Вправе любить или Предназначенная

Размер шрифта: - +

Глава 6 А в шкафу то?

Намеченная встреча прошла великолепно. Заведующий продажами текстильной фабрики так же как и многие до него, посоветовал Насте надежную торговую фирму, их  компаньонов. 
Дело в том, что порой торгующая компания, не производящая, но делающая за счет высоких объемов объемные закупки, могут снижать цены на текстиль. Таким образом, покупать в таких местах  мелкими партиями становится выгоднее, даже по сравнению с фабрикой.
После долгих хождений вокруг, Настя пришла в ту же точку, в которой ранее оказывалась сама. Но наличие Хайдара рядом, давало понимание, что это не тупик, а решение ее проблемы. 
 В течение десяти минут директор фабрики свел Настю с менеджерами нужной им фирмы. Не откладывая дела в долгий ящик, Настя и Хайдар поехали на следующую встречу. Здесь Насте значительно больше понравилось: были образцы тканей не от одной фабрики, а в порядке пятидести текстильных фабрик Турции. Предложения менеджеров, действительно, были очень выгодными. Были ткани новых коллекций, ткани с уценкой, пролежавшие на складе несколько лет, однако тоже достаточно высокого качества.
 Настя и ведущий их менеджер наметили график встреч. Эта фирма входила в огромный холдинг и  имела сеть складов по всему миру, могла предоставить ткань по выгодным условиям с любого конца планеты, поэтому знакомство, а тем более сотрудничество с ними было вдвойне эффективно.  
Можно представить в каком замечательном расположении духа находилась Анастасия. 
Конечно, объемы, которые она предлагала,  совершенно не прельщали продавцов тканей. Она для них была бы назойливой букашкой, появись она здесь одна. Но с ней возились, ведь за ее спиной стоял г-н Махмуд Хайдар Фаид, а за ним все модные брендовые фирмы Турции. С таким как он дружили. 

 - Как Вы и сказали, дело в шляпе! Господин Хайдар без Вас я бы не справилась.
- Безусловно, - он самодовольно хмыкает, - что ж кушай свое мороженное со вкусом марихуаны. Отметим этот день продвижения твоего бизнеса. Видит Аллах, сто лет живу в Стамбуле, не бывал в подобном заведении.
- Сто лет… - растягивая слова поджуживала собеседника Настя, намекая на их разницу в возрасте, - на вид вы помладше будете.
- Кушай, кушай, маленькая. 
Это уникальное кафе с огромным выбором мороженного. Здесь есть  всякие вкусы: мороженное со вкусом дикой розы? Как тут не попробовать? А томатное мороженное? Со вкусом табака. И как только в голову пришло? Украинским фабрикам почему-то не приходит.
Настя выискала это заведение через рекламу в Интернете.  Хайдар оказался не против. Он вообще с утра со всем соглашается. Странный какой то. 
Хайдар в раздумиях  гоняет бифштекс по тарелке. Может мороженное здесь и разное, а мясо – никакое. 
Зарема  милая, тихая, деловая сидит напротив.
Смешная. На встречу надела традиционное турецкое платье, фиолетовое. Ей идет, очень. Жаль, что  одела она его не для того, чтобы ему понравилось,  а лишь для деловой встречи.
И чем она так довольна?
- Что за вкус ты ешь сейчас? 
- Мороженное, - причмокнув губами, победоносно вещала она, -  со вкусом фиалки. Господин, правда!  Как будто фиалку ем. Фантастика. Даже лепесточки фиалки попадаются, прямо на зубах скрепят.  По-моему это самое вкусное, после лимонного, конечно.
- Дай попробую.
Она вопросительно смотрит.
- Вы же мясо едите?
 Чрезмерно шумный выдох выдает его возбуждение.
- Зарема, уф, ну не жадничай так. Ты уже пять порций съела.  Я куплю тебе все это кафе. Даже мне хоть чуть-чуть.
- На, на. Ах, ах! Какой Вы не терпеливый господин.
Она протягивает ему через стол рожок. Но он берет всю ее ладонь в свою. Странно, в ее руке было мороженное, а пальцы горячие, словно возле печки, а не возле льда. 
Настя притихает. Смущается. Он просто держит ее за руку, вот и все. Хотя мог и взять мороженное из руки. Почему-то не взял. Настя фыркает самой себе: «Ну и пусть не взял, так даже лучше». 
Конечно, он волнует ее. Но не настолько, чтобы она теряла контроль над собой.  
Хайдар  понимает по-своему ее мимику. Он с удовольствием откусывает фиолетовый кусочек от холодного шарика и отпускает руку.
«Ага. Охладись, парниша!»
-Попался! 
В одно мгновение Настя пачкает кончик его носа в мороженным.
- Рано отпустили, ха! Теперь будете знать, и я могу по-хулиганить! Ха! Один-один!    
Но вместо того чтобы рассмеяться, Хайдар так-то по-доброму и грустно улыбнулся ей, вытирая салфеткой свой нос.
«Он что… обиделся? Что-то странно…»
 Сердце Насти екнуло. Словно сейчас … жалеет ее. С чего бы это! Так, так.  И вообще целый день совершенно другой. Снисходительный. Так бы его охарактеризовала бы сегодня. Таааак… Что-то мне это не нравиться. 
Настя прекратила смеяться, пристально стала изучать его. Под ее взглядом ему стало не по себе. 
- Хайдар Махмуд Фаид, в Вас что-то поменялось! Признайтесь! Это мой наряд так подействовал? Да! Ага. Традиционный костюм заставляет почитать традиции, а не рассчитывать на легкость и доступность женщины. Вы поэтому напускаете на себя важность все утро?
- …. Аллах пусть простит, в твоем понимании, я отношусь к такому роду мужчин? Ищу доступных женщин?  Что ж печально, что все видишь в таком свете… – он нахмурился.
- Так дело не в платье? - Настя задумалась на некоторое время, минут на пять повисла тишина, он витал в своих мыслях, не замечая ее рядом.
 Вдруг Настя буквально прогремела для Хайдара неожиданным вопросом:
- Что Вам вчера  сказала  Изабель?
- О чем ты? – в  его глазах мелькает тень страха и удивления.
 Что еще более раззадоривает ее. Она на верном пути.
- Вы вчера долго беседовали, – в одно мгновение из веселой хохотушки Настя вдруг превращается в возмущенную фурию. Она стала на много, очень много повышать свой тон в разговоре с ним. Впервые Хайдар видит ее такой. Но голос ее при более высокой тональности, остается тверд.
 – Хотела бы узнать, уважаемый, уж не я ли была  темой вашего вчерашнего разговора? 
На лице Хайдара непроизвольно растянулась усмешка. 
Зря он так. Настя с каждой секундой злилась все сильнее.
Нет, он не издевался. Просто поразился тому, насколько быстро эта кареглазое чудо догадалась обо всем. Не зря Изабель называла его вчера прозрачным. Неужели настолько?! 
- Эээ… С Изабель. О чем говорили?.. Вообще к тебе не имеет никакого отношения, - он отдавал лицу команды принять самое соответствующее выражение. 
- Да что вы! – скандируя каждый звук, отчеканила она, - и весь разговор посматривали в мою сторону?
Хайдар медленно кладет ногу на ногу и так же не торопясь опускает руки на колени. 
- И что такого я мог бы узнать о тебе от Изабель? Сейчас мне действительно стало интересно?
Он с вызовом глянул в ее глаза. 
- Если бы хотела обсуждать это с вами, - это самое «с вами» она произнесла с такой брезгливостью и отвращением, что Хайдара  ёкнуло и больно закололо сердце в груди, - давно бы сделала это.
В мгновение она выхватывает сумку со стула и стремительно идет к выходу.
- Стоять, - командует Хайдар.
Не слушает. Не задерживается не на секунду, даже на миллимгновение.
Странно. А с другими этот тон всегда работал. 
Наверное, другие не хотели уходить на самом-то деле. 
 Тут  Хайдар ощутил ЭТО впервые. ЭТО чувство паники, .заполняющей его от головы до ног. 
Сейчас его мир без этой упертой, заносчивой кареглазой дивы рухнул. Один удар сердца и его обволокла тьма и холод, что-то, что намного выше его чувств и сознания. Какая то иррациональная связь рвалась. Создатель свидетель! Она просто ушла, просто обиделась, но ощущение того что она УШЛА из его жизни сейчас звучит, как что-то такое, что страшнее даже смерти.
Да ладно… Не настолько же…
Как он не успел заметить, что уже весь мир другой вокруг совсем другой. Удивительно, но если нет ее, все почему-то теряет какой-либо смысл. Как это возможно?!
 Гром, молния с чем угодно можно сравнивать это новое возникшее понимание, но все равно словами не описать. 
Хайдар, поспешно рассчитывается за столик, небрежно бросая первую попавшуюся купюру, и стремглав несется за ней. 
Лишь бы не исчезла, не упустить ее.
Она шла вдоль домов, рассчитывая на такси. Но улочка, в которую они заехали была не очень оживленной. 
Хайдар облегченно выдохнул. Словно в его мир снова вернулось солнце.
- Зарема!
Не слышит. Или не хочет. Уверенно идет дальше, не оборачиваясь. 
«Нет, это просто бестактность с ее стороны!»
Он припустился бегом, обогнал и преградил ей путь. 
- Зарема, постой, остановись же, - он резко дернув ее за руку, заставил обернуться  лицом к себе,  она оказалась зажатой между ним и забором, - Зарема, мне… сколько можно себя так вести! Упаси Аллах! Да кто ты такая? Встала и ушла из-за стола. Ни здрасте, ни до свидания. Я что мальчик, бегать за тобой! Ты плачешь?!
На ее глазах блестели слезы.
- Вот еще, - попыталась оттолкнуть его, -   загородили весь путь, как всегда в своем репертуаре. 
Он закрыл  рукой ей проход. Его ладонь оказалась на уровне ее лица. Их взгляды встретились.
- А что мне делать то остается, ты уходишь, не выслушав. Ладно, ты права. Но ничего такого про тебя Изабель мне не рассказывала, с чего  ты так расстроилась? Я просто интересовался, есть ли причина тому, что ты меня постоянно отталкиваешь. Скажем так, я в печали, вчера и сегодня, очень. Ты же видишь, что со мной происходит, ведь так?
- С чего  вы взяли, что я вас  отталкиваю?
Оппп. И Хайдар  оттаял. Торможение которое запустилось в нем со вчерашнего дня, перетранформировалось с супервозбуждение на сверхзвуковой скорости.
А и правда.  Каков ее ответ! С чего решил что отталкивает? А? Значит, не отталкивает?! 
Голова взорвалась миллионами вопросов. 
А сейчас в ее глазах слезы, такая бойкая, и такая хрупкая. И снова  этот аромат. 
Волна поддакивает его  прямо к ней, словно прыжок в пропасть. 
Он опирает вторую руку о забор, так оказавшись полностью напротив нее и держа в своем личном пространстве.
- Значит… не отталкиваешь? - все напряжение срывается в одночасье превращаясь в шторм внутри него.  Изуверски стучит сердце, немеют ноги. 
 Настя прикрывает глаза и замирает перед ним, словно мышь перед удавом.
Что за дурацкая привычка, на вопрос отвечать вопросом. А? 
Ну и где? Где она держит его в руках? Доигралась?!!! 
Секунда. Препятствий нет. Вот оно время решить все одним движением: она сдалась, не убегает, не противиться, но ему этого мало. 
Предостережение Изабель холодным лезвием сейчас же сжало горло. Через  пару месяцев она уедет из Стамбула. Есть люди, которым она дорога, и они не так-то просто отпустят ее… 
Нет, еще не время. Она не принадлежит ему, это лишь мгновение. Ему нужно куда больше. 
Он отступает.
Настя зашевелилась.
Выдох облегчения.  Теперь уже снова похожа сама на себя: в глазах блестят молнии, и куда делось то хрупкое создание?
- Ох, послушай! Никому не удержать меня силой, ты сейчас улетишь отсюда на другой конец улицы, понял?
Хайдар шумно выдохнул.  Но руки, что только что сдерживали ее с обеих сторон, убрал. 
Ему тоже  трудно, он переходит на крик, ненавидя себя за это:
- Так почему же до сих пор не улетел? А! Чего терпишь? Давай!
Отступил на шаг, открывая себя.
- Хайдар,  пожалеешь!
«Хайдар?!...» 
Впервые слышит свое имя из ее уст, без напускной фамильярности. Срывается на «ты». Он в том самом месте, на нужном пути.  
- Хорошо. Давай уж подеремся, в конце концов. Давай! Ты этого так хочешь! Так ударь же меня.
Настя издала что-то вроде шипения:
- Не хочу, это ты меня вынуждаешь.
Его рука уверенно  обхватывает ее за талию и притягивает к себе.
Ее руки к месту  лежаться ему на грудь.
- Что?! – только и успевает она жалобно выдавить из себя.
 - Зарема… -  смакуя вкус ее близости, нараспев произносит он, собирая в ладони ее лицо, словно бутон цветка. 
В дребезги улетают все его сомнения. Да он хочет ее сейчас. И он уверен – она так же этого хочет.
Под его руками нежная кожа ее щек и шеи. Она горячая, словно вулкан. Очень горячая. Вообще температура немыслима. Это сбивает его с толку.
- Зарема?! - повторяет он уже в другом контексте, -  ты горишь, у тебя жар? Тебе плохо?
- Себе доктора поищи, – она резким ударом отталкивает его от себя, высвобождаясь из его объятий, и поспешно уходит вдоль дороги. 
Дурак! Какой же он дурак!... Ну при чем тут болезнь. Зачем он вообще это сейчас сказал? Жар? Да она с ума по нему сходит. На кончиках пальцев до сих пор ощущение от ритма ее сердца. 
Эх, Хайдар, эх!...
Горячий обжигающий узел желания скручивался внутри. Ладно, пусть идет уже. Чуть позлиться, чуть поостынет его огненная госпожа. 
Его начал душить смех. Подумать только. Интересуется у нее: не больна ли она? Удерживая ее в объятиях, намереваясь поцеловать. 
Милая ты давно посещала доктора?
Аллах свидетель одного из самых мощных провалов, что бывали в его жизни. 
Но это не важно. Главное он понял,  теперь-то он не отступит. Теперь-то он уверен – его Зарема будет принадлежать ему.  Скоро.
 



Джана Диляра

Отредактировано: 05.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться