Враги друг друга не предают

Глава 10

Глава 10

 Вернувшись в благодатное тепло, потянула носом травяной терпкий запах отвара. На печке кипело ароматное варево, и шипела, плюясь жиром, жарящаяся рыба. Справа от нее, у закопченного окошка стоял колченогий столик, на котором горкой высилась грязная посуда. Слева примыкал узкий топчан, куда старушка сгрузила свою ношу, под одеялом угадывались очертания детского тельца. У входа, рядом с обшарпанной дверью за ширмой из драного куска чешуйчатой кожи, пряталась приоткрытая дверь.

    - Ставь сюды. Пущай топиться,- командовала бабка, кивая на раскалившуюся печь.- На вот, напои ее. И сама выпей.

Она отлила краснокирпичного отвара и сунула мне в руку мятую металлическую кружку. Благодарно кивнув, попробовала отвар сама и удовлетворенно причмокнула, почувствовав, как горячая чуть горчащая жидкость согрела внутри, разливаясь теплом по телу. Подсела на топчан к девочке и, устроив ее головку на искалеченной руке, приоткрыла ротик, влила отвара на два глотка. Малышка судорожно сглотнула, надсадно закашлялась, вздрагивая всем худеньким тельцем. Она разлепила мокрые реснички, узнала меня и слабо улыбнулась. Глотнув пару раз сама, переждав приступ кашля, напоила ее и уложила обратно на топчан.

    - Я Дин, а ты…- едва слышно сипло протянула малышка.

    -  Лекса,- улыбнулась ей, вытирая выступившую на бледном лбу испарину.- Сейчас купаться будем, Дин.

    - Переверни рыбу и пособи мне лоханку сыскать. Ишь расселась, а сулила помощь… любую…- недовольно проскрежетала старуха.- Да подкинь горючего камня пару кусков.

    - Кто там?- девочка испуганно покосилась в сторону голоса, ее бровки нахмурились.

    - Не бойся, это бабушка. Она нас приютила. Ты отдыхай, я пойду. Помочь надо.

Перевернув аппетитно подрумянившиеся кусочки рыбного филе, нырнула за ширму. Старушка ворчала, крутясь в крохотном чулане. Из-за приоткрытых дверей сыпалось ветхое, прохудившееся старье, жестяные тарелки и ложки.

    - Держи вот,- сунула мне в руки железную объемную лохань с ржавыми ручками.- Кака я тебе бабушка? Меня Суларь кличут. И пошто кожух не сняла? Хто ж в доме ходит в верхнем?

    - Меня знобит,- виновато призналась бабке, едва удерживая тяжелую посудину.- В нем теплее. И одежда на мне еще мокрая.

    - Ох, дурища, та хто на себе сушит-то?- сокрушаясь, покачала головой бабка, с сочувствием глядя на меня.- Иди ужо, купай дите. Потом подберешь себе и ей одежонку-то.

Она махнула рукой себе за спину на забитый рухлядью чулан и поспешила к печке, где исходила ароматами рыба.

* * *

Отмытая, порозовевшая от горячей воды девочка выпила пару кружек рыбного бульона и заснула. Отогревшись в горячей воде, я перемыла посуду и подгоняла по размеру найденные у старушки сравнительно крепкие вещи, поглядывая на спящую кроху, оказавшуюся золотоволосой блондинкой аж целых пяти лет, сиротой, у которой есть дядька, живущий в Трехснежье, как гордо сообщила девочка.

Для себя я решила, что отыскав браслет, пока не верну девочку ее родственнику, на Землю не уйду.

    - Ты спать ложись, а я ночью уйду на промысел,- огорошила новостью старуха.- Прилив буде знатный. Надоть успеть собрать гриваса, пока не обнесли зверюки. Да глянуть, не шукают ли тебя.

    - Может, я тут чем-то помочь могу,- предложила я, откладывая иголку.

    - Сиди ужо… помощница…- отмахнулась Суларь от предложения, но довольно едва заметно улыбнулась, собрав лучики морщинок в уголках глаз.

Мы замолчали, старушка вновь нырнула в чулан, недолго повозилась там и через время закинула в печную топку бурый кругляш.

    - Гривас – это кто?- рассеянно поинтересовалась я, раздумывая о случайно найденных в чулане клинках, припрятанных запасливой хозяйкой.

Заканчивая сшивать раскроенные части мехового жилета, раздумывала, не попросить ли один из них себе, или это будет совсем наглость с моей стороны.

Похожий на мой жилет, только меньше размером с толстым шерстяным свитером и плотными штанами из чешуйчатой кожи уже был готов для девочки. Старуха, расположившаяся тут же на постели, ловко сметывала меховые детские сапожки-пимы.

    - Дык промышляют ево. И еда, и одежа, и первое средство от хворобы,- непонятно объяснила женщина, поправив седую прядь и прикладывая сапожок к розовой ступне малышки.- Я ить ево промышляла с утреца-то, когда тебя заприметила.

Я согласно кивнула, поняв, что Суларь с ночи собирала улов неизвестного гриваса, когда наткнулась на нас. Стоило помочь старушке и не сидеть нахлебниками, но нас могли искать. Рисковать свободой девочки я не имела права.

    - А зверюки – это кто?- вспомнила я, что уже слышала это слово от старухи.

    - Дык слуги ярловы,- в голосе говорившей послышались нотки раздражения.- Все тащуть из под носа. Берна Рогатого на их нет! Наш-то ярл словно шарфрут сделался, гладкий да сытый,- она кивнула на кусочки истекающей жиром рыбы, похожей на камбалу, с которой сравнила местного царька,- а все мало. Шурха ему в печинку.

С трудом натянула кожаные штаны, взамен спортивных, превратившихся в лохмотья, и с удовольствием провела по ладному боку. Старушка, закончив тачать обувь, разглядывала мои обноски, цокая языком. То ли удивлялась их ветхости, то ли странной ткани и покрою. К слову, в этом мире я ткани не видела. Вся попадавшая мне на глаза одежда была сшита из странной чешуйчатой кожи или дубленых шкур.

Свободная рубашка мягко льнула к телу, в легких пимах стало жарко. После купания в ледяной воде, с наслаждением шевелила горячими пальцами внутри мехового сапожка, ощущая грубоватую шерсть, покалывающую кожу. Кивнула на сшитый мной жилет, спрашивая мнение старухи:



Светлана Титова

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться