Возвращение барона Блутзаугера (книга вторая)

Размер шрифта: - +

Казнь

С утра на дворцовой площади все было готово к казни. Глашатаи обошли улицы и переулки и объявили королевский указ. В полдень на площади вору и разбойнику отрубят голову. К полудню люди нехотя потянулись на площадь. И вскоре толпа заполнила ее прилегающие переулки.

— Да-а-а-а-а, хоть Коротышка и уродлив, словно тролль, но с трудом верится, чтобы он стал вором.

— Почем вам знать? Может, он днем прикидывался несчастным, а ночью грабил честных людей?

— Ну, так пусть бы посидел в тюрьме и раскаялся.

— Видно, каяться ему придется на небесах.

— Судья наверняка справедливо рассудил все дело. Верно, приговор вынесен правильно.

— Уж и судьба у бедолаги! Жизнь была несладкой и смерть недостойной.

— А я слышал, что он со своей подружкой подкарауливал одиноких путников в лесу и убивал несчастных ради наживы.

— Да неужто? Отчего же тогда и проклятую ведьму не казнят вместе с ним?

— Должно быть, она обернулась жабой и стражники не поймали ее.

— Глядите, глядите, вон его везут!

Показалась старая повозка, окруженная стражей. Несчастного Коротышку привезли к месту казни. Палач в красной одежде и колпаке уже стоял возле колуна, опираясь на свой огромный топор.

— Госпожа королева, госпожа принцесса! — объявил глашатай.

Под шелковый навес, выстроенный напротив места казни, взошла королева Ангелика и Брунгильда. Бедняжка королева была бледна и еле передвигала ноги, повиснув на руках придворных. Немалого труда стоило Брунгильде уговорить ее явиться на казнь.

— Милая матушка, — нашептывала она королеве. — Преступника надо непременно казнить. Ведь он хотел повредить изваяние, что так оберегал наш славный король. Неизвестно чем кончилось бы дело, не схвати его стража. Пока ваш храбрый сын не вернулся, вы правите королевством — не дело мне отдавать приказ от вашего имени. Народ должен знать, что ничего не происходит без вашего ведома.

Король Людвиг отказался идти, сославшись на нездоровье, и прислал лишь министра Алберта. Старому королю и впрямь было не по себе оттого, что его милая дочь так жестока и радуется чужой гибели. Сердце его леденело при мысли, что будет с королевством, когда Брунгильда начнет править им. Меж тем узника вывели на помост и судья Розенкранц громко объявил:

— Разбойник и вор Эрвин, по прозвищу Коротышка, обманом проник в королевский замок. Он нарушил покой королевы и всех обитателей замка. Избил до полусмерти стражников, которые, рискуя жизнью, схватили его. Жадность привела его в замок в надежде поживиться драгоценностями, а может и лишить жизни нашу королеву! Суд вынес вору и разбойнику смертный приговор.

— Смерть проклятому воришке! — закричали в толпе.

— Мало нам, что наш храбрый король Фридрих исчез, так этот уродец хотел лишить нас еще и королевы!

— Вот проклятый урод! Правильно, что его мерзкая голова слетит с плеч!

— Ишь распевал свои дурацкие песни в трактире, а сам в это время, поди, чистил наши карманы!

— Не зря он уродлив, словно силы зла. Честный человек не может родиться с таким лицом.

— Смерть ему! Смерть!

— Эй, проклятый бродяга, говори последнее слово да клади свою проклятую голову на плаху. Слишком зажился ты на этом свете.

Эрвин обвел глазами толпу, что желала его гибели, и, гордо подняв голову, произнес:

— Совесть моя чиста, много приключений пережил я за свою жизнь и близкая смерть меня не страшит. Никогда и никому не причинил я зла. Казнь невиновного ляжет тяжелым камнем на ваши души. Моя же душа свободна. Я не стану на потеху вам лить слезы и просить о милости. Сердце мое страдает лишь о моей бедной матери да невесте, которая вместо свадебного платья наденет траур. Я прожил достойно, достойно и приму свою смерть.

— Ох ты, рассуждает словно благородный господин.

— Лучше упал бы на колени да попросил о пощаде.

— Да-да, такие слова под стать королю, а не жалкому уродцу.

— Верно, его мамаша, кем бы она ни была, вздохнет с облегчением, когда тебе отрубят голову.

— Хи-хи-хи, представляю его невесту, она бедняжка, наверное, спит и видит, что избавилась от такого жениха.

Глаза Брунгильды светились злобной радостью.

— Дорогая матушка, давайте скорее покончим с этим. Махните платком, и палач вмиг сделает свое дело. Вы, должно быть, устали от глупого представления. Вам следует поберечь себя.

Королева вяло махнула кружевным платочком. Палач занес топор над несчастным королем, как вдруг плаха задымилась. Клубы дыма окутали Коротышку. Они становились все гуще и гуще. Вскоре совсем ничего невозможно было разглядеть сквозь дым. Толпа удивленно зашумела. Где же горит? Ни единого язычка пламени не видно. И дым отчего-то не ест глаза и не пахнет жженым деревом. Палач растерянно застыл с поднятым топором. Как же рубить голову, когда теперь не видно самого преступника? А дым меж тем все сгущался и темнел, в нем начали вспыхивать разноцветные искры. Они мелькали все быстрее и быстрее, и вдруг целый сноп искр разорвал плотную завесу дыма. Он начал стремительно таять и вскоре совсем исчез.



Ларец сказок

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться