Вправе любить или Предназначенная

Размер шрифта: - +

Глава 7 Васильковые

На улице скапливалась прохлада, от моря веяло свежестью. Настя уселась в машину на этот раз не рядом, а на заднее сидение: 
- Хочу написать своим. А то много сообщений без ответа. Вот заодно и Паше передам твою критику. Пусть знает мнение профессионала. 
Хайдар в зеркало заднего вида пристально наблюдает. Ее лицо в темноте освещалось экраном телефона, что делает ее похожей на ведунью с магическим шаром.
Периодически она оглядывается по сторонам и смотрит назад, за потоком следующих за ними машин. 
- Ты что-то конкретное высматриваешь, Зарема? Скажи, давай заедем куда тебе нужно. 
- Нет-нет. Дело не в этом. Просто дорогу запоминаю, мой ДжиПиЭС показал мне другой путь, но по-твоему короче. Твоя манера езды по Стамбулу не для моих нервов. Но передвигаешься ты очень быстро. Учусь у тебя твоим приемам.
Хайдара удовлетворяет ее ответ.
Раздается звонок. Она фыркает, но поднимает трубку. Затараторила на неизвестном языке, видимо родном. Несколько раз Хайдар отчетливо вычленил из ее речи имя Паша. Наконец, она положила трубку, и еще что-то произнесла вслух, видимо то, что Паше о себе слышать было не желательно. 
Хайдар аккуратно интересуется: 
- Ты сейчас со своим компаньоном разговаривала, да? Это он перезванивал?
- Да. Сразу же позвонил, когда услышал, что ты поддерживаешь меня в критике осенней коллекции. Мог бы и написать! Но хорошо, что позвонил, соскучилась по родному голосу, давно не слышала.
Хайдара передернуло. 
- И что это за отношения у тебя с этим Пашой?! –  возмущенно выпалил Хайдар, от чего брови у Насти поползли вверх.
 - Ох, ты вообще последний человек, с кем бы я хотела бы обсуждать свои отношения с кем бы то ни было! – автоматически выпалила Настя. 
- Так значит, - Хайдар, насупившись, глубоко дышит,  – и почему же?
Настя растерянно посмотрела по сторонам. Она действительно не нашла что ответить.
- Почему? И правда, - она пожала плечами, - вот уж не ожидала от себя такого. Ха… не знаю…- она действительно сама себя удивила, долго не могла собраться, что-то обдумывала, улыбалась сама себе. 
Хайдар не знал, что и думать. И злиться на нее было не за что, он понимал, что это не наигранно с ее стороны. Что-то происходит в ее голове, но что? Впервые видел ее такой, словно в одно мгновение другая стала. Она та же, только намного светлее, нежнее. Без своих доспехов.
Они уже оказались на подземной парковке многоэтажного дома. Хайдар заглушил двигатель, спокойно ждал ответа на свой     вопрос.
- И почему же кто угодно, только не я, - строго продолжает настаивать на ответе он. 
Она обреченно выдохнула:
- Пашу я знаю с детства. Вместе дружили одной большой компанией, он не просто мой друг, моя родня. К нему с моей стороны ничего нет. Я воспринимаю его как хорошего друга, брата. С его стороны возможно.  Паша предлагал мне руку и сердце, несколько раз. Но это не любовь. Просто привязанность, которая тянется с детства. Есть девушка, которая его очень любит, и он к ней, я знаю, не равнодушен. Думаю со временем, он сможет оценить ее по достоинству, и откажется от претензий на меня.   
Хайдар внимательно выслушивает все. 
- Но я так и не понял, почему я последний человек, с которым ты хотела бы обсуждать свою личную жизнь.    
- Вот пристал, а! Не люблю отчитываться перед кем-то. А именно так это и выглядит.  Хайдар, а если я начну такие же  безобидные дела: займусь, например, изучением твоей одежды, буду разглядывать твои деловые костюмы!
- А-а-й, мужские костюмы не интересны, не то, что женские платья.
- Ха, так может среди мужской скучной одежды, я найду веселенькую женскую, откуда знать? И задам парочку вопросов, а господин Махмуд, как вам такая перспектива?
- Хочешь сказать, интересуешься? Есть ли среди моей одежды женская? Чисто по-дружески, да? Хотя бы я не вру ни себе, ни тебе. А говорю о своих чувствах открыто. 
Он с интересом наблюдал за ее лицом в зеркало заднего вида, но складывалось впечатление, что разговор ее совсем не цепляет. 
Она молча покинула машину. Молча ехали в  лифте, молча зашли в квартиру.   
Его домом оказалась неприлично просторная двухуровневая квартира с прекрасным видом на город и огромным балконом. 
- Кофе? Будешь?
- Да, спасибо.
Настя прогуливалась по  комнатам. Квартира поражала скудностью обстановки. Вокруг царила чистота, как в операционной. Никаких элементов декора, маленьких украшений. Во всем чувствовался вкус и принцип минимализма, но для Насти стены казались пустыми и тусклыми, пустые полки, лишь некоторые заполнены папками и документами. Все напоминает о работе.
 «Словно я не в доме человека, а на странице глянцевого журнала».
Большой холл вел на кухню и в большую гостиную. Из нее веером расходились на два уровня несколько комнат. 
Хайдар ушел в  душ, а после скрылся в одной из комнат, как видимо в своей. За дверями остальных помещений Настя не нашла ничего интересного, ничего бы, что выдавало присутствие живой человеческой души, словно оказалась посреди модного магазина мебели и обоев.   
Скоро Хайдар сменив деловой костюм, поспешил составить ей компанию. Она снова разговаривала по телефону. 
- Что-то произошло? Твоя речь, тебе опять звонили с Украины?
- Да, но в этот раз мама, - Настя рассеяно улыбалась, - вот те на! Чего она обеспокоилась за меня, на нее не похоже. Говорит, хотела услышать мой голос. Да.. Позже выясню у нее. Надеюсь, ничего не случилось, и ее никто не обидел. 
- А ты этому своему Паше говорила, что едешь ко мне домой? 
Настя  на секунду застывает. 
- Конечно, ты думаешь … это он за веревочки дергает? Да? Ха! Ты меня успокоил. А ведь правда, даже в голову бы не пришло! Даже если бы что-то случилась дома, мама никогда не позвонила бы без повода, зная, что я буду вне себя от волнения. Ха! Этот жук ей что-то наговорил. Ох, уж Панда! Ох, хреноверт. Настолько он любит путать карты… Ну Бог с ним. Ты здорово догадался, я бы не додумалась.
- Тебя легко обмануть, ты очень доверчивая, словно ребенок… Этим могут пользоваться окружающие, – он видит, что ее лицо резко меняет выражение, напоминает страх или сожаление, видимо снова что-то из ее прошлого, - ладно, хватит об этом. Судя по всему, тебе в моем доме не очень понравилось? Восторга на лице я не вижу.
- А ты привык слышать восторженные возгласы? Мне непривычно немного. А зачем тебе столько пустых комнат?
- Иногда коллеги из других стран приезжают в Стамбул. Мы собираемся здесь вместе, для работы, когда готовим масштабные международные проекты.
- Но ведь для этого у тебя есть офис?
- В офисе сложно сконцентрироваться, постоянно отвлекают.
- Значит, у тебя есть центральный офис, и есть твой личный офис, это дом, так?   
Хайдар  смущается.
- Не смотрел на ситуацию с этой стороны. Но, наверное, ты права.
- Но где же ты отдыхаешь?
Он в раздумье. 
- Наверное, нигде. Я просто не отдыхаю, всегда работаю, вот и все. 
- Но как так произошло?
Хайдар молчит, выдерживая паузу. 
- Интересуешься? Мною? Действительно хочешь узнать или просто поддерживаешь разговор из вежливости? 
Протяжно смотрят друг другу в глаза, немного дольше, чем обычно. Она перевела взгляд обратно на белую пустую стену посреди гостиной.
- Я попадаю на минное поле или ты меня передразниваешь, не могу понять? Причина есть да? Может быть, о ней нелегко говорить, поэтому предпочитаешь шутить?
- Возможно. 
- Вот даже эта стена, центральная так полагаю. И такая белая. Не естественно, как будто не живая. Если бы жил в этом доме  ребенок, этот бы малыш обязательно взял бы самый большой маркер и провел бы по этой стене толстую жирную линию. Вот так.
И Настя упирается указательным пальцем по стене в ведет им вдоль, продолжая монолог:
- Так! Вот он я! Здесь есть жизнь, энергия! Так уж устроен человек, кругом оставляет следы. Ребенок бы рос и вспоминал бы о своем шаловливом детстве. Ведь наш дом не только чехол для тела, но и место для души, для самого сокровенного.
- Но это не дом, в котором я вырос. Это место где я ем, сплю, работаю. 
- Ладно, возможно ты прав. Я же сказала, немного непривычно. Пройдем на кухню, накроем на стол. Время идет. Может перенести стол на балкон. Мне кажется, лучше есть на свежем воздухе? 
- Давай.  
 В работе Хайдар действовал очень быстро, действительно не более чем через десять минут все блюда французской кухни изящно и со вкусом стояли на столе. Настя, всегда считающая себя очень шустрой, чувствовала себя возле него неуклюжей уткой.  Обилие соусов вызывало кучу вопросов, которые она очень стеснялась задавать их, уж очень важный вид был у ее партнера.  Расставив все в нужном порядке, они с Хайдаром еще раз пробежались по плану встречи, обсудили спорные вопросы.
Время еще оставалось, и они увлеклись видом большого города, который открывался с балкона.
 Настя, укутанная Хайдаром в шерстяной плед, смотрела на улицу.
- Обожаю вот так наблюдать за людьми. Как они не торопясь ходят по тротуарам, или ездят в своих авто по шоссе. Словно капельки, стекаются в одну большую реку, превращаясь в неуправляемую стихию. Человеческая толпа словно несущаяся волна, или сгусток огня… Болтаю много, да? Утомила тебя?
- Нет, очень приятно слушать тебя. Я знаю, что ты меня не спрашивала, но нет. 
Настя недоуменно смотрит на него.
- Там в библиотеке ты обмолвилась… хотел сказать тебе еще тогда. – он переводит дух и подбирает слов, -  нет тех, кто тоскуют обо мне.  И … среди моей одежды женских вещей тоже нет. Так уж заведено в моей жизни, давно. Удивленна?
- Нет. Но ты прав, мне это вообще не интересно.
Он обиженно отворачивается, не дослушав ее ответ. 
- Значит, не интересует? – повторяет словно вызов, глядя в сторону. Она твердо и уверенно повторяет:
- Нет.
- Почему тогда ты здесь?
- Я? Причём тут одно к другому… Ммм… Потому что тебе нужна моя помощь. Я подумала, что смогу быть тебе полезной. 
Хайдар  выпускает клубы воздуха из раздутых ноздрей, старается сохранять спокойствие, вцепившись ладонями в парапет балкона. Видно, что ее сухой ответ злит и ранит его. 
Настя совсем не ожидала подобной реакции.
Чувствует стыд. Ей не хочется делать ему больно или обидно, напротив. Просто его вопрос пришелся не к месту.
 - Хайдар, остынь,  ты не так меня понял. Мне нет дела НЕ до тебя, а до тех женщин, что окружают тебя. Я не интересуюсь ими, это правда. Да и вообще прошлым, настоящим. Какое это имеет значение? Пойми… как же тебе объяснить… - она улыбается, догадка светом разливается по ее лицу, чуть ли не выкрикивая, она произносит,  - васильковые.
- Что?
- Твои глаза цвета василька, когда ты злишься. Поэтому рисовала там в библиотеке этот цветок. Не голубые, не синие – васильковые. 
Хайдар, наконец, начал понимать, что она все это время пыталась ему объяснить.
 Сначала он себя обругал за свою глупость, а потом с удивлением уставился на нее.
Неужто. Отвечает. Она? Его чувствам?
В дверь позвонили. Хайдар замер, словно пытался спрятаться от этого постороннего звука, ждал, может она скажет еще что-то, но для Насти разговор был окончен. 
- Открывай, давай же. Или в камень ты превратился?
Он не стал спорить и пошел отворять дверь гостям.  



Джана Диляра

Отредактировано: 05.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться