Вправе любить или Предназначенная

Размер шрифта: - +

Глава 43: Мощь Драконья в укрощении строптивой, раз.

Огромная долговязая фигура возникла в дверном проеме:
- Анна, тебе нужно поесть. 
В ответ на приглашение Бена, у Насти забурчал живот. 
«Хм… Интересно, чем это будет кормить меня черноглазый?..»
Что и следовало ожидать. 
Это был очень скудный овощной бульон, даже не назовёшь супом, пару кусочков моркови и цветная капуста. 
- Это что за несправедливость то такая? - удивилась Настя. 
У обоих мужчин в тарелках красовались куски сочной запечённый рыбы и овощи в кляре. 
- Тебе прописано диетическое питание. Кушай и к яблокам не приближайся, у тебя содержание железа в крови зашкаливает. 
- Хм… Первый раз слышу. Это тебе чудо машина доложила?
- Это мне чудо доктор уже отрапортовал, а чудо машина просто сняла численные показатели. И имей в виду, ещё один подобный нервный срыв - увезу тебя и оставлю на необитаемом острове в Тихом океане. Там тебе не Интернета, ни друзей, ни товарищей. Уже сотни раз пожалел, что оставил тебе для связи телефон и  ноутбук. 
Первые два курса образования  Трояля -  медицинские. Это уж потом он в обход своей родне черноглазый пошел учиться в IT технологии.  А зная нордический характерец этого громилы, можно представить, как тот лечит, и как добивается выздоровления пациента. Поэтому Настя предпочла сидеть и помалкивать, не спорить, заливая в рот тёплую кашицу овощного супа. Нет яблокам, значит нет. Чего уж там. 
Мужчины наелись. Подобрели. 
Хорошо им. Настя посмотрела в сторону ноутбука. Так хотелось связаться со своими, узнать новости. Явно, Дракон злиться начнёт, не даст, если попросит. Чем бы его спровадить?!
 Настя придвигается к Бену. Тот сфокусировал на неё взгляд, мол, что надо?
- Так я  не поняла, Трояль. Я твоя пленница или гостья? 
- Как хочешь, так и думай. Но назад к своему недотепе рекламщику тебя не отпущу. Итак уже повелся на твои слезки! Когда ты  в моей машине просилась к этому идиоту обратно. Нужно было в тот день тебя забрать. Тогда бы вообще всей этой ситуации не случилось бы, - недовольно бурчит он раскатистым басом.
- Бен, не о том ты сейчас. Вот что я подумала, если я гостья, надо бы тогда меня развлечь, знаешь ли? 
Кончики губ Трояля заметно взметнулись вверх. 
- Допустим. И что же хочет моя Королева?
- А давай полетаем, м? Дракон? Дашь порулить, это ведь твой вертолёт, так? 
- Супер! – вмешался Данька, - заодно и меня в  какой-то из аэропортов европейских  подкинете. Не хочу светить, что я был в Париже. 
Бен лениво потягивается. 
- Неугомонная семейка. Ладно, посмотрю, что можно приготовить к вылету. 
Он энергично встаёт и уходит с кухни.
Как только Бен исчезает за поворотом, Настя тенью бросается к телефону с ноутбуком. Сгребла их в руки и довольная направляется к столу.
Внезапно дверь распахивается вновь. Бен на пороге. 
Настя подпрыгивает сразу на обоих ногах. 
Как пойманный на поличном за списывание школьник, оборачивается.
Бен и Настя взглядами сцепляются. Ясно чего он хочет. 
Забрать телефон. 
Уже не так ловко Настя  кладет технику на место, возвращаясь на свой стул, насупившись.
- Ай-ай! Совсем забыл! 
Бен берет в руки ее телефон и компьютер, и удаляется из кухни вместе с ними. 
«Вот же ж гад ползучий…»
Настя бросается к Даньке, стараясь выцепить у него мобильный.
- Мне нужно связаться с Ромой и Машкой!!!
- Тебе нужно сохранять спокойствие, а то твои потери сознания слишком участились.
Смеясь, парень умело уворачивается от выпадов сестры. Вскоре Данька скрылся за той же дверью, что и Бен. 
Настя обиженно посмотрела вслед младшенькому: 
«Вот так… корми их, воспитывай и что? Не любви, ни уважения к старшим!»
*****
Организовать прогулку по воздуху не получилось. 
Данька был упакован Троялем и устроен в минивэне, под охраной отправлен обратно в Харьков. 
  Как только дверь за спиной брата закрылась, Настя понимает, что  вновь оказывается с Беном в пентхаусе наедине. 
Его телефон звонит. Бен хмуро смотрит на входящий вызов и нажимает отбой. Через минуту звонок раздается вновь. Бен в раздражении выключил телефон вовсе.
«Интересно… Кто-то угрожал моей смертью Троялю. Хм… моя жизнь ему дорога? Интересно, насколько?»
- Отвергнутые женщины? – подначивает Настя. 
Бен поднимает на нее озорной взгляд. 
- А что, как всегда ревнуешь, да? Скажем так… компаньон по бизнесу, так сказать. Как я был бы рад,  будь у меня кто-то за спиной, кто бы вот так «пуф», и уничтожил бы  всех, кто нарывается. 
- О, посмотри вот сюда, Бен, - она указывает на себя с улыбкой, - мальчик, тебе достаточно протянуть мне список, - она хищно улыбнулась,  - хотя не думаю, что все так просто. Вряд ли ты кому-то из простых смертных позволил бы себе досаждать тебе? Так? И будь он просто человеком, вряд ли тебя это задевало или раздражало.   Как дела в твоей веселой семейке? 
- Ты слишком умная, Анна. И слишком много знаешь обо мне.
- Не преувеличивай. Итак, что же раздражает твою семейку.  Ой, дай ка подумать? Хм… может то, что ты рискуешь их благосостоянием и безопасностью, чтобы помочь старой безродной выскочке подружке, что когда то давно слила тебя, со всеми твоими темными делишками в полицию. И зачем все это, Бен?
Растерянная улыбка на его лице стара шире.
- А что тут непонятного: ты хороша, я не менее привлекателен. Мы великолепная пара. Аминь. 
Он сказал это в такой потешной форме, что Настю накрыло истерическим смехом. 
- Ой, да, могу представить, Бенджамин Трояль, как щенок, бросился на запах  самки. За тридцать лет за юбками не набегался! – она продолжает хохотать.
Он застыл, удивленно смотря на нее. Через минуту видимо оправившись от шока, сам начал улыбаться:
- Любого другого убил бы за такие слова, но ТЫ! Кстати, не удивлен, нечто подобное заявила мне и моя тетушка. 
- Рада, что хоть кто-то в твоем окружении может сказать тебе правду и остаться жив при этом!
Жевательные мышцы на лице Трояля начали играть. Видимо проблема о том, как заткнуть любимую тетушку,  сейчас особенно актуальна. Но интересоваться более его семьей было опасно. Бен прокалывается. Выдаёт свои эмоции.  Это хороший знак. Или просто он хотел, чтобы она так думала.  Настя решила идти прямо, в атаку. 
- Послушай, Бен, - она сделала паузу, выдохнула, собрала все свои силы так, что аж кишки трещали от напряжения, - чтобы ни было в прошлом, ясно одно, ошибки прошлого не вернешь.  Давай с этого момента так: я не держу зла на тебя. Ты спас моего жениха, хотя не должен был. 
Лицо Бена застыло в глиняной маске.
Что и следовало ожидать. Он не был готов к этому разговору. Однако Настя продолжала напирать.
- Спасибо. Я действительно благодарна тебе. Дело с Йалмазом. Еще раз, спасибо, что вытащил меня из того дома. Но, Бен, не иди за мной.  Послушай.  Конечно, я тебе не враг, Бен. Ты это уже понял. И не когда не пыталась стать им. Прошлое, а значит ты, в некоторой мере до сих пор дорого мне. Но в качестве лишь прошлого. Если тебе нужна моя помощь,  можешь довериться. Я готова оказывать тебе содействие в любом деле, если это не будет разниться с моими моральными принципами. Мои правила по жизни ты тоже знаешь. Говори, Бен. Скажи, во что ты влип. Я помогу тебе, сделаю все, что в моих силах и даже больше. Просто скажи, скажи так же легко, как дышишь. Раз и все. Я не буду больше злиться. Чтобы ты не сказал, я приму каждое твое слово. 
Настя смотрела на него в упор, стараясь держаться максимально открыто  и уверенно. Бен так же внимательно слушал. 
Пауза. Она ждала ответа. Он выжидающе смотрел на нее. Резко, и  делая акцент на каждом слове, ответил:
- Ложь. Лжешь мне. С момента нашей встречи лжешь, выкручиваешься, изворачиваешься, играешь роль. Прошлое в прошлом?! Так да? Хм. Знаешь? Разъяренной фурией ты мне нравишься больше. 
Вот и все. Настю опять понесло. 
- Бен, ты неужели фантазируешь, что за моими обидами на тебя, прячется любовь, которую я берегла в своем сердце десять лет?! Так что ли? Хочешь правду?!  Бен, мне стыдно признаваться в этом. Это не любовь. Гордость. Ущемленная, очень больно, даже до сих пор. Ах, и еще страх. Боюсь тебя Бен. Потому что не знаю, чего ожидать. Ты, твое лицо, твое имя стало для меня условным сигналом краха, катастрофы. То, что полностью разрушило меня, мой мир, мою жизнь, мою семью.   Прости, что все это говорю тебе. Больше не виню тебя ни в чем. Но даже от этого боли не становится меньше, Бен. Просто не хочу видеть тебя, так лучше, поверь. На этом все. Позволь мне вернуться. Я не хочу находиться рядом с тобой. Пожалуйста.
Бен все время ее монолога внимательно следил за ней. Казалось что-то промелькнуло в его глазах. Какие-то огоньки, внутри печально глубокой скорби.
- Не так-то много ты знаешь о боли, Анна.  Данька, конечно, проболтался.  И запомни, не этого недотепу рекламщика я спасал, а твоего брата, Рому. Ты же попросила его охранять своего «питомца», так тот и не отходил от этого слабака. Не мужчину ты себе в женихи взяла, а сплошное недоразумение. Если бы эти оба глупца, Ромка и этот Хайдар, вернулись после заседания из здания суда в полицейский участок, тот бы взлетел на воздух. Дело не в одной, а в целой сотни жизней. Понимаешь? Мои ребята нашли в подвале здания полиции около десяти килограмм взрывчатки. Камня бы на камне не осталось, не говоря уже о людях.
- Ромка тоже был в опасности? Из-за меня? 
- Малышка. Я рассказываю тебе это, не для того чтобы ты волновалась или винила себя в чем-то. Чтобы ты поняла и смирилась, сейчас твоё место возле меня. В обратном случае подвернутся опасности не только твои близкие, но и другие люди.  
- Если это единственная причина? Тогда спрячь меня на время, а сам решай возникшие проблемы. Я не хочу находиться возле тебя.
Бен усмехнулся.
- Есть ещё причина, по которой ты рядом со мной.
Настя не хотела задавать вопрос, «какая». Но его ответ слишком пугал ее. 
Однако Бен так и не дождавшись ее разрешения, ответил сам.
- Когда мне было восемь лет,  я потерял своих родителей, - он сделал паузу, - мне пришлось узнать, как может быть мир жесток к маленькому мальчику. Мир полон дерьма. Так продолжалось, до тех пор, пока в моей жизни не появилась ты. С того момента все поменялось. Я ощутил такое, в моих руках оказалось нечто  прекрасное, чистое, светлое. В противоположность всему мерзкому миру, что я знал до. Я не мог понять, чем я заслужил этот Дар Небес, в смысле тебя. Но благодарил Создателя за все. Потом,  я потерял тебя. И перестал верить в справедливость этого мира. Единственное, в чем я был виноват на тот момент, лишь в том, что оберегал тебя от грязи, что окружала нас, в основном меня. Как ты думаешь, что же заставило меня отвернуться от тебя, прекратить думать о тебе, о нас, о моем счастье быть с тобой? М?
Настя растерянно посмотрела на Бена. В голове проскакал табун мыслей, но не одна не укладывалась на язык. Очень поэтично, не в духе Бенджамина Трояля, которого она знала. Тот не вытащит из себя ничего  кроме шуток и колкостей. 
- Верно, Анна. Ты молчишь, в этом и ответ. Ничего. Нет того, чтобы заставило меня отвернуться от тебя, прекратить любить, хотя б на мгновение.
Он уверенно сделал шаг вперед и легко и непринужденно притянул ее и прижал к своему телу, шумно вбирая воздух вокруг нее.
- Это… тот самый запах... что я люблю. 
Он провёл пальцем по ее шее. Насте его движения знакомы, немного щекотно. Но спокойно и приятно.
- … Эта та самая кожа, горячая как лава и нежная, бархатная.  Это все ты… - он гладит ее волосы, - … мое единственное истинное сокровище.
Настя, закрыла глаза. Прикосновение его губ на щеке. 
Кровь по телу совершила несколько яростных оборотов, сердце как маятник с каждым ударом отбивала стенку груди, вызывая все более болезненные спазмы.
А вот холодная голова, стараясь держать эмоции под контролем, считала про себя от десяти до одного. Все ее тело было натянуто как пружинка. 
«10, 9… кааааак грохнуть этому нарциссу сковородкой по голове… 8, 7… Любовь у него к ней!!! Бедный сиротка!!! … 6, 5… Единственный сын богатейшей и влиятельнейшей мафиозной семьи старой Европы… 4, 3… Будто она нуждалась в его защите!... 2,1… ну все! Это уже слишком!»
Со всего маху она толкает Бена в грудь, отпрянув на благопристойное пионерское расстояние. Фыркнув, и топает ногой, заявляя:
- У меня спросить то забыл? Что я чувствую? М? Бен, проснись! Ты оказывается не забыл, а я смогла забыть!!! Отказалась, говорю. Не люблю тебя, а может и не любила вовсе! Бен ты понимаешь, вообще? Десять лет прошло! Десять лет!!! Сколько у меня мужчин было после тебя! Не говоря о том, что я за мужем была.   Да то, что ты на мне зациклился, печально конечно! Бен, но с этой проблемой не ко мне! К врачу надо! 
Она развернулась  и отправилась в противоположную от Бена сторону вдоль стен с трудом разбирая дорогу.
- О мой Бог!!! Десять лет, этот мужчина говорит! Говорит, люблю, не забывал! Мой Бог! Медаль себе повесь! А я себя считала сумасшедшей…
Резкий толчок развернул ее на сто восемьдесят градусов, и она оказалась в руках Бена, лицом к лицу. Его глаза искрились яростью:
- Говорила, выслушаешь, не станешь злиться. Скажи, как выдохни, Бен, говорила так? И что?
Она обмякла. Несколько секунд вернула себе прежнее самообладание. 
- Ладно, ладно… - она отступила на шаг, он послушно отпустил ее. Несколько минут они молчали.
 -  Бен, я не верю тебе. Поэтому и веду себя так.  Я не могу верить, за каждым словом ищу ложь, Бен. То о чем ты говоришь, это невозможно. Ты стучишь в двери, за которыми уже давно пусто. Это будто поверить в чудесное воскрешение  Соловья. Будто он ожил и стал из могилы. Пойми,  все умерло. Я похоронила, давно забыла. Лишь приятные воспоминания.  Стараюсь помнить лишь хорошее. Ты моя юность, моя весна, мой первый возлюбленный, мой первый опыт. Тот, для которого я была королевой. Спасибо тебе за все, что ты подарил мне, это бесценный подарок. Одно прошу, пожалуйста, не убивай во мне того Бена, которого я знала, любила, восхищалась. Тот, кем ты стал, меня не интересует. Не хочу знать тебя сейчас. Пожалуйста, не заставляй меня жалеть о том, что села тогда играть в деберц с тобой за один стол. Жалеть о том, что было потом.
- Ложь… Во всем она виновата, говоришь. И кем же я стал? Я стал сильнее, Анна. Теперь я смогу защитить тебя и себя. Ничего не будет угрожать нам.  Моим чувствам к тебе. Мы должны просто начать все заново. Ты знаешь теперь все обо мне. Между нами не будет лжи. Я постепенно буду посвящать тебя в свою жизнь, ее тайны, а ты пообещаешь, что останешься рядом, - сжимая губы, щуря глаза, Бен сверлил ее взглядом.
Настя отвернулась, поджав губы смотрела в сторону. Руки на груди сцепила в замок, всем корпусом отвернулась от него. Бен с выдохом разочарованно заключил:
- Ты не веришь мне. Так? Допустим, и сейчас я вру тебе. О своих чувствах, о том, что хочу вернуть все. Хочу построить с тобой другую жизнь. Анна, но я должен получить хотя бы шанс. Ты хотела знать, чего я от тебя хочу? Так? Вот что: просто дай мне шанс, и ты поймешь, что я не вру. Поймешь, что и ты ошибаешься.  Наша любовь не прожита, Анна, оборвалась. Оставив восклицательные знаки и запятые. Если ничего не получится, обещаю, отпущу тебя.
Настя отступила еще на шаг, укладывая в голове все, что сейчас происходит. Чисто рефлекторно она услышала то, что может стать ей спасением. Лазейку сбежать от Трояля живой и здоровой. И, возможно, избавиться от его преследования. Через дзыньканье в ушах, она пробормотала в воздух: 
- И сколько времени тебе нужно для того, чтобы понять мои и свои чувства? А Дракон? День, неделя, месяц, два?
- Три месяца, - громко, твердо, уверенно произнес он, с некоторым недоумением глядя на нее.
Она хмыкнула, отвернулась в сторону.
«Что ж Настя, потанцуем на острие лезвия… Здравый смысл в этом мужчине пока не проснулся, это факт…» Хоть что-то выглядывает наружу, какие-то вещи, которые можно оспорить. Договор, который можно составить.
- Ну ладно. Господин Трояль, обсудим Ваше предложение, от которого я, по вашему мнению, не смогу отказаться. Итак, полагаю все три месяца я должна провести подле Вас, чтобы ваше светлейшество изо дня в день убеждались в моей холодности. Так?
- Ты всегда была невыносимой. Хм, так, не совсем, но так. 
- Интересно, как отнесется мой жених к такому моему решению?Таким образом, от Хайдара я должна отказаться априори. Вопрос о том, что мне дороги мои с ним отношения, и я вижу себя в паре с этим мужчиной, вообще не учитываются тобой. Так?
- Эти отношения, глупая неприятность, которой вообще не должно было случаться.
Бен до бела сжал губы. 
Настя подавила внутри себя приступ ярости и спокойно продолжила:
- По прошествии трех месяцев, что же я должна получить? Или окончательную размолвку, полное разочарование в мужчине, в которого была влюблена в юности. Или любовь, доверительные отношения со своим спутником жизни, мечты о нашем светлом будущем. Так? Бен, подумай, при любом раскладе я в проигрыше, в первом случае, я, так сказать, травмирую свою итак раненную душу, во-втором случае, получаю то, что имею уже сейчас. Но с другим мужчиной.  Как-то не улавливаю, чем твое предложение должно меня заинтересовать?  
Бен улыбнулся:
- Значит этот договор нам не нужен, ты итак в моей власти.
- … Пока. И ты знаешь, если я не захочу быть с тобой, я найду дорожку по которой смогу сбежать от тебя. 
- Хм.
- А если бы возле Хайдара не оказался мой брат Ромка, ты бы спас его? 
- Вряд ли. 
- Бен, возможно…  я соглашусь провести с тобой эти три месяца. Но для начала, я должна сначала поговорить с Хайдаром. Мне с ним нужно объясниться. 
- Для начала?  Какого  интересно начала? Третий день в моем доме и ставишь мне условия. Можешь организовать видеозвонок со своим питомцем. Даю пять минут.
- Нет. Я должна увидеть Хайдара. 
- Нет. Скажи, зачем мне соглашаться на какие-то условия? Теперь ты рядом со мной и точка. Забудь этого своего рекламщика. И слова слышать о нем не желаю.
«Вот же ж гад упертый. Ну ладно… Посмотрим…»
- Бен, ты испытываешь мое терпение!
- Ой, ой, дрожу от страха… -  расхохотался он. 
Неожиданно Настя оказывается припечатанной Беном прямо к стене. 
Он говорил тихо, находясь прямо напротив ее лица.
-  Малышка, это ты испытываешь мое терпение. Разве не видишь, я с ума по тебе схожу… Каждый раз лишь стоит подумать мне что ты в руках другого мужчины… готов сжечь этот мир.
Он преднамеренно выставляет руки так, чтобы она не смогла вывернуться и убежать, контролируя каждое ее движение, прижимая к стене.
- … Твой аромат, твой голос, твои волосы, твое тело. Все это превращает меня в сумашедшего… все так, как было раньше. Я не знаю, как я прожил все эти годы без тебя. Я не жил. Теперь я это понял. Нет ничего в жизни о чем бы я жалел. Как то, что отказался от претензий на тебя, как то что отступил. Высокомерный идиот. Как я мог оставить тебя чужим рукам?...
Настя попыталась уйти, увернуться. Ага, сейчас!  Это же Бен. Он намного искуснее, чем она, более проворный. От такого нелегко уйти. Хотя… 
- Что ж. Удовлетвори свою похоть, я потерплю. Сколько тебе нужно? Час, два? А потом будь добр, отстань от меня! Давай договоримся сразу, как часто мне колени раздвигать перед тобой, раз в сутки, в двое, раз в неделю. 
Бен прыснул смехом, но не отпуская ее. Продолжая ограничивать ее пространство, чем вызывая новые и новые волны ярости в ней. Потом становится  в одно мгновение серьезным.
- Раз в сутки по три часа меня утроит, -  блеснув глазами, басит Бен. 
Внутри Насти все оборывается.
«Это Бен? Такова цена его любви? Неужели настолько? Подонок, негодяй!»
Она произнесла эту несусветную пошлость с единственной целью напугать его, отогнать от себя. А он?!
Между тем Бен, уже заныриваеи руками под ее кофту, стискивая ее в своих душных объятиях, задирая юбку.
Три, два, один, Настя с усилием терпит его поцелуй и … все красная кнопка. Она, что было сил изгибается и отталкивается  от стены спиной, руками и ногами одновременно, пихнув его в грудь. Тот летел четко назад, но умело сгруппировался, аккуратно приземлился на спину и успевает подхватить Настю. Она оказалась прямо на нем, словно наездница. Бен хохочет, все еще не отпуская ее от себя. 
- Что смешного, - обиженно фыркает Настя.
Бен сквозь приступы хохота осматривает свою драгоценность, убеждаясь, что она не ударилась:
- Я ждал чего-то подобного. Сразу понятно, что ты говоришь чушь. Я же предупреждал, ты не умеешь врать, так что просто не пытайся, малышка моя! А вообще…
Он перевернулся и вмиг оказался наверху. Настя, смакуя вкус победы, сидя на нем верхом, развесила уши и слушала. Совершенно не ожидая, что в мгновение ока  окажется под ним, снова придавленная весом его тела.
- …  я показал тебе, что могу прямо сейчас, каждую эту секунду взять то, что хочу. То что принадлежит и всегда мне принадлежало.  Я понимаю тебя. Все это время ты жила среди «питомцев», холишь их, лелеешь, командуешь ими. Совсем забыла, как это бывает, общаться с тем, кто равен тебе по силам и возможностям.  Хочешь вернуться снова в свою скорлупу и жить с том маленьком мирке, где жила прежде. Но тебе нужно привыкнуть к мысли, что теперь ты возле меня и все будет по-другом. Не хорошо и не плохо. Просто по-другому. 
- Для начала слезь с меня Бен, ты мне противен!
Он с укором снова смотрит на нее. 
- По-другому, Анна. Не дерзи мне. Вежливо попроси, - зафиксировав ее голову в ладонях, он ждал ее ответа.
- Да пошёл ты, Трояль, знаешь куда! 
Бен усмехнулся. 
- Кто бы сомневался. 
Он нежно медленно погрузился  в ее рот, с усилием раздвинув  стиснутые зубы,  долгим протяжным поцелуем. 
Наконец, до Насти начало доходить, если она будет продолжать в том же духе, закончится все тем, что он попросту возьмет ее силой. Сейчас. Паника начала подниматься в ее теле. Теле, которое отвечало  на каждое движения языка этого паршивца!!!
- Бен, - жалостливо пищит она.
- Слушаю? – Бен оторвался от поцелуев ее шеи и зоны декольте. 
- Прости меня, Бен. Пожалуйста, только прекрати, не делай Бен.
От ее глаз к щекам уже лились два ручейка слез. 
Он удовлетворенно вздохнул.
- Так-то лучше, - встает с нее, - поздравляю, первый урок тобою усвоен.
Настя отряхнулась. 
«Вот гад!!! Охломон! Етти! Как я могла довериться этому человеку и ожидать нормальное уважительное отношение к себе».
Ее ноздри раздувались. Ладонью она вытерла мокрые щеки, но слезы предательски лились. 
Не один мужчина в ее жизни не демонстрировал над ней свое физическое превосходство! Никогда спор не решал таким образом!
«Думал я хотела тебя обидеть, Бен?!... Так я еще и не начинала!...»
 - А теперь пошли обедать, - назидательным тоном приказывает он.
- Наелась, премного благодарна.
- Тогда посиди возле меня, пока я буду есть. Имею я право на твою компанию? 
Настя отскочила подальше, потом со злостью прошипела:
- Да пошшшел ты, куда подальше, Трояль.
После чего заскочила в свою комнату, захлопнула дверь с размаху. 
Ах, вот и шкаф. Килограмм 20, а то и все 50. Не меньше. Сдвинула легко, закрывая дверь. Фух! 
Остолоп! Ну он у меня попляшет! Пусть привыкает!!!
******
   Париж раскрывал свои объятия цветущими садами, ярким солнцем. Так же Париж – это тот город, что у Насти неразрывно ассоциируется с Беном и с их первой юношеской любовью. 
После каникул в Нью-Йорке, Бен забрал ее сюда. Исполняя все ее мечты и прихоти, они вместе придумали свой первый общий масштабный проект антикварного бизнеса. Они открыли магазинчики древностей в Москве, Петербурге, а потом и здесь, в Париже. Не раз в центральных выставочных городских залах проходили их выставки. 
В Париже Бен окончил школу. А потом теткой был отправлен на учебу в Штаты, в медицинский ВУЗ. Планировалось, что он станет таким же знаменитым хирургом, как и его отец. Но отдавши лечебному делу целых два года, будучи лучшим студентом на потоке,  Бен все бросил и ушел в мир IТ-технологий. Его страстью, как и у Насти с детства была математика, логика, а фантастика. Далеко не медицина. Вместе они мечтали о новых изобретениях, что изменят преобразят мир. И Бен разбирался не только в вычислениях, он был гением всей теории чисел. В то время, как для Насти высшая математика была за гранью понимания. Бен мог вычислить математически любую случайность, предсказать любой исход событий в игре в карты, на рулетке. Это было не просто фартом, как у Насти, а постоянной комбинацией и неподвластными ее разуму вычислениями в его голове.
Бен сильный, очень умный, даже гениальный. Но такой гад…
Плакать или расстраивать  по  поводу того, что ее обидели у Насти не было в характере. Месть. Ярость. Холодная, трескучая, злобная. Все о чем она думала сейчас, складывая мысли в план.



Джана Диляра

Отредактировано: 05.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться