Возвращение барона Блутзаугера (книга вторая)

Размер шрифта: - +

Ожерелье королевы

— Ох, Тери, дорогая, ну и славно я выспался, словно в королевской постели.

— Вот видишь, Эрвин, люди не так злы, как тебе казалось. Мы и впрямь справили Рождество как положено.

— Знали бы они, кому подают милостыню, — усмехнулся король.

— О чем ты?

— Не обращай внимания, Тери, лучше послушай, что я тебе скажу. Садись ближе, не хочу я говорить громко. Мои слова только для тебя и негоже, если они попадут в чужие уши. Слышала ты про Королеву Эльфов?

— Конечно, мой бедный Эрвин! Королева томится в мраморном плену в замке, и несчастный господин Фридрих не сумел снять с нее заклятье.

— Что не смог сделать красавец, попробует сделать урод, — криво усмехнувшись, сказал Коротышка.

— Ты хочешь освободить королеву? Милый мой бедный Эрвин, разве это возможно?

— Если ты поможешь мне, Тересия.

— Я готова сделать все, что в моих силах, для тебя.

— Руки у тебя ловкие и умелые, Тери. Смогла бы ты сплести ожерелье для Королевы Эльфов?

— Верно, из тех камней, что мы тащили из лесу?

— Да, дорогая, когда-то тролли разорили замок королевы и дочиста разграбили его. Должно быть, драгоценные камни, что они прятали в лесу, подойдут для этого.

— Пожалуй, я могла бы приняться за такую работу, но какое из себя ожерелье королевы?

— От своей матушки я слыхал, что в нем должно быть ровно четыреста камней. Все они словно показывают времена года. Осень, зиму, весну и лето. И если оно будет собрано правильно, каким было раньше, то Королева освободится от заклятия.

— Я готова, дорогой Эрвин, но работа эта трудна и кропотлива, и без свечей я не смогу ее сделать, ведь зимний день короток, а в темноте пропащее дело выполнять ее.

— Об этом не печалься, Тери. Уж верно, я придумал способ заработать. Ты не будешь нуждаться ни в тепле, ни в свечах, да и голодать нам не придется.

— Что же ты будешь делать?

— Займусь работенкой, о которой мне твердят со всех сторон, — горько усмехнулся король. — Видно, пора мне ей заняться, раз только на потеху я и гожусь.

— О чем ты, Эрвин?

— Не печалься, Тери, и не забивай свою голову грустными мыслями. Твой Эрвин решил славно потрудиться.

Как только наступило утро, король вышел из дому и направился прямиком в город. Явившись в самый богатый трактир, Эрвин, несмотря на любопытные насмешливые взгляды, подошел к хозяину и, поклонившись, сказал:

— Не желает ли господин Беккер принять меня в услужение?

— Тебя?! — жирный живот трактирщика заколыхался от смеха. — Да ты носом едва достанешь до стола. И твоими ручками вряд ли удержишь даже кружку пива.

Слуги трактирщика так и покатились со смеху. Эрвин проглотил обиду, лишь лицо его порозовело.

— Нет, господин, Беккер, я и не собираюсь накрывать столы да разносить кувшины, я буду петь и плясать для ваших гостей.

Трактирщик перестал смеяться и почесал в затылке. 

— А что, пожалуй, поглазеть на такого, как ты, найдется немало охотников, и люди валом повалят в мой трактир. Уж таких уродцев не каждый день встретишь. Другие трактирщики, верно, лопнут от зависти. Что ж, по рукам. Если дело пойдет, я буду хорошо тебе платить.

Эрвин сказал Тересии, что получил работу, но не сказал какую. Зачем тревожить бедняжку понапрасну. Она и так сидит, не разгибаясь, у стола и прилежно собирает драгоценные камни в прекрасное ожерелье.

Каждый день Эрвин являлся к трактирщику и, взобравшись на перевернутую бочку, подбоченясь и сдвинув шляпу, начинал петь:

 

Если пилит жена,

 

И дела твои плохи,

 

За душой не гроша

 

И в амбаре ни крохи.

 

Махни на все рукой,

 

Гони печали прочь.

 

Лучше взгляни,

 

как пляшет Эрвин Коротышка.

 

Если на сердце тоска

 

И неудачен день.

 

Валится все из рук,

 

И вместо солнца тень.

 

Махни на все рукой,

 

Гони печали прочь.

 

Лучше взгляни,

 

Как пляшет Эрвин Коротышка

 

Возьми себе в долг пивка.

 

Забудь свои прежние грезы,

 

Слышишь, уродец поет

 

И смеется сквозь слезы.

 

Махни на все рукой,

 

Гони печали прочь.

 

Лучше взгляни,

 

Как пляшет Эрвин Коротышка.

 

Зрители топали ногами и свистели от удовольствия.

— Вот умора! Ну, поглядите только, как смешон этот человечек!

— Да, живот надорвешь со смеху!

— Такого и на ярмарке не увидишь!

— Экий уродец, до чего нелепо он пляшет!



Ларец сказок

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться