Вправе любить или Предназначенная

Размер шрифта: - +

Глава 10 Начиная с этой ночи...

По дороге заехал в Паб. Немного перекусил и выпил пива, узнал городские слухи, спортивные новости.
Совсем не хотелось сегодня ему видеть пустые стены своей квартиры. Зарема просто не вылезала из головы, напряжение постоянно вызывало боль в шее и головокружение. Он решил заехать к своей знакомой, партнеру по бизнесу, Гульзар. Она была не юной, но очень красивой, как и все женщины большого бизнеса, хитра. Хайзар ценил ее за гибкость, интуицию, чуткость к нему. Она же в свою очередь его как могучего покровителя, сильного мужчину. 
Как раз в это время Гульзар просыпалась. Бывало, он часто заезжал к ней после работы, чтобы передохнуть. Она всегда была ему рада. 
Она приготовила для него чай, как он любил. Он сидел в кресле ее большой прихожей.
- Как напряжен ты сегодня, что много работы? Давай помогу.
И она искусное опускает свои умелые руки ему на плечи. Несколько плавных  движений ее пальцев и кровь начала пульсировать по его спине, хлынула в поясницу и мурашками рассыпалась по низу живота, паху и ногам. 
Она целует его около уха.
А у Хайдара  всплывает, как нежно Зарема шепчет ему на ухо что-то. Какими сладкими были ее неразборчивые слова, а из-за шепота, и акцента, так совсем еле понятные. 
Затем Гульзар поцеловала его щеки. А Хайдар вспомнил, как Настя дула на них, прогоняя его злость, странно, щекотно, так чисто и мило.
- Хайдар, в чем дело? Ты как будто не здесь, не со мной? Где ты?
Он очнулся, Гульзар была рядом. Невероятно красивые серые глаза  в обрамлении черных ресницами хлопали, как кукольные. 
- В твоих мыслях кто-то другой, да? Это она? Да? 
- Ах, не спрашивай Гульзар, -  Хайзар шумно выдыхает.
Гульзар с недоумением смотрит на своего давнего знакомого. Какие только дела он не проворачивал на ее глазах! Сколько денег стояло на кону. А теперь, такой потерянный. Ох уж эти мужчины. И на этом непобедимом Ахиллесе  Аллах нашел пятку!!! 
Женщина наклонила голову на бок и улыбнулась. 
-  Ты влюблен, Хайдар! Аллах создал скалу, чтобы  ветер и волны не смогли ее разрушить. Но твое сердце не скала, оно живое и стучит. Послушай. 
Она взяла его руку в свою и приложила к нему на грудь. Внутри бедный орган бушевал, отбивая о стенку  барабанную дробь. Он отдернул руку.   
- Гюльзар, помоги, я не знаю, что мне делать. Ты лучше всех всегда меня понимала. Так тяжело. Что же сейчас мне может помочь? 
- Твоя болезнь это она, и она же лекарство.
Он взорвался, словно новогодняя петарда:
- Ай, это понятно. Это мне и самому ясно! А? И что с того? Чем больше я с ней, тем сильнее моя болезнь! Не могу дышать, а она … словно дитя…  - он чуть улыбнулся. Вспомнил, как потешно она показывала ему язык за столом, как заснула на его груди.  
- Хайдар, мужественный и сильный, - Гюльзар не прекращала дивиться ему, такому угрюмому и надменному для  женщин. Подплыла к нему, положила свою руку ему на щеку, заглянула в лицо, - будь терпелив, держи себя в руках. Узнай, о чем она мечтает, чего хочет.  Стань нужным ей. Постепенно приучай ее есть с твоей ложки. 
- Я так и делаю, но, ох, она играет со мной!
- Терпение! Сажая зерна в землю, мы получаем цветы, но не сразу. Лишь мертвая земля не приносит плодов. Но судя по твоему смятению, твоя подруга очень энергичная и живая девушка.
Хайдар чуть успокоился. Произнося вслух все то, что он чувствует, он словно услышал сам себя. Действительно, он многое утрирует и доводит до абсурда. Сегодня ночью она не осталась одна в доме, а пришла к нему. Сквозь сон говорила его имя. Нужно просто набраться терпения. 
 Он поблагодарил Гюрзар и уходит. 
*** 
Настя скрывшись от вездесущей подруги-сестры организует видеозвонок в Украину. На связи Ромка-брат. 
- Это был такой же сон, из разряда моих снов, но в другом формате, понимаешь? Я не была не в сознании, а над ним. Смотрела на все сверху. Можешь себе представить? Картинка жуткая, сотни людей умирают. Я видела, что морги переполнены и люди в несколько слоёв лежат прямо на улицах. До сих пор кровь в жилах стынет, но это мои, а не чужие эмоции. Сон не принес боли, страха, простое информирование. Видение в наконец то я вижу, котором и понятно все. Это эпидемия. Возможно Северный Вьетнам. Очень напоминает грипп. Проснувшись утром я по памяти нарисовала все иероглифы, что видела. Уже выслала их тебе по почте. Уверенна, хотя бы на одном из их ты найдёшь это место. Срочно, даже если ничего не проясниться, ничего не станет известно посылай туда гуманитарную помощь от Благотворительного общества «Софии». Все что в нашем балансе, на медикаменты. Срочно. 
Данечка уже оформляет все нужные документы, с тебя координаты Ромка! Если это окажется правдой, мой сон, с того самого момента, я начну сомневаться  в законах естествознания. Обещаю. Тогда у всего что происходит начнёт возникать  смысл.
На другом конце связи возник вопрос.
- С чем я связываю изменения? Почему теперь сон приобрёл другой характер и это болезнь, а не катастрофа? Не знаю. Может каким-то образом повлиял последний случай, мой обморок?  Сейчас хочу вернуться в ту самую рыбацкую деревню и разузнать о мальчике, что попал в воду. Выяснить, что произошло. Найти того самого Мехмета, что принёс меня в больницу. Тоже люблю тебя и ты храни себя. Чау!
***
 То же утро. Форсмажор. Хайдару срочно нужно лететь в Гонконг. Судорожно собирая вещи, документы, договора по городу он пролетает по набережной. Толпа ребят привлекает его внимание. 
Обступили парочку дерущихся на улице хулиганов. Хайдар глянул и уже поставил ногу на газ но вдруг…
Стоп!
«Зарема?!!!»
Он резко выскакивает на улицу. 
Один из местных пареньков, в зеленой гавайской рубашке, как видимо, старается поймать Настю, а та умело уворачивается от него, под смех уже собравшейся не маленькой толпы. Внезапно парень резко прыгает к ней, и тут же оказывается на земле, одним движением девушка повалила его и отошла в сторону. Он подскакивает, краснеет от напряжения, делает прыжки в ее сторону, старается схватить рукой, но она всякий раз она уходит от него, прячась ему за спину, и снова и снова укладывает на лопатки.
- Что здесь происходит, - голос Хайдара, словно рык дикого зверя обрушивается на всех стоящих, - Зарема отойди от него, -  он становиться между ней и парнишкой, уже обращаясь к нему напрямую, -  чего тебе нужно? 
Но тот и не думал пасовать.
- А тебе чего, иди своей дорогой, иди туда, куда шел!
 Настя недовольная выходит из-за спины:
- Уймись Бак,  перед тобой господин Махмуд Хайдар Фаид, мой друг! Ты не можешь так неуважительно разговаривать с ним.
Затем другим, более мягким тоном обращается к Хайдару:
- Господин Махмуд, это просто Бак. Мой новый знакомый. Вы не правильно поняли. Бак не обижал меня. Это был спор, соревнование, игра.
Бак брызжа слюной выкрикнул: 
- Этот стервятник  мне не господин!
Настя подпрыгнула и обрушилась на паренька с возмущением:
- Да как у тебя язык повернулся такое сказать.  Оскорбляешь моего друга в моем присутствии?  Извинись сейчас же!
Хайдар не знал, куда себя девать.
- Что? Зарема, ты с кем говоришь? Это же шпана? Пошли отсюда.
Настя посмотрела на Хайдара холодно, и заговорила с ним на французском.
- Если человек вырос на улице, да, он беден. Но видит Бог, никто не знает кто из Вас будет богат, а кто беден. Этот мальчик каждый день приносит еду тебе на стол, ловит рыбу. Ты ешь из его рук. А потом оскорбляешь, называешь шпаной. Вы оба хороши, но ты старше. 
Пока она отвлеклась на Хайдара, молодой и дерзкий рыбак попытался дотянуться до кулона на  Настиной шее. Таков был уговор, если схватит за кулон, она станет его женой. 
Но Настя ловко с улыбкой убрала руку наглеца. Толпа снова хохотала, давая обидные замечания неудачнику. Так просто ее не обхитрить. Но Хайдару было достаточно этой дерзкой выходки, чтобы выйти из себя окончательно. 
Его кровь кипела. По комментариям публики  он понял, что этот в гавайке претендовал на Зарему. Это ничтожество на его Зарему!!! 
С разворота он съездил по челюсти этому наглецу. Ребята вокруг оживились. Это было по интересней. Кто-то включил камеры на мобильном. Тот, кого звали Баком, пошел в атаку.   Хайдар несколькими массивными ударами сбил его с ног, тот уже отступил, казалось, если Хайдар ударит еще, голова бойкого юноши и вовсе отлетит.  
Настя приказала им остановиться. Хайдар отвлекся на нее, это был ее голос, он машинально обернулся и … Бак, воспользовавшийся заминкой, нанес удар Хайдару, тот вместо того, что бы отступить в сторону, обрушился бурей на горе-ухажера своей возлюбленной. 
Бак повалился на спину, а потом и вовсе потерял сознание. Ребята обступили его. Сурово поглядывая на Хайдара. Кто-то из них зло прокричал Насте в след: 
- Иди, иди к своему стервятнику.  Ай, Аллах, пусть убережет эту красавицу от него. Дай, Аллах, этот змей сдохнет раньше, чем к тебе прикоснется своими гнилыми лапами.
Настя была вне себя от возмущения: 
- Что? Аллах покарает того, кто другому смерти желает, -  она хотела ринуться в бой на них всех с кулаками, но Хайдар уже подхватил ее и потащил в сторону, выкрутившись из его рук, она прокричала обидчикам:
 – Значит, вот вы какие?! Да чтобы мне сгореть, когда я заговорила с вами!!! Вы настоящие обезьяны, что живут в джунглях! Для Вас нет закона! Бандерлоги! В жизни теперь куска рыбы в рот не возьму, потому что ее ловят такие низкие люди как вы, потому что мою еду трогают подонки. А то думала, что Вас есть за что уважать. Как видимо, нет!
Хайдар безуспешно пытался оттащить ее в сторону, понял, что это тщетно, и дал ей  выговорить все эту тираду до конца. Наконец, сказав, все, что думала о них, она гордо взяла Хайдара за руку и  удалилась.
Хайдар посадил ее в машину. Пристегнул. Челюсть болела. 
- Даже не хочу спрашивать, что ты здесь делала. 
Он трогается с места. 
Вот это обстоятельства! Но все же он безумно рад, что встретил ее сейчас. Было бы плохо улететь в Гонконг не попрощавшись.
Маленький бойкий воробей. Ничего себе воробушек. Настоящая львица!
Всю дорогу его Зарема, нахмурившись, мочала. Хайдар неодобрительно посматривал на нее. 
Да, тот парень ложился на землю, словно он был из бумаги. Хотя и крепкий парень. Даже Хайдару понадобилось время,  чтобы вырубить его.
- Я знаю уже все твои таланты, или есть те, о которых я не знаю?
- Что за таланты? Ты про того паренька? Та он хилый, как наша Зульфия!!! У Вас тут в Стамбуле вообще, редко встретишь крепкого парня. И как вы только пол Европы отвоевали, в прошлом. Фух. Вообще драться не умеют. Я просто играла с ним, так забавлялась…
Он решает ей подыграть.
- Да, да, а если бы они все вместе на тебя навалились, ты бы им все равно ответила бы как надо. 
Настя, как птичка важно расправила перья.
- А сколько их там было. Семеро. И все хилые, как куклы. Не надо было меня оттуда забирать. Я бы их всех  поваляла. А ты бы на камеру снял. Вот бы им сраму было. Еще бы месяц бы на улице не появлялись. 
- А если бы еще набежали, ты бы и им надавала бы.
- Ага, - Настя уже смеялась. – Ты дразнишь меня, да?
Машина остановилась. Они приехали. Он потер челюсть. 
- Хайдар, сильно болит? 
Она смотрела с сожалением на его челюсть. Провела по ней ладонью. 
- Да, болит, конечно, - Хайдар как можно жалостливее взглянул не нее, готовясь к тому, что же последует за этими расспросами. 
Она сочувственно вздохнула и слегка прикоснулась губами до его щеки. 
- А так тоже болит? Честно, когда так делала, ребята говорили, что им помогает. Может и тебе поможет? Ха!
Ага. Хайдар осознал в каком выгодно положении оказался. Он тут же резко дернул головой.
- Ай, ай, ай…
- Что? Что болит?
- Вот тут, шея, - он показал, - лечение нужно довести до конца, здесь очень болит! 
Настя улыбнулась, но послушно поцеловала. 
- Ай, и еще по зубам попало, тут болит, - он показал на губы.
- Хайдар!!!
- Честно болит! Нужно, очень нужно лекарство! Госпожа доктор! Лечи, коль взялась! Другого лекарства не хочу.
- Ладно, только чтобы не болело, один раз. И сиди тихо. Не двигайся. 
- Ага, конечно.
Она начала копошиться, готовиться, крутиться, чтобы принять максимально удобную позу. Поднялась на своем кресле, оперлась на колени, развернулась к нему лицом, поставив руки возле его плеч, еле заметно обожгла его губы дыханием и отпрянула.
Хайдар в святом возмущении: «И это все?»
Он резко потянул ее на себя,  она упала  ему на плечи. Теперь он мягко придерживал за талия, давая понять, что не отпустит, пока свое не получит. 
Она усмехнулась его шалости, но не сопротивлялась. Уверенно поднимается, и  улыбаясь, нежно и ласково целует  его в губы, как будто делала это сотни раз на дню.
Он тут же отпускает ее, открывает дверь машины и выходит. Она в догонку кричит ему:
- Напоминаю, этот поцелуй ничего не значит. Это лекарство. Все!  
Настя откинулась на спинку своего кресла, закрыв глаза, облизывала губы, думая, на что же похож вкус его поцелуя? Давно хотелось его поцеловать.
Он обошел машину, открывает ей дверь, чтобы помочь выйти. Но она продолжает сидеть обдумывая свои ощущения.    
- Уважаемая госпожа, сколько можно сидеть, о ком то мечтаете?
- О свежем морском ветре, - незамедлительно ответила Настя, - и подала ему руку, чтобы выйти. 
«Вот и пойми ее! Так ладно. Вещи, потом к юристу. Потом в банк и в отдел мобильной связи. Как теперь мне уехать от тебя Настя, только ты начала привыкать ко мне! Перестала ругаться на меня, когда я проезжаю на красный свет светофора. Поцеловала…Словно огонек, дотронулась и убежала, боясь обжечь … »
Он старался сконцентрироваться на деле.  
Какое там. Только сейчас замечает, что она в своём замечательном спортивном наряде: тонких лосинах, топе и рыбацкой сетью накинутой сверху. Как из сказки: не в одежде, но и не голая.
Неудивительно, что эта шпана тут же к ней приклеилась.
- Зарема, давай заедем купим тебе нормальный спортивный костюм для пробежек. А то, боюсь,  мне придется убить эту мелюзгу, так и знай.  
- А что?! Что в костюме то не так. Штаны, майка, все закрыто. Дело не в одежде, дело во мне. Я просто магнит для всяких неприятностей. Поэтому и тебе нужно держаться подальше от меня. 
- Чем ближе ко мне, тем дальше от тебя будут  любые неприятности. 
- О-о-о! Не мужчина, а крепость, господин Хайдар!
- Иронизируешь… опять не веришь мне. Пусть так. Пройдет время, узнаешь.
Она молча улыбнулась и отвернулась к окну. Мимо мелькал Стамбул, стрелка спидометра прыгала от 70 до 120 км в час. Даже то, что она вот так сидела возле него, когда он, не взирая на общечеловеческие правила дорожного движения, несся по дорогам, огибая пробки, постоянно выезжая на встречную, говорило о ее безоговорочном доверии к нему.  
Они припарковались возле невысокого здания.     
На улице ждала тетя секретарь, со всеми необходимыми бумагами. 
Он открыл папку, разложил все прямо на капоте. Скрупулёзно начал проверять каждый листик. И вот, ошибка нашлась! Как всегда! Забыли важный документ!!! 
Сначала он огрызнулся на секретаршу. Затем взял трубку и бурей налетел на того, кто был на другом конце связи. 
Настя уже видела его таким и не раз. Но на этот раз не стала успокаивать. Он работал, это не ее дело. Когда он так злился, был действительно очень страшным. Просто в основном ее окружали мужчины, которые прятали свои чувства. Хотя ее отец мог, конечно, выдать нагоняя всем и по очереди домочадцам и однополчанам, но это единичные случае. В основном бушевали женщины, мужчины сохраняли хладнокровие. А здесь все наоборот. 
На улицу выкатился недотепа, с перекошенным лицом, несущий папку в руках. 
Хайдар выхватил папку и еще раз обрушился на беднягу. Потом собрав все документы вместе, погрузил их в машину, посадив Настю рядом, взревев мотором, умчался.
Он молча ехал, искося посматривая на Настю. А она, искося посматривала на него, когда их взгляды встретились, она улыбнулась. 
В банке и офисе мобильной связи его быстро и качественно обслужили.
Они выходили из офиса. 
Настя, наконец, не сдержала любопытства: 
- Ты куда-то уезжаешь? А мне ничего не говоришь? Или это не важно?
- Я в Гонконг еду, пять дней меня не будет.
- В Гонконг? – мечтательно вздыхает она, - ты? Уго, как здорово! А зачем?
- У меня же там базовый офис, нужно грамотно провести переговоры с заказчиками. Это важно.  
- Твой базовый офис в Гонконге? 
- Да, Стамбул, Париж, ещё в Сиетле и   в Рио-да-Жанейро это филиалы. В Латинской Америке удалось подобрать качественную команду. Они сейчас лидеры по продажам. Думаю вообще туда перебраться. Но слишком далеко от дома
- Бог мой! – Настя погладила лоб, - об этом ты мне не рассказывал. У тебя сеть агенств по всему миру.
- Да? И что? – он внимательно наблюдал. 
- Просто сейчас мне стыдно, что отвлекала тебя от  работы все это время. Подумать только… столько ответственности на твоих плечах! Как же ты со всем этим справляешься? 
Он пожал плечами.
- Много работаю. У меня есть помощники, умею хорошо дивилировать полномочия. Но часто возникают ситуации, где нужно мое присутствие. Садись в машину, у меня всего три часа до самолета, отвезу тебя Махмудам и поеду в Аэропорт.
Они прыгнули в авто.  В дороге Зарема много молчала и казалось вовсе сникла.
- Чего грустишь? – стоя в пробке завел разговор Хайдар
- Мальчишек забрали.  Ты тоже уезжаешь, – она вздохнула.
- В пору радоваться же тебе, наконец, отдохнешь от меня.
Она рассеяно улыбнулась.
Смотреть на ее тоскливый взгляд у Хайдара не было сил:
- Хочешь, когда я вернусь, съездим к мальчишкам?  - тихонько спросил он. 
Видно, что  попал в точку. Она аж подпрыгнула.   
- Правда?! Ты отвезёшь меня?! А как же работа? Придется все бросить?
- Моя работа, это все что тебя волнует? Или еще есть что-то?
Она смешно повела губками, свернув их в трубочку и отведя в сторону
Хайдар улыбнулся. Знакомая уже ее манера.
- Еще родители? Как они на это отреагируют? Они могут подумать, что у нас  отношения, что мы встречаемся, и не знаю… Мне будет стыдно и не по себе. 
Их глаза встретились. От волнения она начала покусывать губы. 
Хайдар шумно выдохнул и продолжая сосредотачиваться на дороге, отвечал ей:
- Мама будет несказанно рада тебе. А главное будут рады Джамиль и Ренат.
- Ладно! Тогда поедем, но чур не приставать ко мне, Хайдар, - в шутку подкольнула  она его.
Хайдар резко огрызнулся
- Думаешь прям так мне интересна, да? Или дразнишь, знаешь о моих чувствах и издеваешься? Мне начинает казаться что ты нарочно изводишь меня.
Он осекся. 
Они молча доехали до особняка Махмудов. Подошли к воротам. 
- Знаю что я сам жутко не сдержанный. Но и ты … как бы это по мягче… вообщем сон твой  охранять во сотни раз приятнее, чем терпеть твои выходки!
- Что? – округлив глаза Настя казалось забыла как дышать от удивления.
- Я говорю о твоём поведении…
- Нет, нет! Хайдар, ты про сон говорил. Охранял мой сон? Этой ночью? Ты?
- Ты же сама ко мне напросилась, не помнишь?
Его Зарема ошалелыми глазами осматривала его с головы до ног, будто видела впервые. 
- Как ты это сделал? – задала она для неё вполне ясный, а для него совершенно непонятный вопрос.
- А что получилось? Я же тебе говорю – держись ближе и я решу все твои проблемы, - самоуверенно резюмировал он.
Настя шумно выдохнула. 
«Это самое нелепое из всех… но  все же объяснение. К тому же Соловей говорил, про Хайдара и о том, что он может помочь…»
- Я овца… - на выдохе резюмировала Настя.
Хайдар смутился.
- Я не совсем это имел имел в виду, но раз на то пошло…
- Я просто глупая пуговица. 
- Эээ… Слегка перегибаешь,  но…
- Этот сон вчера? Ведь  ты был рядом, так? Ты даже представить себе не можешь насколько это важно. Ты , получается,  хранитель.
- Кто получается? – совсем потерял нить разговора. 
- Хранитель Феникса, огненной души. Ха! Так получается что ли?
Внезапно Настя накинулась на Хайдара и принялась душить его в объятиях. 
- Я так рада! Окажешься ли ты хранителем или нет, я очень рада, очень благодарна, что ты помог мне этой ночью!
- Дошло, наконец! Да? Что я люблю тебя, да?
Настя очередной раз  округлив глаза уставилась не Хайдара. Потом прийдя в себя от его неожиданного признания, добавила: 
- Приезжай скорее, Хайдар. Ведь если не будет  тебя, то не кому охранять мои сны.
Хайдар вообще ничего не понял из ее слов. Но язык тела говорил о том, что для неё в эту ночь что- то поменялось. И теперь она по другому смотрит на их отношения. 
И какая тут командировка?! В пору забыть о всём мире, ведь в его руках Зарема, что сидит перед ним и говорит «да». Но время поджимало и тянуло за хвост. Он метался между желанием сожрать ее своим поцелуем и страхом, что вся ее благорасположенность к нему закончится так же внезапно и быстро,  как и началась. Наконец, он решив, обхватывает ее , целует в лоб, садиться в машину и уезжает.
Настя рассеяно смотрит ему вслед.
- Нет, девоньки, ну это не серьёзно. Люблю, говорит. Взял и уехал. Хоть бы поцеловал по-людски на прощание. А то не  поцелуев тебе, не подарочков. 
 



Джана Диляра

Отредактировано: 05.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться