Враг за спиной

Размер шрифта: - +

Глава 21.

Глава 21.

 

Яна Лесневич была в панике. Нет, не так. Сказать, что она была в панике, - значит ничего не сказать.

Последнее, что она помнила, - как ложилась спать в своём номере. А очнулась в самом настоящем кошмаре. В полной темноте и в холоде, на твёрдом земляном полу, с прикованными к бетонной стене позади локтями, которые были, к тому же, неестественно вывернуты.

Яна, действительно, не сразу поняла, что всё это ей не снится. А когда осознала, попыталась вырваться. Впрочем, попытки оказались тщетными, локтям было только ещё больнее. Ещё она стала кричать.

Конечно, совладать с металлом она не могла. Конечно, на крик никто не отзывался. Только обессилела.

Яна не имела понятия, сколько прошло времени. Только догадывалась, что много. Точнее, чувствовала: по голоду, жажде и остальным физиологическим потребностям организма. Приходилось терпеть, ведь не то что сходить куда-то, даже дотянуться до трусиков, чтобы спустить их, она с завёрнутыми локтями не могла.

Неожиданно до Яны дошла простая истина: кричать бесполезно. Она в каком-то закрытом помещении, скорее всего, в подвале. Если сюда кто-то и придёт, то только те, кто сюда её притащил. И с этим пришло осознание: её похитили, в отношении неё совершено преступление. Почему-то, занимаясь криминальной журналистикой, Яна никогда не рассматривала себя в качестве возможной жертвы преступления.

Откуда-то сверху послышался звук, похожий на звук открывающейся двери. Потом дверь закрылась. На полную темноту вокруг это никак не повлияло. Это объяснилось тут же: открылась и закрылась вторая дверь. В это место, где бы это ни было, сверху свет и посторонние звуки не проникали.

Но главное, что теперь перед Яной стоял человек. Невидимый ей, но почему-то девушке казалось, что это довольно крупный мужчина. Впрочем, это всё, что она могла бы про него сказать. Он стоял молча, если бы не полная темнота, девушка подумала бы, что незнакомец её разглядывает.

-Помогите! – Слабо пискнула она. Никакой реакции.

Потом незнакомец чем-то зашуршал, и девушка почувствовала, как ей что-то надевают на голову. И прижимают на шее. И тут же стало нечем дышать. Яна слышала про пытку с полиэтиленовым пакетом, который человеку надевают на голову, но никогда не могла подумать, что это когда-нибудь будут делать с ней. А главное – почему? Даже паника не могла помешать тому, что эта мысль пульсировала в мозгу.

Пакет с её головы сняли, и она стала судорожно хватать ртом воздух. Но ещё до того, как Яна отдышалась, пакет надели снова, и на этот раз держали несколько дольше. На этот раз ещё до того, как пакет снова окажется у неё на голове, Яна, задыхаясь, сиплым голосом спросила:

-Что вы … от меня хотите?

Это подействовало. Во всяком случае, снова душить её не стали. Вместо этого она услышала шёпот:

-О, вот это деловой разговор. Назови пароль ноутбука. – Яна выполнила требование. – Теперь телефона. Пароль и адрес электронной почты. PIN-код карточек. – Девушка помедлила, и услышала многозначительное шуршание, после чего сразу назвала требуемое. – Пароль от фейсбука. Твиттер есть? А вконтактик? И от них тоже… И от клиент-банка на компе…

Получив требуемое, мучитель молча ушёл. Последовательно открылись и закрылись две двери. Яна осталась одна в кромешной темноте, понимая, что, кроме неё самой, в чьих-то руках оказались все её деньги, вся её переписка, всё, с чем она работала.

Не только её тело, над которым теперь можно было издеваться, как угодно, но и сама личность, какой её видят многие люди, теперь принадлежала кому-то другому. И она не знала, кому и зачем, да и сопротивляться этому никак не могла. Как не знала и того, стала она жертвой обычных грабителей, которым нужны её техника и деньги, (одинокая иностранка, которую никто быстро не хватится, - идеальная жертва), или это связано с расследованием, которое она вела? Конечно, следовало предполагать худшее. Но, во-первых, от любых предположений ситуация никак не изменится, освободиться они не помогут. Кажется, вообще никто и ничто не поможет, если только мучители сами не захотят её отпустить. А во-вторых, большой вопрос: а что в этом случае худшее?

Яна теперь точно помнила, что, как обычно, легла спать в своём номере. А очнулась здесь, где бы ни было это «здесь». Похоже на какой-то подвал. Кто-то это сделал тихо, незаметно … очень профессионально. Её ценности вряд ли могли заинтересовать способного на такую сложную операцию. Единственное расследование, которым она занималась, - это дело «занайского маньяка», и, хотя оно привело Яну в Киев, подозревать, что из-за этого против неё реализовали такой сложный план, было трудно: маньяки так просто не делают. Да и откуда бы враги узнали, что она здесь, и что именно ищет..? Основательность этого плана была видна даже по тому, как ловко её лишили всякой возможности освободиться и оказать сопротивление. Кричать она перестала, так как понимала, что, кроме мучителя, никто больше не придёт. Зато ещё попробовала расшатать сковывающую локти невидимую конструкцию. Бесполезно: сделано было на совесть, если, конечно, у сделавшего была совесть. И в этот момент Яна поняла, что может никогда не выйти из этого подвала живой.

 

-Есть? – Спросил Денис Легодаев, когда его напарник вошёл в комнату.



Вадим Володарський

Отредактировано: 21.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться