Вправе любить или Предназначенная

Размер шрифта: - +

Глава 7 И при чем тут василёк

Спустя сутки джип Хайдара, бормоча двигателем,  припарковался возле особняка брата. Навстречу вышла Изабель.
Год спустя Изабель будет вспомнать эту встречу. Именно тогда перед ней предстал Хайдар уже совсем другим, не похожим на самого себя.
- За прошедший год,  я видела тебя, милый брат, всего лишь пару раз. Какое счастье, что  в последнее время ты стал чаще вспоминать  о том, что у тебя есть семья!
Хайдар послушно позволяет усадить себя перед чашкой чая. Занудный голос брата, рассказывающий о политической и экономической ситуации в  Турции и о проблемах маленького человека, лишь усиливает туман в его голове. 
- … Не всех нас Аллах создал равными, кто-то сильнее, кто-то слабее, у каждого собственное предназначение. Но их политика идет в разрез всех наших законов, не в защиту слабых, мой друг, богатые богатеют день ото дня, и сколько бы ни работал честный человек, он все больше в убытке. Где же здесь политика равных возможностей?! Я прав? Что ты на это скажешь?
Хайдар рассеяно смотрит на брата. Произнесенных им слов Хайдар не слышит, лишь звучание. Позади тяжелая ночь, он провел два собрания: с креативной группой и руководством, утвержден график работы на этот месяц, сделали макеты реклам его дочерней компании, это очень ответственный и дорогостоящий проект.  Казалось, мелькание экранов ноутбуков до сих пор проносится перед ним, стоит лишь закрыть глаза. Хайдар лишь хотел увидеть Зарему, чтобы переключиться и немного успокоиться. Но где она?
- Что с тобой брат? Ты неважно выглядишь?
Изабель тоже не слушает мужа, улучив момент, меняет тему разговора. 
- Толку говорить с головой, которая сейчас погружена в дела сердечные, Рафаэль. Не напирай на брата. 
Мимика ее супруга моментально оживляется, из важного отца главы семейства Рафаэль моментально превращается в соседского хулигана. Легонько подпихивает  засыпающего брата локтем:
- Не уж то? Рыцарь каменное сердце сдает позиции?! Не уж то неприступная крепость Хайдара Фаида взята? Кто же эта несчастная? 
- О чем ты Рафаэль? – сквозь сон бурчит брату Хайдар, не понимая,  как разговор так быстро переметнулся на такую тему.
- Где ты сейчас брат? 
Хайдар шумно выдыхает. На улице время близилось к полудню, а значит к знойной жаре, которую он совсем не хотел встречать на дорогах Стамбула возвращаясь домой. 
- Мне пора. Немного устал, прости. Хочу отдохнуть. 
Вступает томный голос Изабель.
- Моя Шерри и сыновья минуту на минуту будут здесь. Посещали вместе клуб спортивных единоборств.
Глаза Хайдара вспыхивают, он нервно отпивает из стакана уже остывший чай и ерзает на стуле. Изабель с Рафаэлем ехидно переглядываются. Супругам не нужно было говорить друг другу ничего, за десять лет совместной жизни, они общались уже без слов.
Чуть прокашлявшись, Хайдар аккуратно интересуется:
- Единоборств?! А с какой стороны они будут ехать? – ответа не последовало.  
Хватило мгновения и Хайдар уже не мог скрывать своего раздражения.  Он с досадой трескает по крышке журнального столика, раздраженно обронив фразу:
   - Вообще откуда возник этот клуб? Чего ей вообще на месте не сидится? Что делать вообще там женщине? Чем она там занимается?!!
Рафаэль и Изабела давятся от беззвучного смеха, наблюдая агонию брата, последние годы совсем уж остывшего к любви и отношениям.
Прокашлявшись, вступает Изабель:
- Хайдар, моя Шерри спортсменка, с детства. У нее гора кубков и медалей. Вчера она целый день работала, а к вечеру объявила, что соскучилась по тренировкам. Утром сорганизовала мальчишек и уехала. Вообще, я жутко рада,  она с каждым днем  все лучше осваивается в Стамбуле. Я уже начинаю мечтать о том, чтобы она здесь осталась навсегда. Хайдар, дождись ее, а!
Изабель и Рафаэль внимательно изучают, как меняется настроение их брата. Но тот лишь обиженно бурчит:  
- На вечер у меня назначена встреча. Некогда мне ее ждать. 
Изабель так же не из тех, что быстро отпускает желаемое. 
Как будто, не обращая внимание на его слова,  произносит следующую фразу, словно продолжая разговор с супругом. 
- Насколько я помню, ее погибший муж, помнишь, Рафаэль? Я тебе рассказывала. Ай, Аллах, хороший был человек, так любил ее. Как же его звали… 
- Неважно… - хрипло перебивает и одновременно поторапливает ее Хайдар. 
- Да, да, о чем я… Ага,  так он тоже состоял в этом клубе. Тоже каждый день ходил  вместе с ней. Представляешь, может там и началась эта невероятная трагическая история любви? 
Светлые глаза Хайдара потемнели, пальцы нервно забарабанили по крышке стола. 
- Изабель, через сколько должна приехать твоя Шерри? 
- Ха! А вот и они!
Объявлять о приезде Насти не было необходимости. Как только она с детьми перешагнула порог дома, звонкий  переливчатый голос Джамиля, словно колокольчик залил  все пространство дома. Ребенок с упоением вещал все то, что было пережито ими с утра.
- Ты знаешь, папа. Воин это тоже художник. Движением мы передаем картины. Например, вот, качающаяся трава. 
 Среди слов Джамиль имитировать движения качающейся травы руками, раскачиваясь из стороны в сторону.
 – И вот, например, кто-то может идти и задеть эту траву, но она гибкая, увернется и снова займет свое место. 
Малыш  наклоняется из стороны в сторону не теряя такта и равновесия. 
- Вот попробуй, папа, попробуй! Протяни руку или пройди мимо. Видишь? Видишь? Смотри, как я научился уворачиваться!  А научила меня этому трава. Понимаешь? 
Хайдар следом за Изабель уже спустился в гостиную. 
Джамиля перебивает чуть начавший басить голос Рената.
- Какая трава! Можно подумать трава нам урок давала. Уворачиваться тебя учил сенсей Изи. Папа, он взял нас в свою группу, под свою опеку. Сказал, что из меня будет хороший воин, потому что я умею мыслить прежде, чем нанести удар, - Ренат был очень доволен собой. Словно корона или нимб засиял над его головой от подобных слов. Настя отметила, что в эту секунду племянник невероятно напоминает своего дядю Хайдара. 
 «Видимо скромность не характерная черта их семьи…». 
После  с удивлением видит и самого Хайдара, стоящего за Изабель. «Вот подумаешь о нем, и он тут как тут. Хотя в последнее время, Настя, ты только о нем и думаешь, дурная моя башка!» 
- Кто же этот Изи? Который свел с ума моих милых мальчиков и поставил  этих добродушных дикарей на тропу войны? – хитренько лелейным голосом пропела Изабель.
- Сенсей! Сенсей Изи, - наперебой пытаясь  перекричать друг друга тараторят мальчишки, – сенсей Изи вообще самый главный в городе, самый мудрый. И он друг нашей Насти, знаете? 
Изабель продолжает расспросы, предвкушая, к чему они приведут.
- И как же два старых друга встретились? Наверное, были очень рады друг другу, – Изабель с интересом наблюдает, как почернеют глаза Хайдара и вспыхивают щеки Насти. 
Дети не чувствуя никакого подвоха, весело тараторят наперебой.  
 - Они обнимались, потом подрались немножко, а потом снова обнимались и много смеялись. 
Рафаэль не упустил возможности слегка поддеть свояченицу.
- Очень интересно.
Ренат так как был чуть старше смекнул: что-то не так и замолчал.Но звонкий бойкий голосок Джамиля не унимался:
- Да, папа, сенсей Изи очень сильно нашу Настю обнимал. Мне пришлось ему даже замечание сделать.  Некрасиво сказал я. Ага, а он объяснил, что наша Настя тоже сенсей. Представляешь? А сенсеи между собой братья и сестры. И они подружились еще очень давно, когда были вот такими учениками, как мы. И мы тоже, если будем лучшими, станем участвовать в международных соревнованиях, и тоже будем ездить по разным странам и заводить братьев и сестёр.  
Тут вступила Настя. 
- Да, только для этого нужно не пропускать тренировки. Им действительно достался хороший учитель.
- Наслушались уж, милая, - съязвила Изабель.
Настя выдохнула. Спокойным ровным голосом расставила по местам всю сумятицу, что привнесли детские рас сказы:
- Да, у моего друга Изи, своих трое детей.  Он вместе со своей женой Ланой ведут детские группы Айкидо. Лану я тоже знаю давным давно, но сегодня ее не было, их младший приболел. Надеюсь скоро и с ней увижусь. Еще в прошлом году они всей семьей приезжали к нам, на сборы.  Пока я здесь, в Стамбуле, мальчишек по утрам буду возить на тренировки я, потом, как уеду в Харьков, можно нанять водителя, там в клубе о них позаботятся, не младенцы ведь. 
Изабель визжит и хватается за голову: 
- О чем ты говоришь? Говорит: когда уеду? Словно кинжал в спину воткнула? Смотри как здорово, ты здесь, мои шалуны преобразились, даже вечно оторванный от семьи Хайдар, вспомнил дорогу в дом. Нет, нет. Ты солнце наше. Никуда тебя не отпустим, забудь о своем Харькове. 
Она обращается к детям.
- Мои милые, мы заболтались, бегом мыть руки, на столе стынет обед. Хайдар, Настя у вас же было дело какое-то друг к другу, вам нужно поскорее поговорить,  пройдите в библиотеку, там никого нет, что вы оба сможете  разрушить!  Только не задерживайтесь, ждем вас к столу. Без вас не начинаем.
Хайдар с Настей недоуменно переглядываются. 
- Изабель, ты ничего не путаешь? –  Хайдар удивлен. 
Рафаэль подталкивает брата локтем и шепчет ему на ухо: 
- Слушай брат, если дела нет, идем за стол, если есть, скорее решите его. Не путай мысли, не свои, не чужие. Пусть дороги будут прямые, тогда и препятствий будет меньше. 
Хайдар понял. 
И забыл же он, что не на работе, не в офисе, а в семье. И здесь он прозрачный, как стекло. 
Он растеряно проводит рукой по лбу, стараясь собраться с мыслями, резко, даже несколько грубо  хватает Настю за руку,  тащит в сторону  библиотеки.
Она не сопротивлялась.  
Оставшись наедине, Хайдар как будто не обращая на нее внимания, начинает брать с полок одну книгу за другой, листает, ставит на место.  
  - Кхе.. При нашей последней встрече, я мог обидеть тебя, перейти рамки дозволенного…
- Было такое,  – Настя наслаждается видом смущенного Хайдара. Зрелище, конечно, то еще. Не для слабонервных.
   Она садится за стол, на котором лежали альбомные листы и цветные карандаши мальчишек, и начинает рисовать.
- … Хотел извиниться, - Хайдар с облегчением вздохнул, - да, ты ушла… я не мог…
- Знаю. Но, твои извинения мне не нужны.  Вряд ли ты обидел меня. Просто я немного расстроилась.   
- Я расстроил тебя? Да?
- Хайдар… - ее голос медом разливался в его уставшем теле. Он не может сейчас оторвать от нее своего взгляда, на автомате фиксируя в голове ее профиль, то как лежат ее волосы, изгиб спины, когда она сидит… с усилием он пытается концентрировать внимание  на ее словах, но они разлетались разноцветными лентами по комнате.
  - … видя тебя в первый раз, у меня возникло чувство, что ты настоящий, что можно тебе доверять, что ты честный и открытый. То, что  ты  узнаешь обо мне,  не прямо спросив у меня, в глаза,  а за моей спиной, просто пошатнуло мое доверие к тебе и только. 
Хайдар недоумевал: «И чем я себя так явно выдал?»
А ее монолог все продолжается и продолжается:
- … Просто знаю, что ты можешь поступить так и все. И теперь это меня расстраивает. Боюсь, теперь мне придется вести себя с тобой по другому.  Больше думать о последствиях каждого своего слова, поступка.  
Что…
Медленно, со скрежетом и скрипом, но все же ее слова достигли его сознавания.
Что?!!!
Из кота мирно щурящегося, спящего  кота он обернулся рычащим львом: 
С шумом захлопнул книгу и поставил ее на место. Двинулся к столу, за которым она сидела. 
- Что ты хочешь этим сказать?  Доверяешь человеку, которого в первый раз увидела, и перестаешь доверять тому, кого узнала получше?  Что за глупость?! Или таким образом ты  стыдишь меня? ! Тогда в чем моя вина, скажи хотя бы? Прости, ты упустила один момент. Я руководитель корпорации. Ты  подруга Изабель. Но этого, к сожалению, этого не достаточно.  Конечно, узнал  о тебе все, и о вашей фирме, и о твоей семье. Были вещи, которые я хотел бы, да и хочу услышать от тебя, если пожелаешь. Но о том, что ты была в браке с Марком Тронза вообще несложно узнать. Между прочим ты снималась в его клипах. Причем в нескольких!  Помнишь, еще при первой нашей встрече? Я спрашивал? Я видел эти клипы в прошлом! Вот почему мне твоё лицо показалось знакомым! Что мне скажешь? Почему тогда не сказала?
Она старалась держать себя, однако с каждой минутой это становилось сложнее. И тут картинка перед глазами стала предательски размываться. Более шепотом, чем в полную силу, она все же ответила: 
- Не зацикливаюсь… просто на этой теме. Есть прошлое, оно в прошлом, живу настоящим.
 Хайдар в ужасе.
На ее глазах слезы. Уже во второй раз он настолько жесток к ней, что заставляет плакать.
 В груди и спине неприятно щемит сердце. 
Он делает больно ей, но ему то от этого хуже во сто крат.
Нужно  взять себя в руки. Ведь он не прав, не прав! Давит сейчас там, куда нельзя давить. Ведь это ее самые слабые места. Он лишь мечтает просто обнять ее, шептать на ухо ласковые теплые слова, а между тем кричит и доводит до слез…
Он делает шаг в сторону. Вдох, выдох. Его голос звучит уже тихо и ровно: 
- Прости. Я делаю ошибку. Останови меня. Давай прекратим этот разговор.  
Ее губ касается  улыбка. Он с облегчением выдыхает.
Так они молчат несколько минут.
Наконец, он решается вновь подойти к ней:
-  Что ты рисуешь, можно посмотреть?
Она качнула головой. Хайдар с радостью усаживается на стул возле нее.  
- Это  цветок? Не видел таких прежде.
- Василек. Дикий цветок, растет в поле, возле пшеницы.
- У нас такие не растут, наверное?
- Не встречала. Дальше Стамбула не ездила, не знаю, что растет на ваших полях.  У нас так. Василек, мак, цикорий, пастушья сумка. Кстати. У славян о Васильке есть легенда.
-Какая?
- Действительно? Рассказать тебе? Но это никакого отношения к нам не имеет.
- Ничего. Просто расскажи, мне стало интересно.
- Ну ладно.  Жил давным-давно некий парень, звали его Вася. У него были темно-голубые очень красивые глаза. А в ручье, где он воду пил студеную, жила русалка. Она очень полюбила парня Васю, а потом, чтобы он остался подле нее навсегда, превратила его в цветок. Такой же прекрасный, как и его глаза. Только он не остался жить возле ручья, а вернулся в поле. Потому что очень любил свою работу, любил любоваться теплым золотом колосьев пшеницы.  
- Какой печальный конец.
- Думаю справедливый. Вася выбрал не русалку, которая чарами пыталась привязать его к себе, а свое дело, свою работу, свою Родину. Славяне верили, что сердце у Русалок жестокое и холодное. Любящее сердце всегда бы нашло дорогу к любимому.
 - И? Ты сказала, легенда к нам не имеет отношения, а рисунок? Имеет?
Ее улыбка и мимолетный кивок. 
- Конечно,- она прячет  взгляд, ставший шкодливым. Что же она задумала.
 - Конечно, не просто так нарисовала, ты прав. Рисунок связан с тобой непосредственно.
- Хочу узнать и спрашиваю у тебя в лицо, ответь честно, Зарема. Чем связан рисунок со мной?
 Она поднимает лицо и демонстративно сжимает губы. Мол, «не скажу». 
 Хайдар чувствует, как снова в нем поднимается волна ярости. Она шепчет:
- Что же я думаю, почему нарисовала василек и чем он связан с тобой? А Хайдар?  -  с вызовом смотрит ему в глаза.
 Он должен злиться, но лишь любуется ее манерой задираться к нему. 
- Такого в Интернете не найдешь?  А? Спроси у своих шпионов, пусть принесут тебе в папочке, дополнят к моему досье. Господин руководитель корпорации. 
От его  лица отступает кровь, как она может быть настолько хрупкой, близкой и ледяной, коварной одновременно!
- Играешь со мной? До каких пор?
- Пока не поймешь, Хайдар!  
Какая там хрупкость. Перед ним настоящая дикая кошка.
- Тебе придется запомнить, в моем  прошлом и настоящем есть такие вещи, от которых тебе нужно держаться подальше, ради твоего же блага. Все что ты можешь знать, ты будешь знать из моих уст. 
-  Тебя это так волнует? Всего лишь это? Ладно! – он поднимает руки вверх, показывая свою обезоруженность. 
-  Я согласен. Но тогда в свою очередь будь откровенна со мной. Ложью порой является не только сказанная неправда, но и недосказанная правда. 
- Ах, я еще и лгунья оказывается! Подумать только. Мы же оговорили, между нами дружба! Тебе могло бы прийти в твою светлую голову, что в ситуации, когда отношения приняли более серьезный оборот, я бы сама рассказала, конечно. Поделилась бы. Ты же не очень поспешил мне рассказать о своих бывших. Сколько у тебя их было? Поименно. Чем приглянулись. Кто из них до сих пор грустят о тебе? А?
- Ээээ….
Улыбка самопроизвольно заиграла на его лице.
- Что? Это ты у меня сейчас спрашиваешь? Или передергиваешь?
Куда-то не туда ее занесло. Опять.
Она намеривается покинуть комнату. Разговор  нужно прекращать. Их ждут. Хайдар идет следом.
- Так спрашиваешь или передергиваешь, - настаивает он на ответе. 
Настя резко разворачивается к нему, оказываясь лицом к лицу:
- Да вообще, Хайдар! Сколько времени мы знакомы? Неделю? И закономерно, что я не спрашиваю, не интересуюсь… Ни тобой, ни твоим прошлым. Почему же ты посчитал правым интересоваться мной? 
Хайдар нагибается к ней, одновременно  убирая с ее лица непослушный локон. 
- Считаю правым себя? Ха, интересуюсь тобой?  Почему? А ты то как думаешь? Держать себя в руках. Стараясь. Плохо получается, как видишь.  Даже этот твой василек все никак из головы выбросить не могу.  
- Замолчи, Хайдар, соберись. Как ребенок. А? Мы в доме твоего брата.
- Только это тебя волнует?
- Нам пора идти за стол, Изабель сказала же, что будут ждать нас, мы достаточно всех задержали. 
- А мне не достаточно.
- Ах, конечно, какое ему дело до всей Вселенной! Владыка всей Земли возжелал чего-то! Расступитесь все!
- Я? – Хайдар рассмеялся, - возможно, ладно, пусть я владыка,  пусть буду ребенком в твоих глазах. Да! И что? Не могу с собой справиться!  Что  будешь делать, а? - он уверенно сгребает ее в охапку. 
Резкий  удар в грудь очень отрезвляет и заодно разворачивает его на 180 градусов.
  Настя твердым шагом идет  на кухню, он лишь смотрит ей вслед, потирая бок. На утро будет синяк.



Джана Диляра

Отредактировано: 05.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться