Возврату не подлежит

Размер шрифта: - +

Возврату не подлежит

Окружающая действительность не радовала Виктора Черепкова. Погода и политическая обстановка никуда не годились. Серая питерская слякоть в середине зимы. Огромные сосульки… (ой, извините, сосули, как сказала одна сильно умная руководительница города), которые не успевали сбивать ломами гастарбайтеры, потому что лазерных мечей им не выдали. А в стране тем временем правили бал проклятущие либерасты, которые вели нацию к медленной и верной смерти.

Виктор вышел из конторы на перерыв, чтоб перекусить. Он не пошел в кафе внутри бизнес-центра, куда ходили все его сослуживцы. Не то чтоб там было дорого, а просто ему не хотелось слушать разговоры ни о чем. Футбол, бабы, приложения «в контакте». И, в общем-то, народ был не глупый – инженерный персонал, который разрабатывал проекты сложных приборов и конструкций, а вот поговорить по душам все равно не с кем.

Поэтому Черепков регулярно выходил пообедать в кафе, которое было в паре кварталов от места работы. Он проходил по узкому тротуару, опасливо поглядывая на крышу с сосульками. Логичнее было бы идти по другой стороне дороги, но на этой находилась книжная лавка, куда Виктор часто наведывался. Вот и в этот раз он заглянул туда по пути.

Продавец – седовласый мужчина с бородкой и детским лицом, лишь завидев его в двери, обрадовано сообщил: - Вот, Витя, пришла, наконец! Новая альтернативка про паданцев в прошлое. Начинается, как ты любишь, в 30х!

-Отлично, беру! – даже не глянув на книгу, Виктор расплатился и пошел дальше.

Заметив огромную сосульку, свисающую до аж до 3-го этажа, он грустно заметил, что надо бы схулиганить и повесить сюда надпись:

«Эта сторона наиболее опасна при оттепели».

Проклятые либерасты, довели страну. Вот если бы вернуться в то время….

Виктору всегда казалось, что точка бифуркации заложена в тридцатых – в суровых, но великих сталинских временах. Тогда можно было сделать все по-иному и сейчас бы… как у Стругацких, космические корабли бороздили солнечную систему, а на выборах во всех странах побеждали прокоммунистические силы… Словом, глобализация наоборот.

Вот если бы попасть туда… Именно поэтому Виктор любил книги об альтернативной истории.

С такими мыслями он и шагал в кафе, но скользящий холодный удар по затылку резко поменял ситуацию…

 

Командарм проснулся в холодном поту от грохота за окном. Он быстро, как во время бомбежки, вскочил и буквально подлетел к окну. Было утро, солнце, оттепель.

Нет, ничего страшного, империалисты еще не напали! Всего лишь оттепель, сосуля упала с крыши… Стоп! Какая еще сосуля?…. Сосулька!

В голове Командарма крутился рой каких-то странных мыслей про серые питерские будни. Почему питерские, если они Ленинградские и почему серые? Еще какие-то либерасты, которые захватили страну… А это еще кто?… В полном смятении Командарм вышел из спальни и зашел в ванну.

Только уставившись в зеркало, Командарм вдруг стал исчезать…

Виктор Черепков чуть не рухнул, едва успев перехватить контроль над телом Командарма. Он уперся руками на стену, чтоб не упасть. И не моргая, уставился в зеркало.

-Получилось! Получилось! – только одна мысль пульсировала в голове Виктора.

Точнее в голове Командарма.

Или это все-таки сон?

Виктор ущипнул себя. Стало очень больно. Нет, это не сон.

Но это значит, что…

 

Нет! Этого не может быть….

Виктор еще раз ущипнул себя. Это был не сон. Он действительно попал в прошлое - в тело Командарма. Непонятно как это произошло. Может быть, его все-таки ударила сосулька…

Так или иначе, но он тут. Он в 30-х как и хотел….

Ошеломленный Виктор вышел из ванны и вернулся в спальню.

В голове еще были остаточные мысли Командарма. Впрочем, даже если его личность совсем исчезнет, не беда, Черепков столько о нем читал, что не попадет впросак. Как-нибудь выкрутится…

На тумбочке Виктор нашел блокнот с записями и календарь с пометками.

Удача! Он попал именно в то время, которое хотел. Начало 1937го. У него еще есть уйма времени. Нужно предпринять некоторые действия, чтоб повернуть историю в нужное русло и тогда там в двухтысячных все будет по иному, пусть даже он сам этого не увидит…

 

Виктор быстро освоился в квартире Командарма. Три комнаты, где размещалась семья сейчас, пустовали, потому что жена Командарма уехала в Крым лечиться. Дети жили отдельно. В одной из комнат размещалась домработница, которая уже суетилась на кухне.

Отзавтракав, Виктор стал размышлять. У него был план на случай, если он действительно попадет в прошлое. И вот оно произошло. Поначалу он был в растерянности. И даже домработница это заметила… но не стала ничего спрашивать. Виктор ушел в свой кабинет. Он стал думать, что же надо сделать в первую очередь…. Наконец в голове стало всплывать то, что знал Командарм. Виктор порылся в столе и нашел аккуратно записанный телефонный справочник и связался с КБ, о котором он думал в первую очередь. Позвонил и договорился о встрече с главным конструктором. На том конце провода были несколько удивлены, но вполне благосклонно отнеслись к его просьбе.

-Ничего удивительного, - вспомнил Виктор, это не совсем его епархия. Но ничего….

Черепков еще раз посмотрел ежедневник Командарма. На сегодня не было ничего важного. Но на месте работы он должен был появиться.

Как раз в дверь позвонили. Домработница открыла дверь. Это был адъютант. Он был несколько обескуражен, что Командарм до сих пор не спустился к машине и забеспокоился.

-Иди, Сергей! – все нормально! – Что-то сегодня не спалось…. Через пару минут спущусь.

Имя адъютанта всплыло в голове, как только он его увидел.



Aleksand Rulev

Отредактировано: 23.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться