Враги друг друга не предают

Глава 11

Глава 11

 Что-то знакомое в этом названии. Это она эльфов имеет в виду?

    - Давно это случилось?

Пожилая женщина задумалась, пожевала губами и с сомнением произнесла:

    - Прабабка моей прабабки помнила остроухих альвов. Все энти земли были под ними. От Канопуса до Трехснежья и далее. Но ужо больно осерчала на альвов-то Астрея, сжила их со свету, а в мир напустила вечного холода,- тяжело выдохнула Суларь.

    - Жестокая богиня,- вздохнула в унисон с бабушкой.- Жалко людей.

Старуха старательно смотала шнурок и подала мне со словами:

    - Прихорони. Сгодится,- попробовала на зуб китайский кожзам, сплюнула, скривившись и недовольно проговорила:- Дык за дело она альвов-то так.

    - За какое дело?- я налила лечебного отвара и устроилась поудобнее на жестком топчане.

    - Схотели оне равными стать богам и переделать энтот мир под себя,- старушка заботливо отнесла мои обноски в чулан и вернулась с ворохом болотного цвета шерсти.

Кинув оценивающий взгляд на спящую девочку, быстро набрала петельный ряд, и спицы резво замелькали в ее пальцах.

    - Как это переделать мир?- удивилась я, вспомнив версию домовика, где жестокая богиня позавидовала совершенству эльфов.

М-да, и кто из них мне соврал?

    - Ну, дык людей сжить со свету. Мешали оне, стало быть. Шебутные зело,- с грустью прошамкала Суларь.- Войны затевали, притесняли Светлых-то. Альвы… оне ж маги усе. Вот и выжигали целые города с людями-то.

    - Среди людей были маги?

    - Оне и досель есть. Токо магия под запретом. Колдовать ни-ни. Враз на плаху попадешь.

Я покосилась на культю, вспоминая несправедливое наказание. В душе заворочалась до того притихшая обида на троицу магов и мерзкого домовика, выкинувших меня из родного мира.

    - С эльфами понятно, а зачем богине вечную зиму устраивать?

     - Так люди-то паразиты через одного. Не иначе как шурхово семя,- убежденно проговорила бабка, удивленно вскинув на меня светлый взгляд.- Оне ж задирались промеж собой, и альвам доставалось. Што ни стогодье – то война. Сладу никаково.

Суларь осуждающе покачала головой, шевеля губами, подсчитывая количество петелек.

    - И что же проклятье никак не снять?- поинтересовалась я, единственно поддержать разговор.

    - Бабка моя верила, што снимется вскорости, и мамку заставила меня родить,- тяжело выдохнула старушка, поправляя выбившиеся пряди.- Но я-то не дурища, вижу зиме конца нет. Сама вот доживаю… бездетна.

Она закашлялась, тяжело втягивая в себя воздух.

    - Что же за столько лет не нашлось охотников снять проклятие?- сходив за питьем для нее, продолжила допытываться, желая побольше узнать о мире. 

    - Как не быть – были! Но штоб снять, надоть сперва до Трехснежья добраться. Там-то стоит храм богини Астреи. И пророчество узнать. А оно не всякому открывается,- выпив кружку, бабушка оттерла ладонью рот и продолжила дело.

    - Неужели не добрался никто?

    - Не слыхала о таких,- пожала плечами Суларь.

* * *

Когда сквозь тучи проглянул робкий рожок молодого месяца, старуха неторопливо собралась, глянула на спящую девочку и вышла в сени, пообещав вернуться, как только начнет светать. Кормилец и панацея от всех бед – таинственный гривас по одной ему ведомой причине по ночам поднимался с глубин и выползал на пляж, где его собирали все кому не лень. Причину такого самоубийственного поведения Суларь не знала, но предположила, что на берег уходят умирать старые особи. На мой вопрос много ли человек промышляет его, старушка таинственно улыбнулась и пожала плечами.  

Когда скрип ее пим стих за окном, я прилегла на топчан около разомлевшей от тепла Дин и прикрыла глаза в попытке заснуть. Но как назло сонливость как рукой сняло. Я уставилась в темный угол комнаты и раздумывала о сложившейся ситуации.

Если верить рассказу Суларь, проклятие, постигшее эльфов, оказалось справедливой карой и снять его простым пожеланием, я бы не смогла. Домовик леди Триаллины, получается, меня обманул.

Я тяжело задышала, переживая приступ злости и обиды.

Злобный эльф и его хозяин Максимилиан решили сломать мне жизнь просто так, из вредности, доказывая лишний раз, что наложенное богиней заклинание оказалось справедливым. Сейчас странно вспомнить, что я сочувствовала Большому Рылу и хотела помочь.

Я скрипнула зубами, вспоминая обоих мерзавцев и желая размазать Макса по стене. Это вернуло мысли к браслету, который нужно отыскать. Наверняка, злющая тетка отдала его жене ярла, а та вряд ли откажется от дорогой и красивой вещицы. Значит, нужно как-то проникнуть в дом к ярлу и покопаться в сокровищнице его жены. Вот только без руки это будет сложно. Отрубанием кисти клеймят воров, и на работу в покои меня не возьмут. А если полезу без разрешения, могу и голову на той же плахе потерять. Надо посоветоваться с Суларь. Может старушка что дельное подскажет. Пока я не рисковала расспрашивать ее в лоб о мире, чтобы не выдать тайну о своей иномирности. Уж очень скорые на решение и расправу оказались местные жители.

Я горько всхлипнула, подумав о Земле и своем доме, где мать давно забыла обо мне, и позволила слезинке скатиться по щеке.

    - Лекса, ты чего?- рядом зашевелилась малышка, распахнув широко глаза.- Не плачь. Мы с тобой вернемся к дяде Борану в Трехснежье, и он сделает тебя своей сулами. Ты мне станешь тетей.

Я поняла, что девочка имеет в виду брак с ее родственником. Сердце сжалось от наивного желания малышки иметь настоящую семью.



Светлана Титова

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться