Возвращение барона Блутзаугера (книга вторая)

Размер шрифта: - +

Королева эльфов

Тем временем на рассвете Тересия пробралась к заброшенному колодцу в лесу. Во что бы то ни стало она должна выполнить просьбу Эрвина и принести ожерелье Королеве Эльфов. Нелегко пришлось бедняжке в одиночку спускаться в подземный ход. Теперь даже пучка горящей соломы у нее не было, и Тересия двигалась вперед в кромешной тьме на ощупь.

Должно быть, желание исполнить волю жениха придало ей смелости и, упрямо сжав губы, она шла вперед. Тери лишь вздрагивала, когда крылья летучих мышей задевали ее голову, да стряхивала с юбки злобно пищащих крыс, что норовили вцепиться ей в ноги. Выглянув из-за потайной дверцы, она увидела стражников, что играли в кости возле статуи королевы.

— Только бы силы добра не оставили меня, — прошептала Тери и тихонько подошла к мраморному изваянию.

— Ох, сгинь проклятая ведьма! — закричал один из них, заметив женскую фигуру возле себя.

— Господь милосердный! Откуда здесь эта мерзкая побирушка? Возникла словно из воздуха.

— Да уж, я чуть было не простился с душой, испугала до полусмерти! Ну, погоди же, дрянная ведьма, сейчас мы живо свяжем тебя и отправим прямиком на костер.

— Простите, благородные господа, что напугала вас. Я спросила разрешения войти, верно, вы так заигрались, что не слыхали.

— Вот дрянная побирушка, где это видано, чтобы на посту играли в кости? Не видишь, мы аккуратно несем свою службу.

— Значит, господа стражники просто не слыхали моей просьбы.

— Кто пропустил тебя в замок, ведьма, и что тебе надо?

— Старшая фрейлина приказала мне соединить порванные преступником шелковые нити на статуе.

— А не врешь ли ты, оборванка? Что-то нам не говорили о таком приказе, надо спросить у госпожи фрейлины.

— Брось, Адольф, — зевнул один из стражников. — Это же Уродливая Тери, что вышивает шелком и чинит кружева. Должно быть, ее и впрямь отправили починить нити с колокольчиками. Говорят, ее руки настолько же ловки, настолько уродливо лицо. Охота тебе прерывать игру да искать госпожу фрейлину по всему замку.

— Ладно, дрянная оборванка, делай быстрее свою работу и убирайся прочь.

И стражники вновь увлеклись игрой. Тересию и подгонять не нужно было, мигом достала она спрятанное ожерелье и надела его на шею статуи.

— Это от Эрвина, госпожа Королева, — прошептала она.

Камни не успели засверкать в полной красе, как вмиг обернулись розовым мрамором, из которого и было изваяние. Словно несчастная королева когда-то так и окаменела в этом ожерелье.

— Что ты там шепчешь, побирушка? Скоро ли закончишь работу?

— Я считаю нити, господин стражник, еще минута — и работа закончена.

— Поторопись, ведьма, и убирайся восвояси. Мне не по себе, когда рядом такое чучело.

Тересия поклонилась Королеве Эльфов и собралась незаметно прошмыгнуть к потайному ходу.

— Куда направилась, вот глупая гусыня! Забыла, где двери зала?

Вот беда! Как же выйти из замка? Но делать нечего и Тересия, обмирая со страху и надвинув капюшон накидки до самого носа, побрела к выходу. «Если меня поймают и посадят в тюремную башню, буду утешаться, что выполнила просьбу моего дорогого Эрвина», — подбодрила себя бедняжка. Прижимаясь к стенам галереи возле одной из комнат, Тересия увидала корзину с бельем. Схватив ее, она со всех ног бросилась вниз по лестнице.

— Эй, оборванка, куда идешь? — крикнул стражник, стоявший внизу.

— Госпоже Брунгильде не по нраву, как выстирали кружева, господин стражник, прачка велела снести белье к реке и прополоскать еще раз хорошенько.

— Совсем обнаглели лентяйки! Разве не знаешь, что тебе запрещено приходить в замок?

— Да-да, господин стражник, я уже ухожу, за работу обещали три медные монетки, не мне упускать заработок.

— Убирайся скорее, пока начальник стражи не заметил, что я веду с тобой разговоры.

Тересия, озираясь, прошла к воротам, оставила возле них корзину и юркнула прочь.

Меж тем в замке готовились к отъезду короля Людвига и его дочки. Королева Ангелика хотела как можно лучше проводить свою любимицу. И хотя ей было невыносимо жаль расстаться, она понимала, что старый король не оставит теперь свое дитя. А Брунгильда нипочем не желала уехать раньше, чем казнят Эрвина Коротышку. Вдруг королева решит проявить милость, да и вовсе откажется от казни. Эдак и правда выплывет наружу. И коварная ведьма начинала лить притворные слезы и говорить, что никак не может расстаться с госпожой королевой. Но король Людвиг торопился, и она, боясь упустить хотя бы одну из корон, согласилась уехать на следующий день.

Залы и галереи замка были почти украшены, а праздничные столы накрыты белыми, словно выпавший снег, скатертями. Знатные дамы прихорашивались и наряжались. Королева Ангелика, опираясь на руки слуг, решила взглянуть, все ли в порядке в тронном зале. Стоило ей переступить порог, как небо за окнами потемнело, налетел ветер, да такой силы, что тяжелые шторы из бархата раздулись, словно паруса. Вмиг погасли свечи в золотых подсвечниках. Приближалась гроза, неся оглушительные раскаты грома и ослепительные молнии. Слуги бросились ловить шторы и занавеси, что вырывались у них из рук. Ветер гулял по залу и раскачивал прекрасные старинные картины в тяжелых рамах. Маленькие хрупкие вазочки слетали со своих подставок, словно лепестки цветов, и с печальным звоном разбивались о мраморный пол.



Ларец сказок

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться