Враги друг друга не предают

Глава 27

Глава 27

 Озябшими пальцами спрятала камень за пазуху, присовокупив к злотням, припрятанным еще в домике лейлы и, прихрамывая, отправилась в обратный путь, представляя вытянувшееся лицо охотника при появлении воскресшей меня. В пылу погони, мне показалось, я пробежала всего ничего, но вот топала уже полчаса, а заветный вход в пещеру все не появлялся.

Ветер крепчал, швыряя колючую снежную крупку в лицо, обещая разгул зимней стихии до самого утра. Под его порывами, пошатывалась от усталости, желая одного: кинуть что-нибудь съедобное в желудок и завалиться спать. Горячая ванна, домашний халатик и тапочки, ужин из первого, второго и третьего мною причислялись к недосягаемой роскоши. Теперь казалось, я всегда так жила: полуголодной, не выспавшейся, вечно начеку из-за опасных тварей и с ощущением постоянной боли в измученном теле. Сейчас странно вспомнить, что я боялась маминых собутыльников или компанию гопников. Школьные драчуны вызывали снисходительную улыбку. Одно лишь оставалось неизменным – мне не везло ни в том, ни в этом мире. И мой родной и этот мир давали узнать себя только с худшей стороны, готовя испытания, за которые не стоило ждать награды. Единственной наградой была возможность остаться в живых. Выжить, но не жить. Почему-то вспомнилась красавица Таша и леди Триаллина. Обе знали себе и своей красоте цену, излучали достаток и благополучие, считали окружающую роскошь чем-то обычным, естественным и понятия не имели, что такое выживать, а тем более выживать в одиночку. Я почему-то была уверенна, что попав в этот мир, та и другая отлично устроились бы и не бродили по холодным горам в поисках мучительной смерти.

Я уже собралась поплакать от вопиющей несправедливости, как поворот открыл мне знакомый вход в пещеру. Сугробов вокруг не наблюдалось. Значит, чудовищ было двое, и те достались мне. Подкравшись на цыпочках, решила послушать, не очень-то доверяя своим проводникам. Из пещеры не доносилось ни звука. Осторожно позвала Фиксу и Дин, но ответило вездесущее эхо. Скользнула внутрь, стараясь держаться возле стены в тени и до боли в глазах всмотрелась в сгущающуюся тьму в другой стороне огромной пещеры. В воздухе стоял слабый запах знакомого химиката.  

Куда все подевались? Решили, что я не выжила и ушли? И куда мне идти? Дорогу не знаю, еды нет. Придется возвращаться обратно. Пережду бурю тут, а утром пойду.

Я сползла по стеночке, плотнее закуталась в остатки дубленки, кое-как пригладила растрепанную косу, заплетенную с помощью Дин несколько дней назад, чутко вслушиваясь в тоскливые рулады набирающего силу урагана. Настроение было такое, если бы не сорванное горло – завыла, подпевая ветру. Продрогшее тело требовало пройти вглубь, где теплее, забиться в угол, свернуться калачиком и спать. Но помня предыдущую ночь, не рискнула уйти далеко от входа. Помогая себе зубами, стянула шнурком потуже волосы, надвинула поглубже капюшон, откинулась на обледенелую стену, чувствуя как холод пробирается внутрь тела. Беспокойные мысли о малышке и предателях-наемниках гнала подальше, пытаясь не расклеиться окончательно. Пожевав наметенного снаружи снега, прикрыла глаза и попыталась заснуть.

* * * 

    - Шан, паршивец, ты вновь посмел ослушаться?- от грозного окрика дрогнул воздух.

Я огляделась, не узнавая место, где так внезапно очутилась. Солнце жаркое, летнее, проливало золотистые лучи через дыры в плохо залатанной крыше. Пахло прокаленным воздухом, старым деревом, кожей и сухой травой. Приятно и пряно. Огромный сарай под стропила был набит душистым сеном, небрежно рассыпанным в проходе. У стен и столбов, подпирающих потолочные балки, стояли вилы и грабли, висели проржавелые цепи.

    - Шан, выходи, не испытывай мое терпение,- рявкнул стоящий чуть позади меня светловолосый мужчина.

Глаза выхватывали детали, говорящие о высоком статусе. Богато расшитый серебром зеленый камзол, белоснежная рубашка из тончайшего шелка, унизанные перстнями холеные пальцы, гарда и ножны, сверкающие самоцветами. Мужчина тряхнул распущенным по плечам серебром волос. Пряди рассыпались, явив острый кончик уха, украшенного бриллиантовой серьгой.

    - Ты трусишь, как твой никчемный отец,- последние слова эльф произнес едва слышно.- Негодное человечье семя – несмываемое пятно на великом роде Ирилингов. Счастливица твоя мать, что умерла родами и не видит, какое позорище произвела на свет. 

Нехорошая ухмылка исказила прекрасные черты  совершенного лица. Зашуршало сено, и на дорожку вышел высокий и стройный парнишка, в наспех застегнутой одежде, мой ровесник. Вздернув подбородок, он отчаянно старался сохранить невозмутимость. В нем с удивлением узнала более молодую версию Дирека – мага, влюбленного в прекрасную эльфийскую принцессу, если бы не острые кончики ушей, выглядывающих из спутанной каштановой шевелюры. На пальце блеснул густой синевой камня знакомый перстень.

Оглядев неряшливо одетого эльфенка, светловолосый брезгливо скривился.

    - Я не трус!- крикнул в лицо эльфу Шан, сверкнув яркой синевой прекрасных в ярости глаз.- Я не такой, как он! Я принадлежу к великому роду Ирилингов, и я сильнейший среди всех вас!

Светловолосый красавец громко расхохотался.

    - Ты всего лишь щенок и если бы не твоя магия…- веселье мгновенно сменилось презрением, лицо вернуло каменное выражение,- только благодаря ей ты мой наследник. Ты сильный маг, но ты слаб духом. Слабость к людишкам тебя погубит, внук, как погубила твою мать.

Эльф замолчал, поливая презрением потомка, пальцы сжали рукоять клинка, будто светловолосый готов был тут же избавиться от неугодного внука. Парень заметил провокационное движение деда и напрягся, сжав сиявшие голубоватым светом кулаки, готовый дать отпор. Замерев от страха за парнишку, я едва не подпрыгнула от неожиданности, когда в тишине раздалось отчетливое шуршание. Светловолосый вздернул идеальную бровь, расслабился, расплылся в похабной улыбке и хлопнул пару раз в ладоши:



Светлана Титова

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться