Возвышение зла

Размер шрифта: - +

Глава 1 Обещание

  Глава первая: Обещание

 

Каждый в этой жизни волен выбирать свой путь, но при этом должен знать, что расплата будет немедленной и суровой. За благородные и добрые дела вдвойне, - Барионор

 

Напротив, величественных снежных гор, вглядываясь в искры нового рассвета чуть более бледного чем предыдущий, стоял крепкий и довольно массивный, но при том аккуратно сложенный черноволосый мужчина с небольшой опрятной бородой, покрывавшей весь подбородок и нижнюю челюсть, но не соединяющуюся с почти полностью выбритыми бакенбардами. Лучи уходящего алого солнца косо падали на приличный и можно сказать свежий шрам, что глубоко пересёк огрубелую кожу прямо на посиневшей щеке. Это видавшее немало ужасного лицо застыло в ледяном и даже жестоком выражении. И сквозь всю эту отчасти иллюзорную сталь на покрасневшие небеса смотрели навострённые орлиные голубые глаза, вечно выискивающие всё несовершенное вокруг себя и пылающие диким пламенем, если нашли непримиримую с их моралью силу. Даже чтобы заговорить с этим человеком нужно было набраться приличной воли и сил, ведь он всем своим видом внушал уважение и какое-то страшное восхищение. Мощная грудь и великолепные широкие плечи всегда были готовы к решительным действиям. И эти две крупнейшие мышцы были хорошо заметны даже из-под тяжёлой и старой, но вышитой на отлично одежде из льна, превосходной кольчуги и из-под мастерски проработанной стальной брони. На напряжённой короткой шее легонько покачивался в разные стороны тёмный медальон в форме раскрывшейся лилии. Подарок от любимой, с которой пришлось расстаться, из-за войны и собственных демонов в голове. Через могучий торс уложились длинные кожаные ножны, в которых покоился его верный друг и спутник. Это подарок учителя, созданный из особого сплава гномьего излюбленного металла - митрандира и обычного железа, посеребрённый в районе острия и лезвия. Вдоль всего клинка выгравирован крупный дракон Империи, а рукоять была покрыта золотом в форме крыльев. Перед вами именитый клинок “Кастодиан”. На спине красовался матовый, добротного пошива плащ, но он, к сожалению, был порван во многих местах. Путешествия и военные походы дали о себе знать. Одним словом, этот мужчина был словно надёжный щит, за которым нет страха и беспокойства, не зря его взяли в армию, не даром его называют “Стражем Империи”. Такие бравые молодцы – гордость Империи. А особенно тот, кто был перед нами – Барионор, капитан-ветеран имперских сил, советник по драконам самого Императора, герой многих сражений и бывший лидер легендарной 106-той когорты “Феникса”, участник Третьей войны с номадами. Однако сейчас он прибывал не в лучшем настроении, из-за сложившейся ситуации в жизни. И поэтому постоянно находился в раздумьях о смысле происходящего, о смысле того что нужно сделать.

 

“Священная война…война во имя идеи, во имя народа, во имя высшего блага…её не существует. Они называют меня: “Миротворец с оружием наперевес” – и чертовски неправы. Тот, кто борется за мир не делает это с помощью насильственных методов, не убивает людей и в припадках гнева не сжигает города с детьми и жёнами. Война никогда не была справедливой и честной, война никогда не была делом настоящего человека. Такая жестокая приманка для Смерти заставляет её навсегда запомнить каждого выжившего на полях сражений воина. Заставляет покарать тех, кто устроил кровавое пиршество во имя святой лжи. Номады ли, орки ли, люди ли, лесные эльфы, гномы – разве мы все так сильно отличаемся? Разве нельзя жить в мире? Разве нельзя просто вместе развиваться и процветать? Война нужна лишь алчным и слабым в своих страхах властителям. Что я делаю на ней? Во имя чего сражаюсь? Во имя народа?! Едва ли…я как и любой воин делаю это чтобы восславить жестокость. Омыть кровью Империю и ждать, когда она из багровых рек сможет создать нечто прекрасное. Но я забыл, что насилие порождает только насилие. Там, где погиб человек он погибнет вновь. И если по началу я был лишь предвестником смерти, то со временем я и стал самой Смертью, стал Жестокостью, стал Насилием во плоти. Почему же люди не видят, что все мы едины? Мы прожили тысячи лет под слепящим кровавым солнцем и так не научились быть вместе. На гниющих ранах нашего декадентства быстро вырастает убийственный мрак, давящий на добро, уничтожающий его. И точно также медленно увядает Империя. Но если она падёт, то я последую за ней, такова участь того, кто её любит, такова моя судьба – пытаться спасти то что нельзя спасти”.

 

Затем он отвёл взор вниз и увидел пропасть под собой, которая была так близка, так близка, один шаг его тяжёлых сапог…но там внизу поблёскивала огромная паутина, ярко символизируя его жизненный путь. Даже если Барионор захочет всё закончить, то таинственная сила, руководящая его судьбой, не даст ему уйти на покой. К нему вновь вернулись воспоминания о всех тех случаях, когда ему должно было погибнуть, но он несправедливо остался в живых. Уставшее сердце наполнила кровавая тоска, однако капитан не сдал позиций, не предал последние остатки собственное морали: “Я должен закончить то что начал, должен закончить любой ценой. Жертвы не важны для того, кто вскоре сгорит”. Капитан отдёрнул амулет и глядя на него произнёс: “Я обещаю, любимая Лиллия, мы ещё увидимся, обязательно увидимся. Я всё же приду к тебе сквозь ненависть и слёзы, я смогу справится со всеми невзгодами, смогу сделать нас вновь счастливыми. Здесь в изгнании средь снега я понял истинную цену твоего тепла, прости меня если сможешь и жди моего возвращения. Надеюсь, что ты до сих пор носишь этот амулет, как и я” – затем отошёл от глубокого обрыва и быстрыми шагами направился в развёрнутый неподалёку лагерь. Медальон он прижал поближе к груди и лишь на пару секунд почувствовал излучаемое им тепло.



Vielnkor

Отредактировано: 27.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться