Враги

Размер шрифта: - +

Глава 7

До леса Вендинг они добрались к обеду, выйдя затемно. Накануне Элисса сказала, что подготовить Башню к визиту королевы Варел сможет и самостоятельно – причем куда оперативней, не придется согласовывать каждый чих с Командором. А дела не терпят. Нет безопасного пути через лес – нет купцов – нет пошлин – нет денег в казне. А еда, почему-то сама собой в кладовой не появляется, да и снаряжение из воздуха не возникает. И так пришлось стребовать с вассалов подати провизией, а не деньгами – но долго так продолжаться не сможет. Так что королева королевой, но три дня – срок большой, если не сидеть, ожидая, пока под задницу потекут молочные реки. Натаниэль, правда, не представлял, как можно за столь недолгое время прочесать дикий лес, но ему объяснили, что прочесывать нет нужды. На купцов нападали на тракте. Стало быть, и искать нужно там.

Долго искать не пришлось – вонь накрыла дорогу, едва ветки сомкнулись над головами. Пахло гарью – не свежей, а будто застоявшейся, так воняет сгоревший дом после нескольких дождей. Пахло смертью – сладко, тошнотно. Пахло прелой сыростью – не тем свежим грибным духом, что бывает в лесу, а заброшенным погребом. Словом, что они увидят, обогнув скалу, у подножья которой вилась дорога, было очевидным. Вот только следы вокруг оказались странными. Отпечатки волчьих лап – причем звери словно возникли из ниоткуда прямо на дороге. Какие-то длинные полосы, как от ползучих гадов. И порубленное едва ли не в щепу дерево, накрывшее мертвой обгорелой кроной повозки.

— Сильван? – Элисса в очередной раз обошла побоище. – Нет, просто оживленное магией дерево. Что, впрочем, дела не меняет. Призванные волки. Долийцы.

— Уверена? – Спросил Натаниэль. – Кланы кочевали здесь испокон веков, стычки случались, но до смертоубийства на моей памяти ни разу не доходило. А уж полномасштабная война…

— В том и беда, что уверена, - нахмурилась Элисса. – Но если мы объявим об этом во всеуслышание, начнется резня – «шемы» не станут разбираться, какой клан это учудил и почему, а попавшие под раздачу эльфы начнут мстить.

— И будут грызться веками, – добавил Огрен.

— Да они и так веками грызутся… – сказал Андерс. – То есть, мы.

— И каждый считает, что именно у него-то и есть самые веские причины для ненависти, – Элисса вздохнула. – Пошли дальше.

Этот лес был прямо-таки пропитан гарью и тленом. Натаниэль не ожидал найти в нем хоть какую-то жизнь – но «жизни» в нем оказалось более чем достаточно. Дикие звери – когда вдоль всей дороги лежат неубранные трупы, хищники расплодятся, к гадалке не ходи. Ожившие деревья – на то она и эльфийская магия. Волшебный огонь Андерса, впрочем, жег эти деревья ничуть не хуже обычных дров, Натаниэль даже начал опасаться лесного пожара, обошлось, хвала Создателю. Разбойники – этим Натаниэль даже посочувствовал. Бедняги так явно обрадовались, что появился хоть кто-то, кого можно ограбить, и даже не успели понять, как жестоко ошиблись.

Элисса придирчиво перебрала личные вещи свежеубиенных, покачала головой.

— Эльфийской работы – ничего. Дело в чем-то другом.

Они снова двинулись по тракту хорошей рысью и Натаниэль в который раз мысленно поблагодарил наставника и господина из Вольной Марки, буквально вколотившего в него умение носить доспехи. Было время – даже танцевать в них пришлось и плавать, а потом тщательно и бережно приводить в порядок. Натаниэль тогда ненавидел и наставника и проклятый доспех – война с Орлеем закончилась, в конце-то концов, не с соседями же сражаться готовиться – зато сейчас его почти не ощущал. Надо будет написать поблагодарить, подумал он мимоходом. Глянул на Элиссу. Ишь, чешет… и гном поспевает, даром что коротконог. А вот у мага уже язык на боку, и то – где ему было научиться ходить споро и ровно, не по лестницам башни же? Но было видно, что Андерс скорее сдохнет, чем даст знать, что не выдерживает. Может и выйдет что путное. Колдует он знатно, те разбойники на длину клинка так и не подобрались – все решила магия Андерса и стрелы Натаниэля – более магия, чем стрелы, если уж быть честным. Огрен даже заворчал, драки не досталось.

Элисса оглянулась, коротко кивнула магу – давай, мол, первым. Тот послушно выдвинулся, завертел головой, точно флюгер. Натаниэль мысленно хмыкнул. В дальних переходах впереди идет самый невыносливый, но поди сейчас пойми, что важнее – не дать Андерсу окончательно выдохнуться, или вовремя углядеть опасность? И так нехорошо, и этак неладно. Он всерьез задумался, как бы сам стал выкручиваться, но Элисса прервала размышления, заставив остановиться.

Подлесок у дороги был совершенно вытоптан, кусты смяты, несколько трупов порождений тьмы лежали вперемешку с солдатскими телами, и ни у тех, ни у других не было оружия. Возможно, конечно, разбойники постарались – но следы говорили иное. Натаниэль насторожился – будь он собакой, уши бы навострил, двинулся, стелясь по следу. Элисса тоже заметно напряглась, махнула рукой, сходя с дороги.

Отряд разгормили порождения тьмы. Очевидно. Но насколько Натаниэль знал, они никогда не подбирают оружие с мертвых тел. Ни собратьев, ни людей. Впрочем, солдаты в Башне утверждали, что напавшие порождения тьмы говорили. Натаниэль сперва решил – брешут, чтобы звучало жутче. Но Огрен и Андерс подтвердили – говорили. Не все. Но то, что едва не перерезало горло сенешалю – говорило. И, получалось, вообще непонятно, чего от тварей ожидать.

Следы привели их к оврагу – глубокому, густо поросшему кустами. Как никто не свернул себе шею, спускаясь – один Создатель ведает. На дне оврага нашлись тела. Много тел. Человеческих. В не слишком хорошей броне. Без оружия и сапог.



Наталья Шнейдер

Отредактировано: 14.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться