Возвращение барона Блутзаугера (книга вторая)

Размер шрифта: - +

Уродливая Тери (2)

— Тересия?! — воскликнул король, едва не подпрыгнув на месте.

— Откуда вы знаете мое имя, господин? — удивленно спросила она.

Эрвин замялся. 

— Должно быть, слышал где-то.

— Верно, — горько вздохнула женщина. — Кто же не слыхал обо мне? Уродливая Тери, так называют меня люди.

— Должно быть, моя беда под стать вашей, — усмехнулся король, — меня кличут Эрвином Коротышкой.

— Нет, вашего имени я не слыхала.

— Как давно ты живешь в этих местах, Тересия?

— Не так чтобы давно, господин Эрвин. С тех пор как наш добрый король разрешил мне поселиться в его владениях, я мыкалась по свету. Люди везде гнали меня, принимая за ведьму. И если бы не господин король, верно, сгореть мне на костре без всякой вины.

— Должно быть, король счастливо живет в замке и готовится весело встречать Рождество?

— Ох, господин Эрвин! Наш бедный король исчез. Несчастная королева выплакала все слезы. Все жители королевства искали его много месяцев. Но господин король как в воду канул. Однажды его конь примчался в замок без седока и с тех пор о нем ни слуху ни духу. Все жители горюют о молодом короле. Королева тает день ото дня, и власть в свои руки забирает госпожа Брунгильда. Несладко придется жителям, если когда-нибудь корона достанется ей.

Эрвин нахмурился.

— А тебе что за дело, Тересия? Люди всегда обижают тебя и делают твою жизнь совсем горькой. Какая разница, что с ними станет?

— Не надо так говорить, господин Эрвин. Да, жизнь моя тяжела и полна лишений, но на свете живут и добрые люди.

— Пожалуй, я встретил пока что только двоих. Крестьянку, что дала мне поесть и устроила на ночлег, да тебя, что спасла от смерти в лесу.

— Ах, господин, Эрвин, если бы вы встретили нашего славного короля! Вот уж кто никогда не пройдет мимо чужой беды!

— И что ж ему от этого? — едко спросил Коротышка. — Он, верно, заботился обо всех, а случись с ним беда, и все отвернутся от него.

— Совестно, должно быть, говорить такое! Уж как все ищут господина короля и надеются на его счастливое возвращение!

— А что, хорош собой король Фридрих?

— Да, он очень красив и столь же смел и отважен, хотя и его жизнь была порой нелегка.

— Да стали бы все так любить и почитать своего короля, будь он похожим на меня?

— Думаю, любовь можно заслужить не прекрасным лицом, а добротой и благородством. Давайте лучше устраиваться на ночлег, свеча почти догорела, а стоит она недешево. Укутайтесь хорошенько и постарайтесь выспаться.

Так Эрвин остался жить в жалком домике Тересии. Бедняжка Тери с радостью заботилась о нем. Ведь так приятно расстаться с горьким одиночеством, знать, что кому-то есть в тебе нужда.

— Ах, милая Тересия, тяжело мне смотреть, как ты надрываешься на работе да гнешь спину с утра до ночи, чтобы прокормиться. А я сижу, словно соломенный куль, да только таращу свои выпученные глаза! — восклицал король.

— Не беда, дорогой Эрвин! Наступит весна, и ты сможешь наняться пасти гусей. Дело это будет тебе по силам, и заработок немного облегчит жизнь.

Король лишь криво улыбался. Да уж, самое место ему ковылять с хворостиной за гусями! Такая работа по плечу любому мальчугану. И не желая быть несчастной женщине обузой, он кое-как собирал хворост у кромки леса, выгребал золу из очага да следил за свечой, при которой усердно вышивала Тересия.

— Скажи-ка, Тери, отчего ты не озлобилась на жизнь и людей? Почему так радуешься солнцу и новому дню? Должно быть, оттого что давно живешь на свете и примирилась со своей участью?

Уродливое лицо Тери слегка порозовело. 

— Детство мое было несладким, дорогой мой Эрвин, приемная мать моя и в правду была ведьмой. Вечно она таскала меня с места на место. Ведь лошади и собаки сразу почуют нечисть, вот она и посылала меня в деревню просить милостыню да разузнать, не нужны ли кому ее проклятые зелья. Добра от нее я не видала, она колотила меня за каждую провинность и не давали еды, если ее было мало. Но стоило мне пройти одной по лесу, как деревья ласково склоняли ко мне ветки, оленята без страха давали погладить себя, и на руку ко мне садились птицы. Однажды я задремала возле лесного ручейка, и во сне послышался ласковый голос: «Не теряй надежды, Тересия, — произнес он. — Счастье приходит к тому, кто готов его встретить». И тебе, бедный мой Эрвин, надо надеяться на то, что жизнь переменится к лучшему, а ты лишь страдаешь да ешь себя поедом. Эдак проворонишь свое счастье. А живу на свете я не так уж и долго. Верно, мое уродливое лицо говорит о старости. Мне минуло семнадцать, Эрвин.

Король так и замер от удивления. 

— Ох, прости меня, Тери! От всего сердца прости, что обращался к тебе как к старухе да называл тетушкой. Да и я, должно быть, не похож на бравого молодца, хотя пять лет жизни мне пришлось отдать за услугу, но молодость моя пока не прошла.



Ларец сказок

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться