Возвращение в Сонору

Размер шрифта: - +

Глава 23

ВИЛД

 

«Компания «Ван Хорн Файненшл Инкорпорейтед» (далее именуемая Компания) обеспечивает заключение договора аренды принадлежащих ей земель на восточном склоне хребта Скагит (округ Сонора) с сообществом койотов-пайюта (далее именуемым Сообщество)… Арендная плата составляет 1 (один) далер в год…»

В последние дни я смеялся больше, чем за прошедшие десять лет. Мой расчет оказался верен. Покахонтас не изменилась ни на йоту. Ни крейцера для себя. К тому же, она сама выбрала крючок, на котором я смогу удержать ее, самый острый, самый надежный.

Все-таки было приятно, что она отказалась от денег. Единственная из всех знакомых мне женщин. Лине всегда было наплевать на то, сколько стоит моя машина и сколько «весит» банковский счет. Я до сих пор не решил, уважать мне ее за это или ненавидеть. Потому что деньги были моим самым надежным, самым смертельным оружием – быстрее пистолета, острее ножа.

Другое дело, что и сам я ей не был нужен, ни с деньгами ни без. Впрочем, я и сам иногда сомневался в своем существовании вне выстроенной мной системы ценностей. Иногда поздно вечером, когда я оставлял в гараже свой Мазерати, поднимался в пентхаус, сбрасывал на спинку дивана бесстыдно дорогой пиджак, клал на столик бумажник, часы, запонки, мне страшно было подойти к зеркалу. Вдруг я никого в нем не увижу.

«… после вступления Вилда ван Хорна (далее именуемого Владелец Компании) в права собственности на землю, он обязуется продать вышеуказанные участки Сообществу за сумму в 1 (один) далер…».

Правки в договор были внесены грамотно, Покахонтас вымарала из текста пару моих ловушек и предусмотрела для себя аварийный выход. Впрочем, иного я и не ожидал – тупицей она никогда не была.

Я развернул кресло к застекленной стене с видом на Нью-Амстердам. Застроенный небоскребами Манхаттас казался отсюда оскаленной пастью дракона. За синей лентой реки, перечеркнутой кое-где пунктирами мостов, начинались районы, застроенные старыми четырех-пятиэтажными кирпичными особняками. Кое-где море красного кирпича, пронзали прямоугольники многоэтажных праджектов (34) – убежище городского отребья, бандитские гнезда. Ближе к горизонту, город жался к земле сплошным одеялом одно- и двухэтажных домишек.

Меня всегда забавляло, что Новый Амстердам, такой материальный и тяжеловесный, управляется деньгами, не существующими даже на бумаге (что уж говорить о золоте), отсроченными сделками и правами, которые почти всегда можно оспорить. Никто, кроме нас, реальных владельцев этого города, не слышал подземной дрожи, не замечал расходящихся импульсов от лопнувших финансовых пузырей. Зато брызги от этих взрывов оседали на землю отвратительными ошметками: заброшенными домами, бывшие владельцы которых не смогли выплатить кредит, заваленными мусором пустырями, ширящимися палаточными городками – последним приютом бездомных.

Не удивительно, что город управлялся людьми вроде меня - ничего не чувствующими, и все же считающимися живыми. Даже символично.

- Доброе утро, мистер ван Хорн! – Я медленно развернулся обратно к столу. На пороге стояла длинноногая брюнетка в узкой, как гандон, юбке и белоснежной блузке. – Ваш завтрак, сэр. – Значит, сейчас ровно семь-тридцать. – Белковый омлет со шпинатом, ломтик зернового хлеба и свежесорванная клубника. И лювак (35), конечно.

Покачивая бедрами, она подплыла к столу, опустила передо мной поднос и замерла, демонстрируя декольте на шесть персон и ожидая, когда на ее задницу опустится моя ладонь. Нет, милая, утренний минет отменяется.

Я подвинул к ней листы договора:

- Это в секретариат. Через два часа вернуть мне со всеми внесенными правками. Список сегодняшних встреч остается без изменений. Вечером соберешь свои вещи и можешь считать себя свободной.

- Сэр?

Еще не сообразив о чем идет речь, она медленно распрямилась и откинула назад прядь длинных черных волос. Гладких и блестящих. В них можно было смотреться как в зеркало. И еще мне было приятно видеть их у себя между ног.

- Ты уволена. Проваливай. Можешь подавать в суд.

Незаменимых нет, как говорится. Придет день, когда я точно так же уволю Покахонтас. Хотя, кого я пытался обмануть. Лина уйдет сама, и даже не оглянется. Уже проверено.

*

ЛИНА

 

- Дай-ка посмотрю, ты что, новую прическу сделала?

- Ха-ха три раза. Ценю твое чувство юмора.

Я зачесала назад мокрые волосы и не стала тратить время на макияж. Зато добыла из недр шкафа черные брюки и белую рубашку. Для Джокера достаточно и этого. Я бывала в офисах и знала, как нужно мимикрировать под мебель и оргтехнику.

- Это то, о чем я подумал? – Дон начал не спеша и с явным удовольствием разворачивать сэндвич. – Он подписал контракт?

- Да.

А еще прислал очень ценное указание.

Начало рабочего дня в семь. Планшет и ноутбук будут ждать тебя на столе. Надеюсь, ты умеешь ими пользоваться. Возьми у администратора меню моих завтраков. Научись пользоваться кофеваркой. Проверь наличие моего кофе на кухне. Подашь завтрак в семь-тридцать.

Все.

- Надо же, - удивился Дон. – Не ожидал, честно говоря. Слушай, девочка, а может он и не так плох, этот парень? Может, в хороших руках он еще станет белым и пушистым?

- Ага, – согласилась я. – Как ершик от унитаза. Пожелай мне удачи, друг…

- Удачи, - не возражал Дон.

- … и скажи, какой смысл приходить на работу в семь утра?

- Биржи, Лина. Гонконг, Сингапур, Шанхай. Деньги не спят.

- Блиииин.

Господи, а я-то когда высплюсь?

*

ВИЛД

Покахонтас явилась в ровно в семь утра. Я не был впечатлен ее точностью, и все потому, что ждал у монитора уже минут двадцать, как минимум. В отместку я заставил ее потоптаться перед моей дверью с подносом в руках. Секунд десять, не меньше.



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 27.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться