Возвращение домой

Font size: - +

Возвращение домой

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

Сказка-притча

 

Ох, и любил Виолле играть на своей самодельной свирели. Бывает выйдет в поле и играет, да так, что душа радуется, и сама поет, ноги быстрее ходят, а руки споро свою работу делают. Люди любили слушать, как играет Виолле, считали его музыку волшебной, потому как день и тяжкая работа в поле становилась веселее и протекала совсем незаметно. Все бы ничего, да только уж больно не любил эти игры отец Виолле. Злился: вместо того, чтобы в поле работать ‒ сын на свистульке свистел на потеху всему народу. Старшие братья с сестрами смеялись только, а мать охала да руками махала ‒ что поделаешь, мал еще, не наигрался.

Так и играл Виолле не взирая на нелюбовь отца к его музыке, а юная пастушка Иллит всегда танцевала под звуки его свирели, потом плела венок и дарила Виолле за хорошую музыку и за то, что во время игры животные были послушны в поле.

Однажды Иллит подарила Виолле камень странного вида ‒ коричнево-зеленого цвета с яркими переливами.

‒ У одного торговца выменяла на гуся, ‒ призналась девочка. ‒ Хотела сделать бусы, но пусть тебе останется на удачу.

‒ Спасибо, ‒ поблагодарил мальчик, сунув красивую вещь в карман. ‒ Хочешь я сыграю только для тебя?

‒ Конечно, ‒ обрадовалась юная пастушка.

Отец увидев, как сын снова играет вместо того, чтобы работать, не выдержал вырвав из рук Виолле свирель. Когда сын воспротивился, отец ударил его, а свирель растоптал ногой.

‒ Отныне каждый день ты будешь ходить с братьями и сестрами работать в поле! ‒ грозно говорил отец. ‒ А я лично буду следить за тем, как ты работаешь. Если мать не может заставить тебя работать, то это сделаю я!

Из носа Виолле текла кровь, но он не плакал. Иллит подобрала кусочки сломанной свирели и протянула их мальчику.

‒ Подчинишь? ‒ спросила она.

‒ Ты что?! ‒ зло воскликнул Виолле. ‒ Не слышала, что он сказал?! Мне никто и никогда больше не позволит играть!

В сердцах он выбил осколки разбитой свирели из рук испуганной девочки.

‒ Толку ее делать, если он все равно сломает…

С этими словами он ушел, оставив плачущую Иллит одну.

В ту ночь Виолле дождавшись, когда все уснут, сбежал из дома. Наверное, молодость и глупость всегда идут рука об руку, а в этом пути не исключено, что им будет сопутствовать удача. А может она именно и благоволит к тем смельчакам, кто способен на отчаянные поступки.

В любом случае Виолле не суждено было сгинуть на дорогах судьбы. Не в этот раз. На первом же пути, проходящем через дремучие леса, он попался банде Тунга Эстакара ‒ безжалостного грабителя. Никому еще не удалось уйти от него не будучи ограбленным до нитки и каждый знал ‒ попался Тунгу, то не сопротивляйся, иначе живым не уйдешь. Только что взять с крестьянского мальчишки, у которого в мешке только кусок хлеба, ломоть сыра, да фляга с водой ‒ не богатая прибыль. По началу хотели убить Виолле, но решили, что пусть его судьбу решит Тунг.

‒ Что умеешь? ‒ грозно спросил предводитель разбойников ошалевшего от испуга мальчишку.

‒ Иг-грать… ‒ выдавил из себя Виолле.

Раскатистый хохот прокатился по всему дремучему лесу и докатился до самых Неймальских болот.

‒ Вот незадача! ‒ гоготал Тунг. ‒ Мы тут все как будто бы играем. Я серьезно говорю сопляк, ‒ перестал веселиться главарь и в глазах его зажегся недобрый блеск. ‒ Что делать умеешь? Отвечай честно, если не хочешь валяться под ближайшим деревом с перерезанной глоткой, потому как живым отсюда тебя никто не выпустит.

‒ А то наболтаешь лишнего, ‒ включился в беседу еще один разбойник. ‒ А нам потом болтаться на княжеской виселице.

‒ Знаешь, ‒ еще один бандит продолжил насмехаться над мальчиком. ‒ Как нам не хочется умирать такими молодыми?

Тут снова все разом загоготали, кроме Виолле.

‒ Я правду сказал! ‒ выкрикнул он. ‒ Я умею играть на свирели! Очень хорошо… умею…

Тут разом все затихли.

‒ На свирели говоришь? ‒ Эстакар схватил мальчика за грудки. ‒ А ну-ка сыграй что-нибудь.

‒ Не могу, отец свирель разбил. Надо новую сделать.

‒ За сколько управишься? ‒ и разбойник встряхнул мальчика.

‒ Н-не знаю, ‒ Виолле и сам не понимал зачем объясняется с бандитами, но, видимо, ему очень хотелось жить. ‒ Раньше дня хватало… только нож нужен острый, хороший.

‒ Ишь, нож ему нужен! Тощий, ‒ обратился Тунг к одному из своих сообщников, который на самом деле был толстый и лысый. ‒ Дай ему один из своих ножей. И проследи, чтобы наш милый гость действительно вырезал свою дуду. Иначе перережу глотки обоим!

‒ А ты, ‒ обратился главарь к Виолле. ‒ Моли богов, если мне наврал, потому что тогда точно не пожалею и скормлю волкам заживо. Вырезай свою свистульку ‒ на твое счастье местный князь страсть как неравнодушен к музыке, особенно к этой твоей свирели.

Виолле принялся за работу, даже не подозревая, какое испытание ему ещё готовит судьба, а Тунг только довольно щурился, да отвешивал подзатыльники мальцу. Идея отправить мальчишку в замок князя под видом менестреля была весьма недурственной, хоть и сомнительной. Но правитель здешних земель и вправду слыл великим ценителем музыки, а Тунг Эстакар был ценителем сокровищ и богатства, хранившихся в княжеских подземельях. Главное мальчишке попасть в замок и продержаться там до ночи, все остальное сделает сам Тунг. Поздно вечером, когда Виолле демонстрировал свое мастерство, главарь понял, что ему действительно повезло, и даже пришла в голову совершенно нелепейшая мысль ‒ на мальчишке можно было бы неплохо заработать в городе на ярмарках. Сплюнув от злости, раздосадованный собственной мягкотелостью, Тунг дал себе зарок отпустить сопляка с дудкой, как только закончится эта история с княжескими богатствами. Сами боги перестанут ему благоволить, если он уничтожит такой талант.



Оксана Глинина

Edited: 14.02.2018

Add to Library


Complain




Books language: