Вправе любить или Предназначенная

Размер шрифта: - +

Глава 46: А вот и новый знакомый...

Казус с покушением, вызвал небывалый отклик во французской жандармерии. 
Трясясь от страха, защитники правопорядка объявили Троялю, что вынуждены его просить явиться в полицейский участок, для уточнения некоторых обстоятельств.  
Бен, задыхаясь от гнева, все же вынужден оставить Настю одну в стенах своего дома. 
Однако из Эйдейского банка вызвал два секьюрити. Оставив драгоценную в руках мужчин, все же не надеясь на то, что это закончится чем -то хорошим, уезжает. 
Ох, не понравилось ему выражение лица Анны, ох как не понравилось!
Настю разрывало от восторга, видя какой проблемой она стала для Бена.
«Ничего, ничего, ещё пару дней и он как миленький меня вернёт Хайдару, и даже приплатит сверху!»
Она уже согрелась в ванной и переоделась в спортивный костюм. Это реальный шанс познакомиться с кем-то из окружения Трояля! Охрана банка, возможно ее верхушка. Уже что-то.
Постреляв в напряженных ребят глазками и помахав ресничками, она ласкового мурчит возле мужчин: 
- Do you speak English?
- SI, senorita.
Но их английский был так же хорош, как Настин итальянский, на котором она знала только здравствуйте, пицца и такси.
Десятиминутные мучения привели к жестокому разочарованию. 
 «Вот же ж… хитрый ползучий гад. Как знал, итальянцев мне подсадил! Что жжжжж… превращусь  не просто некоторую проблему, обрушусь бедой на его голову». 
Настя  через Интернет заказывает доставку в дом конопляных сигар. А что? Они итальянцы, все равно ничего не понимают. 
И кто бы мог подумать?!
Когда служба доставки принесла заказ,  оказывалось, что итальянцы и читают на французском и прекрасно понимают обращённые к ним фразы.
И попытались  честно купленную ею «дурь» у неё забрать.   Ха! 
Немного поразмявшись на перекачанных неповоротливых итальянских пингвинах, Настя несколькими апперкотами дала понять - «дурь» она им не отдаст. 
Ответственные за неё ребята, совсем расстроились и чуть ли не плача,  с перекошенными лицами принялись отзванивать боссу, требуя дополнительных инструкций. 
Хм… удивительно. И Английский в их исполнении оказался вполне сносным.
Тем временем Настя уселась посреди комнаты и принялась громко то реветь, то хохотать, объясняя своё состояние тем, что попала  в эпицентр взрыва. 
А что? 
У неё истерика вообще-то.
Не только сигареты, через десять минут перед ней появился и кальян с мариуханной, и какие то подозрительные жевательные леденцы. 
А ещё все эти штучки привёз Джес. 
Так он сходу представился перед Настей.
Так как ребята из охраны отсалютовали ему, как старшему по званию и заметно расслабили, Настя заключила, главный.
Зрелый, крепкий мужчина, очаровательной внешности, умными внимательными серыми глазами, белоснежной шевелюрой на голове, с шармом настоящего снежного барса.  Американец: открытый, контактный, обаятельный, а главное говорил с Настей на доступном ей английском. 
Настя знала наверняка, курительная трава ее не возьмет. Проворачивала этот приём сотни раз, лет эдак с шестнадцати – люди вокруг под глюкогенный выхлоп превращаются в ситуативно рефлексирующие куски мяса, с которыми можно делать что угодно, и Настя узнает всю необходимую ей информацию. Таким вот приёмником можно узнать много нового о себе, о людях, о жестокости мира, о Боге,  о мироустройстве в принципе!
Джес распаливает кальян для неё и подсаживается  рядом.
- Только предупреждаю, мисс, меня эта штука не берет. Если ожидаете, что я начну ловить зеленых гномиков, не обольщайтесь. 
«Ха… как часто слышу эту фразочку».
- По-разному бывает. Почему обязательно гномики.  Вот, например, мой погибший   супруг, вдохнув расслабляющего дыма, включал музыку и танцевал для меня стриптиз.
- Ого! Боюсь это невозможно. Бен меня пристрелит, как только я хотя бы попытаюсь скинуть штаны в вашем присутствии.
Настя грустно усмехнулась. 
«Интесненько, выговор у этого парниши столичный, Нью-Йорк, или где-то поблизости».
- Вряд ли я сейчас нуждаюсь в танцах сейчас. То есть… не хотела вас обидеть, уверенна, стриптиз в вашем исполнении был бы прекрасен, я имела в виду свое настроение.   
- Да, - мужчина удивился, улыбнувшись краешком губ, пододвинулся к ней ближе, – значит дело в настроении? А … хм, если танец, какая музыка? 
Настя поморщилась. 
«Гля… ведётся на меня барс этот белобрысый. Ха! Значит, я ничего так, оказывается…Что-то в последнее время везёт мне в любви. Прямо прорвало на личном фронте. То густо, то пусто. То три года обо мне и не вспоминал никто, а как Хайдар нарисовался возле, вселенский бум:  то Пашка Кунфу, то Степан, то бывший вот заявился, и теперь и этого клею. Так, так, Музыка для стриптиза…»
- Возможно это покажется  банальным… но люблю мужской танец под кавер-версию Garou «I put I spell on you”.  Мне бы понравилась.
- Прости, что за исполнитель? 
- Пьер Гаран, канадо-французкий рок исполнитель. Единственный, кто преподнёс эту песню как страстного влюбленный мужчина, а не истеричные вопли дикого мавра или плачь женоподобного мезаморфа. 
- Никогда не слышал об этом исполнителе, как ты сказала?
- Пьер Гаран. Коротко Гару. Не удивительно, ты же американец. Ничего французкого, и тем более канадского. 
Видя ее задумчивость, Джез выглядел так, будто старался заткнуть тишину несколько несуразными вопросами, лишь бы подогреть ее интерес к нему.
- А ты сама смогла бы станцевать?
- Что?
- Стриптиз, конечно.
- Да, конечно, - Настя улыбнулась, ответила не задумываясь.
- А какую музыку бы выбрала?
В ее глазах заискрились озорные огоньки. Джес заинтригованно наблюдал за ней, но деликатно, не навязчиво, в пол глаза. 
Мило: не настойчиво, но выдает свой интерес. 
- Тоже банально. Кристина Агилера. Леди Мармелад. Но люблю эту песню.
Она чувственно обхватывает муштук кальяна губами, затягивается  и выпускает красивое колечко дыма. Улыбнулась на то, какая красотища у нее получилась. 
Ха! Совсем как у ГренМа получается.
- Вау,  - окинул он ее размягшее тело цепким взглядом и мечтательно закатил глаза, - как жаль. Я не самоубийца, чтобы красть девушек у Трояля. 
Настя оторывается от созерцания пушистого пара и томно поднимает на него чуть потемневшие глаза. Несколько минут смотрит. Тот отвечает ей встречным уверенным нахальным взглядом. 
 Она  повела плечом, еще раз подняла на него глаза, затем отвела их в сторону и на выдохе согласилась.
- Жаль и мне. Такой сильный и красивый мужчина вынужден разделять свои желания и действия, потому что испытывает страх. Скучно. Между прочим, Бен точно такой же трус, как и ты. Вообще, у меня создается впечатление, что я затерялась в  стае дрожащих зайчат. 
Она снова пусткает белоснежное колечко и взметнула свои самые томные очи на агента и с придыханием произнесла:
- Но волка, которого все бояться,  я до сих пор так и не увидела.
Джес, расплавляясь под ее взглядом, шумно глотнул. 
«Походу зрачки этого парня расширились. Не очень хороший игрок мне достался. Или уже боится меня, или откровенно хочет».
- А ты кто такая? Ты ведь не похожа на всех этих женщин Трояля, так? 
Настя фыркнула:
- Понятия не имею о чем ты…
 Она  снова одаривает нового знакомого одним из ее фирменных взглядов:
- … Джес.
«Вот так переходим на ты, парниша, и посмотрим что с этого будет».
- Анастасия...  Ты … ведь  русская, так? Не может этого быть!!! Мать честная,  ты та самая королева Трояля? Это ты! Конечно!
Прошептал этого беловолосый детына, словно выныривая в восторге из-под ее внимательного взгляда, то затем снова погружаясь в  него.
Настя хмыкнула. 
«И почему все вокруг знают о какой-то исключительности моей персоны, только я не вкуснее. Вообще, плохо, что меня все без разбора называют этой глупой кличкой. Стоит спутать карты».
- Даже не могу и представить себе, о чем идет речь. Я Королева по твоему? Хм… быть королевой такого нудного сноба, как Трояль - это скорее проклятие, чем звание. Хотя если бы это даже и было, знаешь, какое самое большое веселье для королевы? 
- Какое?
Ее глаза снова загорелись, но уже азартом. Пришло время игры. Парень клюнул.
- Скинуть с престола  эту высокопоставленную особу. Как говорят: чем выше башня, тем громче падает! Я бы повеселилась, и наблюдала, как он катится к едрене фене. А самой вернуться к своим фаворитам.
- Не любишь его, значит.
- Не люблю королей этого мира.  Соответственно тех, кто мнит себя выше других. Предпочитаю давать равные шансы всем: богатым и влиятельным, так же как и простым людям, но сильным, умным и талантливым. Скажем, вот ты, например?
Она замолчала, прервав фразу на середине и принявшись снова играться, пускать кольца дыма.   Бен в напряжении ожидает  продолжения, но дальше ее молчание. 
- Хочешь сказать, не богатый и простой парень  -  это я? Ха! И что, нравлюсь тебе?
Она вновь окинула его взглядом:
- Хочу сказать, что у тебя, как и любого другого хорошего парня -   шансы одинаковые. И мое слово последнее. Я  зайцев не боюсь, даже тех зайцев, что корону себе на головы понацепляли. Только бы разобраться с какого места эта самая корона у него растёт.
Джес нервно выдохнул. Наклонился к ее уху и шепнул:
- Я могу тебе помочь. Я давно работаю с Беном. У меня компромата на него, уж поверь. 
Настя с недоверием уставилась на  агента.
«Бинго, Настя, бинго! Вот и ниточка, узнать бы, этот идиот просто предатель, или кто-то стоит за ним». 
- Ты не совсем правильно меня понял, Джес. В твоей помощи я не нуждаюсь. Но я рада, что страх в тебе не сидит так уж крепко, и ты готов на поступки. Такие мужчины вызывают во мне уважение и интерес. 
Она смотрит на него более оживленным взглядом, окинув и зону паха в том числе. Джес и не думает смущаться, придвигаясь к ней поближе. 
Она ненароком коснулась своей щекой его щетины. Изображая малолетку, которую все же накрыла «дурь», начала хихикать и положила ненароком голову Джесу на плечо. Тот провел пальцев по ее шее. 
«Так, Анастасия Сундукова, этот мужчина уже трогает тебя, надо отбежать, но не слишком далеко». 
Она подскакивает на ноги, улыбается и сняв теплую кофту спортивного костюма, демонстрирует себя в майке. Во всей красе, так сказать.
- Что?! – отвечает на внимательный взгляд Джеса на ее бюст. Тот что свои ладони к ее размеру примерить хочет?  -  Мне  жарко стало. Давай окно откроем. 
Она лезет на стул, демонстративно теряя при этом равновесие, Джес за ней, она открывает окно, пошатнулась и начинает терять равновесия. Когда Джес был готов, плюхается ему на руки, успев перемешать их дыхания, робко замирает в его объятиях.
- Спасибо, - обдав теплом благодарности уже обалдевшего и не сводящего с нее страстного взгляда мужика, она спрыгивает с его рук и несется к телефону. 
- Я что-то проголодалась, давайте еду закажем. Джез, ты что будешь? Спроси у  итальянцев, что заказать им.
Скоро Настя с аппетитом поглощала овощной салат и небольшие рыбные рулетики, запивая своим любимым овощным соком.
Мужчины лопали жаркое. 
 Шумная тишина создалась в результате смачного группового чавкания за столом горе-итальянцев,. Для Насти  сидеть за столом с мужчинами, не умеющими есть тихо, становится сущей пыткой. Она включает телевизор.  
Так уж случилось, что там шел репортаж о маленькой французской провинциальной девочке, у которой  сердечная недостаточность. Родители ребенка не сдаются, единственным спасением оказывается прямая пересадка. И на радость, появился донор! Одна беда, семья не имеет средств оплатить новый орган и стоимость операции. Клиника «Новый путь» предоставила скидку пятьдесят процентов. Однако остальные средства журналисты данного репортажа призывают сдать тем, кому небезразлична судьба маленькой девочки. 
Настя хватает свой телефон.
- Что собираешься делать? – удивляется  Джез.
- Как что? Перевести на счет семьи ребенка пять тысяч.
- Долларов?! Думаешь, эти деньги что-то поменяют?
Стоимость операции была значительно выше.
- Мне жаль, полную сумму заплатить не могу. Я должна просчитывать свои расходы.
Коротко и по-деловому объяснила она. Как е показалось.
- Девочке, которую ты не видела никогда в жизни и, возможно, и не увидишь, решила помочь просто так? На какой-то счёт перевести деньги?
- Это всего лишь деньги, Джес. На кону ведь жизнь ребенка. Давай и ты переводи, или Бен вас не сильно балует зарплатами. М? Сколько стоит то, что ты каждый день прикрываешь Трояля, рискуя жизнью? 
- Я?! Ах, ну конечно. Я же охранник Бена, - Лжес хохотнул, - не важно. Но кому попало деньги раздавать не стану. Знаешь ли… Знаю им счет, - он улыбается, серые глаза заискрились бирюзовыми огоньками, Настя невольно залюбовалась,  - а отдашь мне эти пять тысяч! Если не знаешь, что с деньгами делать, я найду им применение. Я вот, например, отец одиночка с четырьмя детьми. Мне никто не помогает.
- Что?!
Опешила Настя. Отрывается от телефона и смотрит на него во все глаза, проглатывая все, что было у нее во рту. Не каждый день встретишь такого, потом в нее закралось недоверие:
- Та ну! – повела бровью, - а я Маг Огня. Сейчас как взгляну, так всколыхнет тут все, аж ух!
- Да уж, от твоих взглядов колыхает нереально. Не веришь мне, ок!
 Он полез в карман штанов, достал свой телефон.
- Смотри, - протягивает ей  открытый фотоальбом на мобилке.
Джес в компании двух близнецов, каждому около четырех, мальчик и девочка, судя по одежде. Рядом с ним двое пацанов, крепыши, одному чуть больше шести, второй около десяти. Все собрались возле Джеса, теплой командой. От снимка веяло невероятным позитивом, потрясающим положительным зарядом. 
- Ну, ладно. А вдруг это твои племянники.
Тот в ответ смотрит на нее колким взглядом, слегка пощурив нос. Открыл фотоальбомы соцсетей, а там целые альбомы жизни, отдыха, учебы и работы всего этого сумасшедшего семейства.
Возле фото с двойняшками-малышами, карапузами около года появилась фигура девушки, черты лица мешаной перемешанной крови афро-американки. Но в результате, миловидное кукольное личико, симпатичная фигурка. На вид лет двадцать пять, не более. На лице яркие темно-карие глаза и длинные тонкие косы черных волос, заканчивающиеся золотыми колечками. Девочка-картинка. Такая себе Клеопатра. И рядом совершенно снежный светловолосый, светлоглазый счастливый Джес. 
- Но как? – Настя смотрела на фото в растерянности, - а где же мама этих ангелочков?
- Сбежала с  журналистом, сказала, встретила судьбу, такая любовь бывает только раз и все тут. 
- Но… у вас же четверо детей! Какая к едрени-фене любовь и судьба!!!
- Вообще-то первые два мной усыновленные, это ее дети от разных мужчин. Мы начали встречаться, когда младшему было два года. А это наши. Представляешь, сразу два получились. Когда мы с ребятами поняли, что Мия ушла, решили остаться все вместе. Пацаны хорошие, я к ним привязался.
- …, - Настя хлопала глазами, ищя носом в прокуренной кальяном комнате кусочек кислорода. Она отодвинулась от  стола и быстро-быстро замигала ресничками.
«Все. У тебя приход, Настя! Накрывает.. Твою ж дивизию, мать пере мать. Это где же ТАКИЕ мужики и в руки ТАКИМ бабам. Ой, е-мое, я б своим рассказала, так они бы мне ни за что не поверили… Моих подруг с детьми  в Харькове вон сколько мужиков то по оставляли. Своих собственных детей не признают. Один Пашка чего стоит. Девочки, да что же это творится в мире! Почему на другом конце планеты мужики и красивые и толковые и без баб детей растят, а у нас, сплошные маменькины сынки!!! Да на этого снежного барса у нас бы любая наша баба молилась, в рот бы заглядывала, с борщем  и пирогом каждый вечер встречала!»
По ее щекам полились слезы. Тихонечко так, две речки из уголка глаз до подбородка, так что через минуту вся ее майка стала мокрой. 
- Ты чего?! – испуганно вытаращился на нее Джес, моментально убрав телефон. Но какое там, Настя только начала плакать, кульминация еще впереди.
М-м—м-мммм… - раздался обычный среднестатистический девичий рев, потом придыхание, - а-а-а-а-а! Вот суууууукаааааа! – ревет Настя. 
Так как ругательства, которыми обвешивала она мамочку четверых брошеных деток, были исконно русскими, Джесу оставалось лишь догадываться, о чем буровит его «объект охраны», секунду назад сидевшая, как деловая женщина, и по совместительству или случайности милая пташка босса. 
Джес быстро подскакивает на ноги, подхватывает ее  со стула и усаживает себе на колени. Настя продолжила поливать рекой  слез уже рубашку Джеза. Тот успокаивает ее, укачивая, как маленькую:
- Тихо, тшшш. Скажи мне, у тебя что-то заболело да? Или ты устала? Испугалась чего? Ты можешь мне доверять. Что-то тебе привиделось? 
- Они такие миииииилые! Как можно так поступиииииииить. Оставить своих детеееееей, – Настя сбивалась на каждом слове, окантовывая все в общий звук рева.   
- Так ты из-за меня так расстроилась?!
Дальше Джес показал, что он истинный американец, выругавшись знатно, так как даже сценаристы голливудских фильмов 18+ не решаются озвучить своих героев. 
Настя уставилась на Джеса, любуясь переливами его матерной речи. 
 «Все девоньки, накаут… Он идеален…»
Его гневный с рык сопряженный с тирадой витьеватых выражений, перекрыл ее истерику моментально. Инстинкт подсказывал, рядом с таким самцом  расклеиваться нельзя. 
- Прости, Джессс… Прости за мои слезы, я все… это не буду больше… - она глубоко вздыхает, и на выдохе вываливает, - задело просто…  Три года назад я потеряла ребенка на поздних месяцах беременности. И теперь вряд ли смогу стать мамой. Держать в руках своего малыша. Прости… моя история печальнее звучит, наверное... Поэтому так зацепила твоя…
Она подняла на него глаза. Пересечение двух горизонтов. 
«Настя! Е-мое! Знаешь мужика от силы час, а уже сидишь на его коленках и… по ходу таешь. Такое возможно?!»
- Не боишься зайцев, говоришь? А льешь слезы, как русалка. Отважная и чистая душа? – он хмыкает, пряча пряди волосы ей за ухо,  что прилипли из-за слез к ее щекам, открывая ей лицо перед ним.
Настя машинально, словно не принадлежала сама себе, подняла руку и опустила ладонь в белую шевелюру волос мужчины. На вид жесткие, а на ощупь просто жидкий щелк. Удовольствие непередаваемое. Она закрыла глаза, так приятно просто коснуться волос этого мужчины.  Проведя по мягкой шевелюре, опустила голову ему на грудь. 
«Что происходит, не могу понять…» - всегда громкий голос разума колыхался в далекой-дали. 
Она полностью оставалась в теплых пушистых объятиях мужчины, отключаясь и погружаясь в какой-то ореол спокойствия, уюта, невероятной силы вокруг себя. 
Она чувствовала его прикосновение, указательным пальцем руки  он обрисовывал ее  губы, щеки, шею, грудь. 
Настя с удивлением обнаруживает, что вообще не собирается убегать, более того, она в полной эйфории и жаждет продолжения!
- До чего же ты милая. Теперь я начал лучше понимать Бена, - рядом раздается вдруг голос Джес. 
- Бен?! Угу. Знакомое мне имя. Но, Джес. Кто ты? Это фантастика, как ты делаешь это, мне вдруг стало так … хорошо...
Тот в ответ тихонечко смеется.
- Это действие травы. Забей. 
- Возможно. Но послушай. Ты здесь в Париже, а как же дети?
Он тяжело вздохнул.
 - Остались в Штатах. Печально. Скучаю очень. На попечении моих ээээ … с няней. До сего момента  я с Нью-Йорка не отлучался больше, чем на три дня. Бен пригласил неделю назад. А ему, знаешь ли, трудно отказать. 
Настя фыркает.
- И не говори. Мне-то не знать. Ладно, о чем это я? Угу. 
Она скатилась с уютных колен Джеса, он нехотя отпускает ее. 
- Так, говоришь, тебе пять тысяч перечислить? Есть проблемы с деньгами?
Джес очередной раз с удивлением смотри на нее, вытаращим глаза, потом ударяет себя по лбу. 
- А ты об этой девочке и операции. Ха! Даже так. Нет, сладкая, я в спонсорах не нуждаюсь, но и становиться им не спешу. Сама теперь понимаешь, почему.  Просто не хотел, чтобы ты подумала, что я жадный. 
- Вот оно что? Не хотел, чтобы я думала о тебе плохо? С чего вдруг?
- Увидел сокровище. Вдруг мое? 
Впервые хищной улыбнулся Джес. И впервые Насте становится не по себе в его обществе. Словно спохватившись, Джес возвращает лицу прежний вид.
«Мммм. Ой, правда словно снежный барс, как в нашем зоопарке, а я его зайцем называла только что. До чего же душка. Большая белая киса. Такой мужчина… и отец троих сыновей и одном маленькой красуни… Срочно нужно подумать что-то плохое о нем. Например, чавкает за столом. Та нет. То эти итальяшки чавкали. Что еще. Оп!  Везде носки свои бросает. Ха! Хотя… стерильность Хайдара скорее раздражает меня, ставит под угрозу исчезновения моего пола, так сказать… Что за жена, что не ворчит на мужа за разбросанные носки и не мытую посуду! А может этот снежный барс гуляет направо и налево. От хороших  мужиков ведь бабы то не бегут! Ай да, или скупердяй, пять тысяч зажал. Но … опять не то. Ой, вспомнила, он хотел сдать мне Бена. Точно! Двойное дно, лжец и предатель. Фух, справилась! Отлегло»…
Постепенно к ней снова возвращалось хорошее настроение. Она отложила телефон в сторону.
- С тобой все понятно. Давай лучше этих лосей на рога разведем.
- Что? – не понимает Джес.
- Подыграй мне. Скажи, что тоже перечисляешь сумму на счет девочки и поддержи меня, пусть и они тоже оплатят операцию крошки.
Тот сомневается, зачем вообще это ему надо.
- Давай, Джес, это ребенок. Прекрасная малышка, такая же как и ждет тебя дома, только этой нужна помощь.  А эти умники, что со своей зарплатой сделают. Купят себе новый айфон, тачку покруче и съездят на курорт? Помоги раскрутить их. 
Джес кивает и обращается с коллегам. 
  Те отнекиваются, тогда Настя пошла на хитрость. Предложила спор. 
***
В жандармерии с Бена вытряхнули все остатки самообладания. Гуманисты, что б их пес порвал, отслеживающие равенство перед законом всех без исключения. А на деле, какая-то тирания богатых и известных людей. Если бы он разлетелся бы на ошметки вместе с Анной, из-за бомбы, что прилетела к нему посреди Парижа, это бы не вызвало подозрений. А вот то, что он прикрылся наностеклом, вызвало кучу вопросов, на тему, что это, где взял, откуда взялось, куда делось и есть ли еще. 
«Тупицы, вваливайте деньги не в своих сладкоголосых политиков, и дармоедов чиновников,  а в образование и науку. Глядишь и вы обзаведетесь. А то, «дай посмотреть!», «изымаем для ведения следствия!»  А то, что я ввалил три миллиона долларов в одни только исследования, не считая материалов и постройки самой лаборатории, никто не думает. Как погреть ручки на уже готовеньком, так в очередь становись… Так я вам все и рассказал, недалекие».
Однако на самом деле испытывали его терпение не госслужбы, а то, что его драгоценная королева находится одна уже четыре часа. И зачем то в пентхаус заказала конопляные сигары. И чем это чревато, даже Богу не известно. Хорошо, что приехал Джес. Его старинный друг, бизнес компаньон, один из немногих мужчин, кто хотя бы отчасти готов совладать с его огненной мадмуазель. Хотя…    
Зайдя в номер, Бен увидел картину, после которой начал сильно сомневаться, что вообще какая-то сила способна управлять гейзером, который Бен периодически называет «моя королева».
Ее голова мелькала между разведенных коленей Джеса, под охрипшие возгласы друга: «давай, малышка, давай!» Телохранители Бена стояли рядом на четвереньках  с горящими глазами смотрели в  место, обзор которого закрывал  таз Джеса. 
Впечатляющего видео с поцелуями этой, паршивки, показалось ей мало?! Бен понял, что все силы тьмы собрались  в этот момент в его горле:
- Как это понимать?!
Прогремел он на весь отель, сам отчасти испугавшись звука своего голоса.
Из-за плеча Джеза появилась удивленная и испуганная мордочка Насти с … яблоком во рту. 
Шшшшлеп. И яблоко ухнуло куда-то, обрызгав почему-то водой окружающих. 
Что вызвало восторженный всплеск возгласов мужчин, мол, не засчитывается, в воде лицо обмочилось. 
Его Настя вскакивает, принимает стойку и яростно начинает отстаивать, что яблоко она подняла, не обмочившись, а о том, что будет дальше, речь в споре не велась.    
«Какой спор…» пытался привести сумбур в голове Бен, постепенно выходя из шока той картины, что нарисовала ему его фантазия. Наконец, он понял, что его накрывает, то ли от витавших по всей комнате запахов, то ли от того, что через минуту ему придется разнимать дерущихся качков охранников и Настю. Все картину завершает растерянное лицо Джеса, тихо просящего немым взглядом у друга спасения, наконец, от всей этой напасти. 
Секунда напряженного момента, когда воздух начинает трещать от перенапряжения. 
 И Бен сотрясает  стены своим грудным хохотом. Не в силах сопротивляться его заразительной энергетики смеха, все присутствующие через мгновение тронут в собственных  истерических всхлипах и хрюках. Так смешно Бену и ребятам не было уже давно. 



Джана Диляра

Отредактировано: 05.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться