Вперёд, к победе мулинизма! Книга 1

Глава 28

                                                        глава 28

 

   Ур- Варан разбудил меня утром, прошептав:“Нам пора”. Ну, для него это может и был шёпот, а для меня это прозвучало, как грохот старого бабушкиного будильника. Этот монстр ещё советского производства мог поднять с постели любого засоню, а уж если бабушка ставила его в железный тазик, то вопли дневального: “Ррррота, подъём!!!!!”(по воспоминаниям моего двоюродного брата Вовки, изредка ночевавшего у бабушки) звучали по сравнению с ним тихой колыбельной музыкой.

   Открыв глаза, я потянулся. Эх, ночью мне приснился такой хороший сон: как будто ко мне пришли мои друзья детства Толян и Кешка, и мы на старом кукурузном поле играли в снежки, а потом катались на коньках. Было так здорово, мне даже просыпаться не хотелось, но пришлось: ведь сегодня наступил 7 норвена, тот самый день, к которому мы готовились несколько месяцев.

   Я подскочил, быстренько умылся, перекусил и влез на “Аврору”. Предрассветные сумерки окутывали природу. Наступало время моего появления на сцене, так сказать, “Ваш выход, маэстро!”. В груди дракона клокотало пламя, готовое к выходу. Василий проникся серьёзностью момента и сидел, внимательно вглядываясь вдаль. Что он там видел, известно лишь ему одному, мне же сие было неведомо.

- Вперёд! - скомандовал я.

   Ур- Варан взмахнул крыльями и поднялся в воздух. Мы полетели навстречу судьбе. Вот уже показались дворцовые башни, значит, мы на месте. И вот наша “Аврора” кружит над Петембирэлем.

- Огонь! - крикнул я.

   Пламя, бушевавшее в груди Ур- Варана, устремилось в горло, и в это время наш летучий крейсер попал в воздушную яму. Нас ощутимо тряхнуло. Мне - то что, я был привязан, а вот Василия основательно подкинуло вверх. Заорав дурным голосом, он с громким хриплым мявом шлёпнулся обратно на спину дракона и инстинктивно выпустил когти, стараясь удержаться. Совместное действие мантраловых когтей вкупе с оглушительными кошачьими воплями произвело весьма неожиданное действие: дракон дёрнулся, с испугу икнул и подавился собственным огнём. Дыхание у него перехватило. Пламя, уже почти подошедшее к выходу, внезапно встретило на своём пути препятствие в виде судорожно сжатого горла и остановилось. Непроизвольный драконий “Ик!” отшвырнул его назад, и оно с оглушительным шумом и треском вырвалось из-под драконьего хвоста. Благодаря предварительно съеденному пламеннику струя огня была такой, как будто взлетал “Шаттл”, а грохот и треск перекрыли все рекорды Книги Гиннеса по уровню децибелов. Василий уже пришёл в себя и теперь сидел, тесно прижавшись ко мне и глядя на мир ошалевшими глазами. Думаю, в уме он давал себе обещание больше никогда не связываться с драконами, тем более с такими древними.

   Ур- Варан, опомнившись после этого безобразия, повернул ко мне голову с виноватыми глазами.

- Можешь не рычать, - сказал я. - нас и так наверняка уже все увидели и услышали.

   Дракон смущённо кашлянул и усерднее замахал крыльями.

   Город приходил в движение.

 

В то время, когда император с гостями веселился во дворце, Мулин под покровом ночи расставлял своих революционеров. Главные силы были стянуты ко дворцу, который планировали утром штурмовать. Несколько отрядов были нацелены на здание Офицерского корпуса. Были под наблюдением и городские ворота. Всё было готово, ждали только сигнала от Харгора.

   И вот, когда утренние сумерки окутывали землю, тёмное небо прорезала струя пламени и раздался громкий звук, сопровождавший её. Всем было понятно: это ревёт дракон, призывая их на борьбу, и отряды под предводительством своих командиров двинулись на штурм своих объектов.

   К Тёмному дворцу нападающие подошли без шума. Ворота, ведущие в парк, были открыты (Мередан постарался, подмешав стражникам у ворот в еду сонный порошок). Заговорщики вошли в сад и направились ко дворцу. Стража возле дверей стояла бодрая и вооружённая (тут Мередану не повезло). Увидев толпу народа, совершенно по их мнению излишнюю в императорском парке, стража обнажила мечи и грозно вопросила:

- Кто вы, и за какой такой надобностью шляетесь там, где вам не положено, мантрал вас задери?

Ответом им было молчание, изредка нарушаемое позвякиванием мечей. Стражники были не робкого десятка, но и их пробрала дрожь при виде молчаливой толпы, угрожающе надвигавшейся на них. Помня, однако, о клятве верности императору и о хорошем жаловании, они взяли мечи наперевес и приготовились защищать своего властелина. Начало светать, и стража разглядела наконец, что толпа шляющихся по дворцовому парку - это вооружённые гоблины. В это время раздался голос:

- Братья, мы пришли освободить народ от ига тёмных эльфов и их ставленника - тирана Никиэля. Вы с нами?

   Но тут агитатор сделал неверный ход, ибо императорская гвардия состояла сплошь из эльфов, и презрение к гоблинам было у них в крови. Поэтому ответ был вполне закономерен:

- Не брат ты мне, вошь зелёномордая!

Презрение эльфов столкнулось с ненавистью гоблинов, и началась драка. Один из стражников выскользнул из кучи сражающихся и побежал в казарму. Там он своими криками разбудил отдыхавших от смены, и те ринулись на помощь своим. Подкрепление пришлось весьма кстати, ибо зелёные уже начали теснить тёмных. А так всё началось сначала. Ни одна из сторон не имела преимущества в этой битве, и тогда вожак зелёных послал гонца к Мулину, который находился в доме Мариды, временно превращённом в штаб, и ожидал вестей от командиров. Там же к нему присоединился и я после весьма впечатляющего залпа “Авроры”. Я дал Ур- Варану обещание от себя и от Василия никому не рассказывать о нашем позоре и был полон решимости сдержать его. Василий, думаю, тоже не подведёт и болтать не станет. Итак, мы сидели в штабе и ждали. Мулин ходил из угла в угол и нервно повторял:



Gold Dragon

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться