировано: 22.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться