Вправе любить или Предназначенная

Размер шрифта: - +

Глава 5 Как это бывает ...

 

     Ранее утро, Настя нацедила полную кружку вкуснейшего зеленого чая, и не о чем не подозревая, прямо в легком халате, отправилась гулять в сад. Ведь все богемное семейство Махмудов включая детей не поднималось раньше девяти утра.  Утренняя прохлада щипает за щеки, горячий дым от чашки щекотит нос, поют птички. Какое утро может быть прекрасней!    
Неожиданно из-за поворота появиляется Хайдар. 
- Твою ж дивизию … !!! –  Настя подскакивает от неожиданности, обливая себя чаем от головы до ног. Далее следуют более красноречивые выражения русского языка, благо дело непонятные неожиданному гостю. 
- Рафаэль вчера сказал, что ты рано встаешь. Решил заехать, спросить как дела. В прошлую нашу встречу, ты не была так пуглива, скорее наоборот. 
Опять на своем этот мужчина говорит, своё тара-тара- поры перешёл. Ладно, буду упражняться.

- А резко преграждать дорогу людям, в вашей привычке?!
- Обожглась?
- Вы слабак…. 
- Прости… что? Проехали, может прогуляемся по набережной вместе?
Настя размышляет. Особо дел то у нее нет.  Идея звучит неплохо. Гулять она любит, но из-за пристального внимания мужчин к ней в Стамбуле сильно не разойдешься. Хайдар же по необходимости мог бы отпугивать этих свистунов одним только своим пафосом.  
- Пожалуй, да. Только мне нужно перепихнуться.
- Что?
Лицо Хайдара лишь на миг потеряло контроль. Оглядел ее с головы до ног:
- Переодеться. Ты так сказала да? 
Он повторил по звукам медленно их растягивая и требуя, чтобы она повторила точно так.
- Пе – ре – о- деть – ся. Ладно. У тебя десять минут, - его темно серые глаза сверкнули.
тся со временем…» автоматически пробегает в голове Насти.
- Я пулей, - сказала уже перейдя на более привычный ей Английский, в одно мгновение скрывается между деревьями. 
Лишь  она исчезла из виду, Хайдар интеллигентно хохотнул в кулачок, потом не выдержав уже хохотал во все горло. 

Через пару минут, одетая в тонкие обтягивающие спортивные лосины и топ, с накинутой спортивной полупрозрачной майкой, она стояла возле Хайдара. 
- Так пойдешь? Ты одета или раздета, объясни? – задохнулся от удивления Хайдар.
- Что? Что? Это надо снять? -  удивляясь и не понимая, всерьез спрашивала Настя.
- Ладно, пойдем, - Хайдар судорожно сжимая челюсти и держа под контролем скулы ринулся к выходу.   
Даже  асфальтные дорожки в Стамбуле кажутся мягче харьковских.  А ловить на лице свежий морской ветер и лучи мягкого утреннего солнца вообще блаженство. 
Через двадцать минут море показало себя. У Насти каждый раз радостно подпрыгивало сердце, когда она видела перед собой безграничную сияющую гладь воды.
- Видеть восход моря над солнцем! Будешь завтра словить солнце?
- А, любишь восход?
Настя не выдержала и снова перешла на английский.
- И восход и закат и вообще солнце. А вы нет?
Хайдар беспечно садится на один из прибрежных камней, привлекая Настю сесть рядом. 
Вот ещё. Девушка предпочитает отправиться к воде и, подкатив лосины, порезвиться в волнах. Хайдар молча, несколько устало наблюдет за ней.  
Всю идиллию их совместного параллельного отдыха нарушает стайка грязных босых ребят, что принялась улюлюкать и бросать какие-то совсем непонятные Насте  фразы, на тему, мол какая хорошая ладная девушка, жаль, что не моя, жаль, что в руках стервятника. 
Хайдар молча берет Настю за руку и не объясняя ничего уводит в противоположную сторону от набережной. 
- А как же вездесущий, карающий господин? – хмыкнула Настя, - их не так то много, на двоих мы бы их быстро разбросали. 
Однако в этот раз ее шутки не развеселили ее нового знакомого.
Он упорно продолжал разговаривать с ней на турецком. Но говорит уже медленнее, делая остановки между словами. 
- Это рыбаки. Не стоит с ними связываться. Если не хочешь, чтобы твое изуродованное тело нашли где-нибудь в проливе Босфора, и вряд ли кто дознается о том, кто ты и как туда попала. Не подходи к ним, поняла?
Настя пожимает плечами, как будто ей до этого и дела не было. Хотя то, что ее спутник побаивается обычных рыбаков, скорее разожгло ее интерес, насторожило, создав в голове некий диссонанс. Но она откинула эти мысли в кладовую своей памяти. 
«Разберемся на досуге. В этом городе не бояться полиции, но бояться бедняков». 
В первые минуты  Хайдар молчит, но когда Настя задает вопрос, чем же он занимается и какой род его деятельности, Хайдара прорывает.  Он лаконично начал рекламировать  себя. Понятно что на автомате. Но тем самым  доказывая каждым словом, что действительно является хорошим пиар-менеджером, директором рекламного агентства. Занимает то место в жизни, которого достоин. 
Произнеся свой многоступенчатый монолог, Хайдар перешел к вопросам о ней:
- Слушаешь и улыбаешься, но ничего не говоришь?
У них заводится негласное правило, он говорит ей на турецком, а отвечает она на английском:
- Господин Хайдар! Что же мне сказать? Вы так хороши собой и талантливы, что мне остается только броситься Вам на шею и поклясться в моей вечной любви и преданности Вам! 
- А вот оно что?! Вот что скрывалось за этой милой улыбкой! Спасибо за откровенность. Очень смело. Значит передо мною скептик, теперь буду знать. Недостоин  я восхищения, так? Посмеиваешься надо мной. Что ж, это будет мне уроком.  Давай на «ты»? Ок? Никак не вспомню, мне твое лицо кажется знакомым. Сначала я думал, что это из-за фото, на котором ты вместе с Изабель. Но теперь отчетливо понимаю, что видел видео с твоим участием. 
Настя чуть побледнела, но на лице играла все та же стандартная улыбка.
- Однозначно нет. 
- Так значит? Думаю, – он глубоко вздыхает, пристально разглядывая ее, - давай закроем эту тему. Расскажи теперь ты, чем занимаешься?
Настя в двух словах рассказывает о своей фирме. Хайдара очень заинтересовало то, как они вместе с ее другом Пандой, ныне Павлом Ивановичем, создали линию брендовой национальной одежды.  
- Итак, передо мной  бизнеса-вумен, – Хайдар улыбается, но теперь как-то по новому, - что ж, это похвально, думаю смогу помочь тебе с тканями, о которых ты так переживаешь.  
Настя даже не пытается скрыть свой восторг.
- Правда?! Вот это новость? А как?
-  Хайдар, прозванный в народе Фаид, стоит перед тобой. Хотя раз ты скептик, как мы выяснили, вряд ли сейчас веришь мне. 
- Г-н Махмуд, за любую помощь буду Вам благодарна. И не смотря на то, что я скептик, я верю, что Вы действительно от души желаете мне помочь. За это уже хочу сказать Вам спасибо.
- Если так хочешь, чего молчишь?
- … спасибо, - она смущенна. 
- И только?...
Настя с удивлением смотрит ему в лицо. 
 «Что ж торгаш коллега, поторгуемся. Только знай, цена мне высокая»… 
Он не дернув ни мускулом на лице, продолжает свою мысль:
- Давай так. Я помогаю тебе, а ты забудешь про г-на Махмуда, мы ведь договорились, что друзья, впредь называй меня Хайдар и обращайся ко мне на ты.
- Что ж, дайте я обдумаю все тонкости этой сделки, разговор приобрел деловой характер, - она отводит глаза в сторону, приоткрывает рот и кончиком языка проводит по ряду белых зубов. 
  Хайдар с жадностью уставился на  мимику, видно было, как расширились его зрачки, затем он резко отворачивается в сторону деревьев растущих поодаль. Ветер трепал  тонкие ветки акаций. 
  - Хайдар, пусть так, но не на ты, а на Вы, так будет правильнее,  - она улыбнулась прямо и открыто, глядя ему  в лицо.
Хайдар оборачивается, он не доволен сделкой.
- Мне не по душе формальности, они держат людей на расстоянии.
- Вот именно, - Настя обворожительно улыбается.
Ветер  играет с ее непослушной прядью ее волос, выбившейся из хвоста, в который были наскоро затянуты  волосы.
Хайдар убрал с ее лица прядь, и ловко спрятал ее  за ухо.
Настя удивленно смотрит на его руку рядом со своим лицом: «Вот это да! Что же это было?»
- На «Вы» значит? Держаться на расстоянии значит! Что ж пусть будет так, –  было похоже, что произносил  он это как вызов, глядя прямо в ее глаза.
- А вы в свою очередь можете дать мне турецкое, арабское имя, то как Вам будет удобнее меня называть. А то меня прям передергивает, как вы порой коверкаете мою фамилию.
Он застопорился. 
- Ты? Просишь меня, чтобы я дал тебе мусульманское имя?
- На это думаю, Вам таланта хватит, - беспечно пожав плечами улыбается она. 
Хайдар чуть хмурится.   
- Дай мне время. Так сразу не придумаю… 
- У Вас есть на это сутки, - копируя его манеру, произносит она.
 - Аллах мне поможет! – он смеется.
Они условились встретиться, как только Хайдару станет что-то известно про интересующие Настю ткани.



Джана Диляра

Отредактировано: 05.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться