Возвращение в гавань Кассандры

Размер шрифта: - +

Возвращение в Гавань Кассандры - 64

Возвращение в Гавань Кассандры - 64

Ренсинк Татьяна

«Когда же это закончится?... Уже дома. Всё будто бы должно быть лучше, но эти кошмары... За что? Неужели ты, Машенька, мучаешься там? Дай знак... Освободи же меня от сей боли», - вновь очнулся после кошмарного сна Никита.  

Это была первая ночь в родной усадьбе после возвращения из плавания. Проиграв с детьми весь вечер да уложив их спать, Никита уединился в спальне, чтобы наконец-то погрузиться в прохладу своей постели, отдохнуть. Отдохнуть от тяжести в душе, которая от встречи с детьми теперь будто бы и отступила. Отдохнуть от боли да долгой разлуки с родными людьми и местами. Только кошмарные сны всё продолжались.

Не стараясь больше засыпать, Никита оделся и вышел в сад. Уже светало. Воздух был ещё чуточку прохладным, но чувствовалось, что днём будет жара. Немного пройдясь по саду, во дворе, Никита наполнился желанием посетить могилку супруги как можно скорее. Никому ничего не сказав, он поспешил покинуть усадьбу, умчавшись скорее верхом. 

Кладбище в это утро было одиноким. Будто все ещё спали и посещать сие место ранним утром никто не желал. Никита медленно приблизился к могилке, где в земле покоилась его любовь.

-Помоги мне, - опустился он перед ней на колени и погладил ладонями землю. - Помоги... Я отпускаю тебя, так отпусти же и ты...

Тишина была ему ответом. Просидев ещё некоторое время без движения, Никита закрыл глаза и глубоко вдохнул, как ему вдруг послышался хруст откуда-то со стороны. Резко оглянувшись туда, он никого не увидел. Приняв всё за наваждение, он поплёлся покинуть кладбище и вскоре вновь удалялся верхом прочь.

Только въехал на двор усадьбы, взгляд пал на медленно прогуливающуюся там Емельяну. Она заметила его сразу и стояла с кокетливым видом, будто переплетала косу, свисающую у неё на плече. Спрыгнув перед ней с коня, Никита взял её за руку и повёл за собой на конюшню.

Взглянув с вопросом на находящегося там конюха, Никита тем самым заставил его немедленно выйти и тут же заключил Емельяну в жадность объятий да поцелуев. Те же вскоре переросли в бурю страстного желания скорее сблизиться телами да улетать в неведомые небеса блаженства, к которому так хотелось попасть в плен уже давно. 

Емельяна стонала, кричала от радости наконец-то быть вновь во власти ласк его, самого желанного, долгожданного, но он будто и не замечал ничего, отдаваясь, отдавая, но не замечая. Когда же страсть потухла, Никита отпрянул от довольной случившейся близостью горничной и, тяжело дыша, лёг на спину.

-Как я скучала, ждала, - гладила она его грудь, проглядывающую из распахнутой рубахи, которую он до этого не успел снять за желанием скорее слиться воедино.

-Полно, - чуть улыбнулся Никита, глядя в сторону. - Пора делами заниматься... Потом позову,... когда понадобишься.

-Как скажешь,... любимый, - поцеловала она его не отвечающие взаимностью губы и стала одеваться.

Не хотя, с неприятным предчувствием, она оделась да поднялась. Никита не обращал на неё внимания, сам скорее поправив на себе одежду, и покинул конюшню.

-Никита! - громогласно, строго, как никогда, вдруг окликнул его отец, когда Никита вошёл в дом.

Михаил Алексеевич тут же вышел из своего кабинета и пригласил войти. Устроившись с подступившим волнением в одно из кресел, он смотрел на грозного отца, но тот заговорил только тогда, когда сел к столу:

-Не стал я говорить с тобой об этом на корабле, дабы оградить от общеизвестности по сему обстоятельству... Да это и ещё одна из причин, почему на письма твои не отвечали потом... И? Как давно у тебя шашни с горничной?

-Что?! - поразился Никита и хотел встать, но остался на месте. - Это моя жизнь, отец, и прошу оставить.

-Твоя жизнь, - кивал Михаил. - Детей плодишь направо и налево! Скольких ещё обрюхатил? В каких портах? 

Не имея мочи смотреть отцу в глаза, Никита не знал куда деться. Что сказать, как объяснить всё — не мог найти слов. 

-Дочь у тебя есть ещё одна... Емельяна родила, думали, что умрёт, - продолжал говорить более спокойно отец и замолчал, уставившись на безмолвного сына.
Никита медленно поднялся и сглотнул:

-Прикажете вести её под венец?

-С ума сошел? Горничную под венец? Да если б ты её любил, да ради Бога! Так ты же безответственно себя ведёшь! Не так я тебя воспитывал! - с накипающей яростью поднялся перед ним отец. - Ещё раз увижу рядом с кем из девок здесь, выгоню!

Никита отдал честь, принимая всё сказанное отцом, и покинул кабинет...



Tatjana Rensink

Отредактировано: 22.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться