Возвращение Юмма

Размер шрифта: - +

Желтая пуговица. Глава 7

Получившемуся рассказу Владимир дал название «Странник». Ребята готовили новый номер стенгазеты, и Командор предложил поместить туда это произведение. История с пуговицей и странным мальчиком захватила умы членов клуба.

- А что это за мальчик? Как его зовут?

Владимир не знал, что ответить. Ведь Степану тоже неизвестно имя мальчишки. А вдруг он вообще все выдумал? Но тогда каким образом этот мальчик попал в сон? Молодой человек пытался найти объяснение. Откинув в сторону сверхъестественные идеи, он приходил только к одному выводу: водитель, услышав рассказ про сновидение, тут же придумал историю с мальчиком. А пуговицу, да, нашел в автобусе. Может он и не знал, как там она оказалась. Оставалось только загадкой, как так получилось, что увиденная у Олега дома пуговица оказалась вдруг так похожа на пуговицы с куртки мальчика из сна. Просто совпадение?

Но сам рассказ вышел интересным. Пусть даже история и придумана водителем. Алёна нарисовала к рассказу картинку с автобусом, едущим по серой полосе асфальта на фоне зеленых деревьев.

 

Ребята уже заканчивали работу над стенгазетой, как в дверях кабинета появилась высокая широкоплечая фигура в военной форме с голубым беретом на голове. Взгляды детей устремились на человека, заслонившего весь дверной проем. Владимир обернулся. Брови приподнялись, а губы растянулись в улыбке.

- Егор?!

- Здорово, дружище! – Егор бравым шагом вошел в кабинет и заграбастал в объятия Командора, который рядом с ним выглядел совсем пацаном.

Друзья крепко обнялись, чуть ли не расцеловались.

- Вернулся? – отдышавшись от буйных обниманий, спросил Владимир.

- Нет. На побывку отпустили. Всего на неделю.

Дети с восторгом смотрели на военного, судя по берету – десантника.

- Вот, познакомьтесь, мой друг Егор, - представил товарища Владимир. – Учились в одном классе у Александры Олеговны.

- Ты как здесь очутился? – обратился к другу вожатый клуба.

- Зашел к тебе. Не застал. Дай, думаю, в родную школу наведаюсь. Если честно, не ожидал здесь тебя увидеть.

- А это у нас клуб такой. Устраиваем с детьми мероприятия разные. Стенгазету вот выпускаем. Но уже заканчиваем на сегодня. Подождешь?

- Спрашиваешь. Конечно, подожду.

 

После собрания клуба друзья направились к Владимиру. Посидели, поговорили.

- Ты где служишь-то?

- Да куда только не бросали нас. Знаешь, Володь, рассказывать об этом совсем неохота. Я всегда думал, что ВДВ – элитные войска, с самым опасным противником должны сражаться. А приходится иметь дело с каким-то гражданским сбродом. Со своим же народом заставляют воевать. Пусть они не правы, пусть хотят независимости. Но ведь это почти безоружные люди. Понимаешь?

- И что, приходилось стрелять?

Егор тяжело вздохнул. Глаза уставились в пол.

- Мне по ночам снятся окровавленные тела. И глаза, ненавидящие нас… Ну, да ладно. Не будем об этом.

Егор взял гитару.

- Помнишь наши песни? Давай лучше споем.

Руки Егора заходили по струнам, выбивая «бой». Он запел зычным голосом, которому Владимир всегда завидовал:

 

Мой первый срок я выдержать не смог.

Мне год добавят, может быть четыре…

 

Это была песня на стихи из книги Высоцкого «Роман о девочках». Владимиру не доводилось слышать ее в исполнении автора. Но когда он впервые прочитал эти стихи, захотелось их спеть. Было это еще в школьные годы. Юноша тогда сам положил текст знаменитого барда на музыку. Егору песня понравилась, и друзья частенько пели ее раньше.

Просидели они до самого утра. Перепели все песни, которые знали. Владимир распрощался с другом, когда часы уже показывали восьмой час. И сразу же завалился на кровать, провалившись в глубокий сон без сновидений.

Разбудил его настойчивый звонок в дверь. Кое-как продрав глаза, Владимир глянул на часы. Полвторого! Комната целиком была наполнена ярким солнечным светом. Снова раздался требовательный звонок. Разминаясь на ходу, Владимир подошел к двери. Глянул в глазок. Все пространство лестничной площадки закрывалось темной массивной фигурой, даже не разобрать чьей.

- Кто там? – спросил на всякий случай Владимир.

- Я, - прозвучал громкий бас Егора.

Молодой человек обрадовался, открыл дверь.

- А я только проснулся, - сказал Владимир, когда его друг шагнул в квартиру.

Егор снова был в десантной форме, как будто и не снимал ее со вчерашнего дня. Глаза радостно горели.

- Слушай, тут «Голубые береты» приезжают. Пойдем? – выпалил Егор.

Владимир не являлся особым поклонником военной песни, но за компанию сходить на концерт согласился. Наскоро собравшись, они отправились в кассу. Выстояли почти километровую очередь, но все же достали заветные билеты.

На концерт Егор пришел все в той же форме. Владимир, одетый в простую гражданскую одежду, рядом с ним чувствовал себя неловко. К тому же мал ростом, похвастать телосложением тоже не может. Вроде и не к месту он здесь. В руках у Егора Владимир увидел две большие пластинки в картонных обложках с фотографиями группы.

- Автографы хочу взять, - пояснил Егор.

Концерт проходил во дворце спорта, на хоккейной арене. Зал набился битком. Больше половины зрителей пестрели полосатыми тельняшками. От голубых беретов даже воздух казался синим.

С первых же аккордов люди повставали с мест, и весь зал закачался в такт зазвучавшей музыки. Владимир тоже поднялся. Со всех сторон летели не попадающие в ноты, но зато выводимые с особым старанием слова подпевающих: «Даже в сердце синева затеря-алась, разлилась своим зама-анчивым цветом». И юноша чувствовал как синева, заполнившая весь зал, заполняет и его сердце.



Владимир Кривонос

Отредактировано: 20.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться