Возвращение в гавань Кассандры

Размер шрифта: - +

Возвращение в Гавань Кассандры - 32

Возвращение в Гавань Кассандры - 32

Ренсинк Татьяна

Не желая тревожить спящую любимую, Никита отошел к окну. Воцарилась такая тишина, как никогда. С той же тишиной стоял вновь у закрытых ворот и Илья Сергеевич. Никита увидел его,... узнал. Оглянувшись на супругу, он провел медленно взглядом от её закрытых глаз к чуть вздымающемуся животу, в котором, он знал, была зачата новая жизнь, но... и та была обречена... 

Сожалея и об этой жизни, и о той, которой не будет, Никита покинул спальню. Он медленно прошел мимо встревоженных родителей своих, родителей любимой да в саду мимо Вари, стоящей в объятиях мужа. Никто не смел пока ни сказать что, ни войти в спальню Марии, чтобы не потревожить её сон, оставаясь в молчаливости то стоять, то бродить, пока Никита приближался к воротам.

Он ничего не сказал находившемуся там Илье Сергеевичу, чьи молодые, полные той же болью глаза выражали такие же страдания души. Открыв ворота, Никита пропустил его войти и отправился с ним, так ничего и не говоря, в дом, время от времени указывая рукою следовать вместе.

Они прошли мимо всех, задающихся вопросами, наблюдающих за ними. Скрывшись в спальне Марии, они остановились на пороге, и Никита указал на постель супруги, где та лежала неподвижно.

-Не выносимо, - глядя из сада на окна сестры рыдала в объятиях поддерживающего супруга Варя. - Я не переживу.

Лишь крепче к себе прижимая, с покатившейся слезой взглянул туда же и Андрей. Он поднял к окну взгляд в тот момент, когда оттуда до их слуха донёсся отчаянный крик Никиты:

-Нет!!!

Будто весь мир перевернулся... Будто солнце исчезло... Наступили тяжёлые серые дни... Осознание внезапной смерти, безвозвратности дорогого человека, что ни взгляда его, ни голоса уже не будет в этом мире... Слёзы... Прощания... Похороны...

Тянулись дни. Тянулись невыносимо... 

Илья Сергеевич, как только коснулся Марии в тот злосчастный день, сразу понял: её не вернуть. Он тут же умчался прочь и больше не возвращался. Издалека следил он за похоронами, как заметили тогда многие, но и словом не перемолвились.

Никита больше не отходил от детей, проводя с ними всё свое и их время. И та сила, та любовь, которые он получал, помогали переживать дни до наступления ночей. А там... Мария часто снилась ему, они разговаривали, но о чём — Никита утром забывал. 

Оплакивали потерю все, и даже Наталья, которая так и не избавилась в себе от обиды на Марию за её предательство. Но спустя две недели слез, огорчений, Наталья наполнилась желанием вырваться из дома вновь: от духа смерти, что ещё ощущался, от горевания всех вокруг да от воспоминаний о покойнице. 

Прогуливаясь в саду, Наталья ощущала себя не лучше. Всё то же одиночество. Всё то же ожидание чего-то, что никак не придёт, будто оно забыло дорогу сюда, в её судьбу. Но чего всё же ждать и когда — Наталья уже не знала.

-Псс, - послышалось откуда-то со стороны сиреневых кустов, и она взглянула туда.

Медленно стала Наталья подходить к сирени, которая будто уже заснула, приготовившись к будущей зиме. Но никого не было видно. Лишь высокий деревянный забор позади. Понимая, что кто-то стоит за ним, Наталья вопросила:

-Кто здесь?

-Это я, - ласково прозвучал ей знакомый голос.

-Роман Васильевич, - впервые за всё это время, за то время, которое она не видела, не слышала его, любимого, не забытого, Наталия улыбалась, а сердечко билось отрадно.

-Я так ждал встречи с Вами, - говорил он.

Прикусив губку, Наталья наслаждалась каждую секунду певучестью его голоса, его теплом, которое ощущала и через это препятствие — забор.

-Супруга моего брата ушла в мир иной, - призналась она.

-Знаю. Я часто приезжал сюда в надежде увидеть Вас, но судьба не давала и шанса. И всё же,... я не сдался, - звучал его нежный голос. - Обещаю, не буду Вас красть, только бы снова увидеть,... обнять...

-Роман... Васильевич, - взволнованно вздохнула Наталья, оглянувшись вдруг на сад, дом, но всё вокруг было одиноко. - Я постараюсь выйти.

-Натали, я хотел сказать,... Давно мучил себя мыслями, - говорил Роман из-за забора, но услышал вдруг удаляющиеся шаги и насторожился. - Натали?... Ушла... Чёрт, - пнул он камешек, лежащий у ног и побрёл вдоль забора чуть в сторону, чтобы никто не заметил его, если вдруг кто и выйдет за ворота...



Tatjana Rensink

Отредактировано: 22.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться