Возвращение барона Блутзаугера (книга вторая)

Размер шрифта: - +

Брунгильда (1)

Бедняжка, найденная королевой, оказалась совсем юной девушкой. Ах, как хороша она была. Золотистые волосы спускались локонами на плечи. Кожа белоснежная, словно у принцессы. Прекрасные голубые глаза и розовые щечки. Несчастная лежала в постели, вокруг суетились служанки, поправляли подушки и подносили питье. Королева Ангелика сидела рядом и ласково разговаривала с ней.

— Моя бедная Брунгильда, раз ты не помнишь даже своего имени, я буду так звать тебя. Дорогая, ты останешься жить в замке сколько пожелаешь. А когда память к тебе вернется, мы тот час разыщем твоих родных.

— Вы так добры, госпожа королева! Верно, родная матушка не могла быть ласковей. — Прошептала девушка и зарыдала, уткнувшись в одеяло.

— Ну — ну, успокойся, бедняжка, все твои мучения закончились. Ты нашла приют у добрых людей. Постарайся выспаться хорошенько и оставь горькие мысли. Завтра я вновь тебя навещу.

Королева заботливо поправила кружевной ворот рубашки Брунгильды и велела всем покинуть спальню и дать, наконец, больной покою.

Время и впрямь было позднее, придворных одолела зевота, глаза слипались. Когда король и королева скрылись в своих комнатах, все с облегчением отправились восвояси.

Лишь старый герцог Манфред, задумавшись, прогуливался по галерее замка. Фридрих, взяв свечу, вышел из своей комнаты и увидал старика.

— Какие думы мешают вам заснуть, господин Манфред? — Ласково спросил король.

— Верно бессонница, как у всех стариков, — улыбнулся герцог. Но взгляд его был серьезным.

— Мы одни, господин Манфред, немало нам пришлось терпеть бед, да выдержать испытаний бок о бок. Не станем ходить вокруг да около и скажите на прямую, что томит вашу душу и не дает спокойно заснуть?

— Да, мой король, ты прав. Меня беспокоит сегодняшняя история с королевой.

— Но матушка всегда отличалась добротой и состраданием. Должно быть, память о собственных скитаниях и мучениях дала ей решимости приютить бедняжку.

— В доброте королевы ничего не удивило меня. Однако странным мне показались мелочи, на которые, пожалуй, только я и обратил внимание.

— Назовите их, господин герцог, — насторожился Фридрих.

— Ну, например, бедняжка Брунгильда уверяет, что провела много времени в трюме корабля, связанная по рукам и ногам. А на запястьях ее нет никаких следов от веревок. Говорит, что она была пленницей морских разбойников. Хотя я стар и живу на свете давно, о лесных разбойниках я слыхал, но о морских слышу впервые. Да и в то, что долгое время несчастная скиталась по лесу и терпела голод и холод, верится мне с трудом. Ты сам частенько голодал и повидал многих, помирающих голодной смертью. Разве были у них такие гладкие розовые щечки?

Сердце Фридриха сжалось от тоски. Выходит, сама королева впустила в замок посланника Блутзаугера? Ах, как тяжело сражаться с подлым врагом! Вместо открытой честной битвы, обман и вечное коварство!

Видя, как изменилось лицо короля, герцог Манфред положил руку ему на плечо.

— Не торопись с решением, Фридрих. Может статься, мои стариковские мысли ошибка. Раз уж тень Брунгильды падала на подушки, и отражение ее было в каждом зеркале, она не вампир, подосланный бароном. Остается надеяться, что в полнолуние прекрасная девушка не превратиться в оборотня. Знай, король, в память о твоем отце, великом Хельмуте, да из моей искренней дружбы с тобой, я не допущу несчастья, даже ценой собственной жизни.



Ларец сказок

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться