Вперёд, к победе мулинизма! Книга 1

Глава 16

                                                   глава 16 (Попаданец Егор)

Мы остались в пещере, благо императорских шпионов там не было. Эта местность была безлюдной, и они не сочли её достойной своего внимания. В нашем палаточном городке собралось немало народу, но как сказал Мулин, все они были доверенные и проверенные.

   Прежде, чем начать подготовку революции (подумать только - я и революция!), мне предстояло стать воином племени громиденов и пройти испытания. Я просто не представлял себе, как со всем этим справиться.

   Первым было испытание с мантралом. Бывалые воины рассказали мне кучу историй о том, как мантрал одним ударом лапы разрывал противника пополам. Я трясся от страха, стараясь, чтобы этого никто не заметил. Выпросив у Парлака пустынник - успокоительную травку - я заваривал её каждый день и пил. Мандраж прошёл, но кураж не наступил.

Мне предложили на выбор - меч, лук или копьё. Лук я отверг сразу: я его никогда даже в руках не держал и не представляю, как им вообще пользоваться. Меч меня тоже не вдохновил - длинный и тяжёлый, да я его даже от земли не оторву! Я взял копьё, но попросил укоротить древко. Мою просьбу исполнили и в свою очередь заинтересовались укороченным копьём. Поупражнявшись с ним, мои товарищи пришли к выводу, что оно более удобно и тут же укоротили все имеющиеся в наличии копья, правда не так сильно, как у меня, подгоняя под свой рост.

   Наступил день “Икс”. Нас с копьём отвели на поляну и велели сидеть тихо: мол, скоро сюда придёт мантрал. Честно говоря, я не понял, почему мантрал непременно должен сюда прийти: у него что, обед, а я приглашён на него в качестве главного блюда? Или у него на этой полянке спальня, и он приходит сюда вздремнуть после удачной охоты? Ну, как бы там ни было, а мы с копьём затаились, притаившись в кустах, и молчали, как рыба об лёд.

   Сидели долго, часов не наблюдая. Наконец на противоположной от нас с копьём стороне раздался шорох, мы насторожились, и на поляну вышел мантрал. Мантрал?! Мамочки мои, держите меня трое, двое не удержат! Этот мир, кажется, задался целью удивлять меня каждый день всё больше и больше! Копьё выпало из моих ослабевших рук, глаза приобрели форму квадрата, а рот открылся так, что туда мог залететь средних размеров птеродактиль.

   Мои квадратные глаза смотрели и смотрели, а я всё никак не мог им поверить: на поляну вышел КОТ! Да - да, точная копия моего Васьки: на груди белое пятно и белые же носочки на передних лапах, остальное всё ярко рыжего цвета, как оранжевый галстук Сюткина. Правда имелось несколько существенных различий - во - первых, его рост: он был мне как раз по пояс, во - вторых, вес: он явно весил раз в десять, а то и поболее моего пятикилограммового любимца, а в - третьих, из его пасти торчали здоровенные клыки! Саблезубый Васька! Такого моя психика уже не выдержала, и я истерически захохотал, выплёскивая всё своё скопившееся напряжение.

Мантрал (или Васька) шевельнул ушами и принюхался. У меня в кармане как раз лежал завёрнутый в лепёшку шашлычок из грала. Отсмеявшись, я вытащил его из кармана и, выйдя на поляну, протянул мантралу, сопроводив сие действие священными для котов словами “кис - кис - кис”. Мантрал подошёл, аккуратно взял зубами мясо из моих рук и так же аккуратно съел его. Затем он лизнул меня в щёку и, наклонив голову, потёрся об мои ноги. Я погладил его, и он довольно заурчал. Я почесал его за ушами, а он развалился на траве пузом кверху и подставил мне живот, чтобы я, значит, и его почесал. Я не стал отказывать ему в такой малости и минут пятнадцать самозабвенно чухал ему пузо. Он с удовольствием перекатывался с одного бока на другой и блаженно урчал.

   Вышедшие на поляну Грон, Зират и Даран испытали неподдельный шок при виде такой картины: мантрал валяется на траве лапами кверху, я чешу ему живот, он урчит, как старый подвесной мотор, и лижет мне руки, ненужное копьё валяется в кустах.

   С наивностью, граничащей с идиотизмом, Даран вопросил:

   -Харгор, ты жив?

   Не знаю, что он надеялся услышать в ответ, но я чётко и уверенно обосновал ему, что да, я жив и даже голоден, так как мантрал слопал мой обед, который я прихватил с собой на случай непредвиденно долгого сидения в засаде.

- А мы к тебе на помощь шли, - пробормотал опешивший Грон.

- Спасибо, но уже не надо, - ответствовал я. - Василий (язык просто не повернулся назвать его Васькой), вставай, хорош валяться, пошли обедать.

   Мантрал вскочил, отряхнулся и порысил рядом со мной. Настороженные спасатели шли в некотором отдалении от нас, иногда подозрительно косясь на Василия.

   Наше с Василием эффектное появление в палаточном городке произвело настоящий фурор, не побоюсь этого слова. Зрелище остолбеневших гоблинов, застывших на месте с открытыми ртами, доставило мне ни с чем не сравнимое удовольствие. Я шёл, положив свою руку на загривок мантрала, а тот трусил рядом, пофыркивая в усы.

   Когда первый шок у ребят прошёл, они схватились за оружие. Василий ощетинился и зашипел, оскалив свои внушительные клыки.

   -Так, все успокоились. Ребята - это Василий. Его не трогать никому и никогда. Василий - это свои. Ты не должен их бояться, но и нападать на них не вздумай. Понимаешь - свои.

Василий фыркнул и опустил шерсть. Мне казалось, что он каким - то образом понимает меня, хотя я не мог сообразить, как именно. Я почесал ему ухо, и он лизнул мне руку. Окружающие опять впали в ступор. Мулин был единственным, кто в этой ситуации смог открыть рот:



Gold Dragon

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться