Вправе любить или Предназначенная

Размер шрифта: - +

Глава 34: Сюрприз!

Когда Настя почувствовала себя вновь в состоянии сознания, она вернулась к гостям. Гулянка продолжалась, будто бы и не было ничего.  На вопросы, где она пропадала,   Настя честно врала, что видимо опять перебрала со спиртным и ничего не помнит. На празднество прибыли   Ирек и Дефне. У Насти больно кольнуло сердце, когда она увидела друга. Как он был подавлен. Ирек отвел ее в сторону.
- Хотел сказать тебе спасибо, возьми, это твой телефон. Я зарядил его.
У Насти в руках оказался ее трубка. 
- Ты о чем?! За что спасибо то? Скажешь?
- За то, что убедила отца, теперь он поменял свое отношение к Дефне. И к тебе. Мне жаль, что так получилось…  Он не должен был похищать тебя.
- О чем ты?! Твой отец меня похитил? Когда?
- Настя, ты в своем уме? Вчера, после того, как вы обручились с Хайдаром, его люди напали на машину, в которой ты была, отключили твою охрану, выкрали тебя. А  потом мой отец намеревался манипулировать тобой, чтобы вернуть все свои деньги себе. Ты же разговаривала с Дефне по телефону тогда, вспоминаешь?
Ирек был подавлен, но в тоже время невероятно возбужден и возмущен тем, что она ничего не помнила. 
    Настя села на деревянный  край причала, и опустила ноги в воду залива. 
- Твой отец… Кадир Йолмаз. Ох он и ворчун. Да, вы совсем не похожи, - Настя улыбнулась. Картинки начали одна за другой всплывать перед ней, -  но в голове каша. Там что-то произошло? Так? Словно все обрывается.
- Дом отца подвергся нападению. Мы  знаем, это люди  Бахчи. Несколько его электростанций накануне взлетели на воздух. Оттого цена на акции  энергостанции отца взлетели вверх и мы смогли провернуть всю твою комбинацию.  Двое из тех, кто ранее работал на моего отца, попались, оказались  наемными террористами, в числе исполнителей взрыва. Назвали имя Кадира Йолмаза.  Мы ждали чего-то подобного. Наши уверения перед Бахче о том, что это мы не имеем к этим взрывам никакого отношения, не убедили его. И все  же ты спасла моего отца. Если бы не ты, его бы уже не было. 
- Как?
- Тебе позвонил кто-то  и предупредил об опасности. А ты предостерегла моего отца, он успел скрыться до того, как началась диверсия. 
- Диверсия? Успел скрыться? – перед глазами Насти возникла белая пелена. Она словно мышка забилась тогда в уголке, следит за тем, как большие мальчики играют в свои игры. Потом картинка в сознании, но уже смотрится как-то по-другому. Словно кусочек какой-то кинематографической ленты. А потом… Она бросилась искать этого старика. А он? Уже давно сбежал, даже не подумав о той     маленькой мышке, забившейся в угол, что спасла его шкуру. Затем она вспомнила Бена. Холод опустился на сердце, покрыв ледяными корочками. 
- Настя, - настойчиво потеребил ее Ирек, - очнись, ты заснула? 
- Та нет… Вспомнила просто кое-что… Передай отцу мой пламенный привет! Ах, и да, не забудь добавить, что я все же выжила, оставшись в доме, наполненном вооруженными людьми! – ее ярость клокотала между грудью и шеей, но Настя понимала, что Ирек то тут не причем.  
Тот с шумом выдохнул. 
- Прости мне моего отца, Настя. Ненавижу его. Из-за него умерла мать. Думает лишь о своей шкуре. Всегда такой.
- Что случилось с твоей матерью? – переключить голову хоть на что-нибудь очень было кстати. А то чувства разорвут ее на куски.
- Точно так началась война между семьями: Йолмаз и Осетин. Были жертвы среди бойцов, как с одной стороны, так и с другой. Наши ребята подстрелили старшего из сыновей Осетин. Тот поклялся убить меня. Отец нас с матерью тогда отослал, думал, что так будет безопаснее. Но нас быстро нашли. Мать убедила врагов, чтобы тот оставил мне жизнь, взамен на ее. Меня тогда вернули отцу. 
Настя слушала и ужасалась. Сериалы, что смотрела ее тетушка, просто сказка на ночь младенцу, по сравнению с тем, что происходит в их семьях. Поистине, они с Дефне просто нашли друг друга. 
Все этот их закон  святой справедливости: «око за око, зуб за зуб». Оказывается, как прогрессивно христианство, со своим «подставь другую щеку, если ударили по одной». Как простое прощение может быть наивысшей ценностью, истинной справедливостью, чем бесконечное противостояние.  
 - И что твой отец сделал этому Осетину, после убийства твоей матери?
- Мстил. Но постепенно конфликт исчерпал себя. Отец и по сей день стремиться нанести им максимальный ущерб в бизнес-играх. 
- А что же теперь будет между Йалмазами и Бахче?
- Отец объявил войну. Собирает войска в свой кулак. 
У Насти почувствовала, как волна дрожжи пробежала по позвоночнику. Она долго молчала, смотря на воду. Перед глазами вновь пронеслась картина обезглавленных охранников. Потом еще раз, снова и снова видела как десятки ножей врезаются в мягкую шею парней, совсем еще мальчишек, обрывая их жизни. Сыновья своих матерей, дети рожденные женщинами в муках, выкормленные молоком.  Неужели кто-то в праве отбирать у них жизни? За что? За то, что большие дяди поссорились?  За то, что чьи-то инженера совершили простую ошибку в расчетах? Из-за взрыва электростанции?
Она откашлялась и произнесла низким, немного хриплым, надорванным голосом:
- Ирек, послушай … Тогда ты был маленький.   Тебе было всего десять. Ты не смог остановить отца, эту глупую войну. Но теперь все по-другому. Все в твоих руках и в твоей ответственности.  Послушай! Не я, а твой Аллах уберег твоего отца. Неужели ты не понимаешь? История повторяется! Только твой Бог оставил тебе выбор решать какую сторону выбрать: войны или мирного урегулирования. От твоего решения зависит судьба тех, кто дорог тебе, Ирек. Есть тот, кого  ты не хочешь потерять? 
Ирек уставился на Настю, словно впервые ее увидел. Затем отвернулся, его губы сжались в тонкую линию. 
- Отец заваривает эту кашу, пусть сам и расхлебывает. Я окажусь в стороне. 
- Ты думаешь, их насытит смерть старого, немощного старика? Нет-нет. Жертвой становятся невинные, светлые ангелы. Такие как, например, твоя мама, или твоя жена.
- Хватит! – глаза Ирека горели, он погрузил пальцы в копну своих волос, - хватит, хватит! 
Настю словно тошнило от ярости, от тугодумости этих мужчин. Неужели есть что-то дороже покоя и любви в их доме? Какие такие ценности? Сколько миллионов им надо, чтобы они, наконец, успокоились? Неужели нежелание сесть за стол переговоров сильнее страха потерять любимых!
Настя с отвращением отпрянула от него, поспешила вернуться к гостям.
Дефне с удивлением глянула на сестру. Поняла, что состоялся неприятный разговор. Подошла к ней, испуганно и с непониманием глядя на нее. Настя заставила себя улыбнуться:
- Со мной все хорошо. Успокой Ирека, он в тебе сейчас очень нуждается.  
Девушка поспешила и уселась возле него на причале. Ирек резко развернулся к ней и покрыл ее своим поцелуем: жадно, искренне.
Настя с улыбкой посмотрела на них.
«Нет, Ирек не поставит жизнь Дефне на игровое поле»…
К ней подошел Хайдар:
- Снова что-то сделала с этими детьми, так?
- Мммм… Хайдар, я тут кое-что вспомнила. А ты не хочешь мне рассказать, как я попала домой? Кто меня привез? М?
- Ромка принёс. Откуда взял не сказал. А что? 
- Да так…
- Что-то вспомнила? 
- Да. Из дома Йолмазов меня вытащил Трояль. И привёз домой. Неприятно признавать это – но я должна быть ему благодарна. 
-Хм… Как так случилось, что я не знаком до сих пор с этим человеком?
- Потому что моя заветная мечта, чтобы вы не встречались никогда. 
         ***
Утро турецкой деревни после длительных гуляний ничем не отличается от украинской, китайской или американской. Все пребывают в некоем специфическом состоянии: астрал. 
Проблемой всей этой ситуации становятся дети, которые никак не участвовали в групповом акте уничтожения здоровья и жизненных сил. 
Именно дети оглашают то, что наступило утро, новый день и новые свершения. Несмотря на давящую чугунную голову Джалиль и Ренат выволокли любимую тётю из кровати и потащили на пляж купаться. 
Наблюдая за двумя загорелыми цыплятами, Настя пыталась сложить в голове всю партию, что разворачивалась вокруг неё. Первое: это слежка и угрозы Хайдару. Возможно связаны между собой. По предварительным данным Ромки, эти же люди организовали неудачную попытку ее похищения. Второе: преследование ее Троялем. И, наконец, Йолмаз. Чего это Бен звонил ей и откуда знал об опасности?
Настя уставилась на телефон. Входящий вчера неизвестный телефон. Звонок от Бена, соответственно его номер.
Удалить? 
Настя нажимает на кнопку сохранить и подписывает: «Дракон». 
- Тюииии! – истерично завопила чайка рядом.
Настя подскакивает. 
- Да что б тебя, Соловей! Где пропадал?
- Третья высота, - ответил его голос.
- А че не седьмая?
- Это значит управление сознанием животного. Никак мне не осилить. Наверное, я бездарен.
- Не наверное, совершенно точно. Я что говорят учителя? Чего не хватает?
- Желания, чувств, мотивации.
- Ха! Соловей слона с места сдвинуть не может! Ха!
- Умеешь же ты поддержать! 
- Иии… Мотивирую.  А нечего сопли жевать ? Крекер хочешь? Цыпа-цыпа-цыпа..,
-Да ну тебя,- чайка расправила крылья и полетела к морю.
Настя хмыкнула.
- Это я то не умею поддерживать… Хоть бы спросил, как дела то у меня. Неужели обижается?



Джана Диляра

Отредактировано: 05.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться