Враги друг друга не предают

Глава 44

Глава 44

 Передав Дин на руки слуге, Боран отправил девочку домой, как и я, полагая, что ей не место среди собравшихся поглазеть на казнь. Сам градоначальник предпочел кровавому зрелищу разговор со мной в одном из служебных помещений, отказавшись сопровождать сулами Ортисию, едва сдерживающую нетерпение от желания поглазеть на чужие муки. Попрощавшись с Дин, шла следом за ярлом, спускаясь на нижние уровни и грешным делом думая, не в темницу ли снова попаду.

    - Я, к сожалению, до окончания казни не могу уехать. В комнатах великолепная слышимость, а портить себе аппетит из-за стонов мерзавцев нет охоты,- прояснил свой выбор Боран.- Это полуподвальное помещение хорошо изолировано. Самое то, что бы поговорить.

Он загремел ключом, открывая дверь и пропуская меня внутрь. Факел осветил неровную каменную кладку, стол и пару металлических стульев, со старыми вытертыми кожаными подушками. Шатен присел на край стола, сдвинув в сторону простую чернильницу, махнул на стул, приглашая сесть. Внимательно проследил, как я осторожно села на край в ожидании разговора, хотя понятия не имела о чем пойдет речь. Больше всего мне хотелось оказаться сейчас у храмовой жрицы и выяснить про браслет, или в доме ярла доспать на его шикарной кровати, а разговоров в недрах тюрьмы, за стенами которой разыгрывается кровавое представление, не хотелось. Боран чувствуя мое напряжение, вынул из-за пазухи фляжку с чем-то алкогольным, сначала хлебнул сам, потом предложил мне. Я прикоснулась ледяными пальцами к горячим мужским, и руку словно током прошибло. Знакомое ощущение.

    - Выпейте, Лекса, расслабьтесь, а то вы искрите от напряжения,- усмехнулся шатен, разглядывая мое лицо.

Я не успела обдумать, откуда средневековому ярлу известно понятие «искрить от напряжения», как мужчина неуверенно начал:

    - Как вам наш мир, Лекса?

Я нервно отпила что-то крепкое, но даже не поморщилась, вызвав удивление ярла. Похоже, последний год организм достаточно закалился и больше не протестовал, считая все, что в него попадает съедобным.

    - Не очень. Могло быть гораздо… гуманнее,- с трудом в последний момент поменяла слово на более мягкое, в последний момент сообразив, что ярл мог его не знать.- Беспризорники, малолетние воришки и попрошайки кишмя кишат, и до этих детей есть дело только растлителям и палачу. Детей просто выбрасывают на улицу нерадивые родители, они сбегают от побоев и голода, и до этого никому нет дела.

Я распалилась, метая гневные взгляды на нерадивого градоначальника, под носом которого творится беззаконие. 

    - Я так понимаю, вы сейчас о человеколюбии?- уточнил шатен.- О сострадании, заботе и спасении ближнего.

    - Совершенно верно,- согласно кивнула, и отвернулась, уставившись на танец теней на стене от огонька факела.- Уровень цивилизованности народа оценивается по отношению к детям, старикам и калекам.

Вспомнила школьные уроки, где разбирали вопросы о правах людей.

    - Я прочитал все те книги, что у меня в шкафу и понимаю, на каких основах зиждется ваш мир, но здесь все это не пройдет,- желваки заиграли на скулах ярла.- Одних добрых намерений мало. Я наказал пиратов, чтобы перебить охоту малолетних идиотов вступать в их ряды.

Черт! Он меня совсем не понял!

    - Я не о пиратах,- нервно улыбнулась, глянув на мужчину.- Хотя уменьшить количество разбойного люда, шулеров, продажных женщин вы могли бы, выделяя деньги на школы для бедноты и на приюты для нищих.

Поймав заинтересованный взгляд, прикусила язык, понимая, что позволила себе указывать первому человеку в Трехснежье. Ярл спокойно поднялся, прошелся по комнате туда-сюда и повернулся ко мне, сложив руки на груди.

    - Значит, школы и приюты,- уточнил он.

Я нерешительно кивнула, гадая, куда он клонит.

    - Выделить деньги не сложно, тем более, что ни Трехснежье, ни Канопус не бедствуют, оставаясь единственными городами на этом побережье. А что на другом - одному Рогатому Бьерну известно, туда еще никто не добирался,- мужчина развернул металлический стул к себе спинкой и сел верхом.- Кто будет курировать школу и приют? Кто будет заниматься с детьми и учить их? Вы грамотны, Лекса?

    - Конечно,- кивнула, не чувствуя подвоха.

    - И я тоже,- нехорошо усмехнулся Боран.- Ярл Канопуса едва умеет читать, сулами Ортисия руны от узоров для вышивки не отличит. Мои советники, именно что советники - много советуют, но читать-писать умеют через одного. Придется этот вопрос на себя взять вам, дорогая Лекса. Соберем малолетних нищих, воришек и попрошаек, будете воспитывать и учить грамоте.

Серый прищур выжидающе уставился на меня, на красивых губах застыла скептическая улыбка. Я растерялась. Ожидая неприличного предложения, не думала, что у ярла на меня совсем другие планы. Решение градоначальника было именно тем, чем бы я хотела заниматься живи я в этом городе, но оно совсем не входило в мои планы по возвращению домой. Озадаченно разглядывая браслет, закусила губу, раздумывая о сказанном.

    - Вещать с умным видом все могут, а вы сделайте, Лекса. Я жду вашего согласия, хотя знаю, что у вас были другие планы,- поддел меня шатен.

Мужчина, хороший манипулятор, умело играл на моем чувстве сострадания и ответственности, перекладывая свои обязанности и заботы на мои плечи.  Снисходительно-насмешливый тон меня разозлил, и я вспыхнула:

    - Да, другие планы! Я хочу всего лишь вернуться домой, в свой мир! Почему я должна заботиться о вашем? Он был не очень-то жалостлив ко мне!

Мужчина резко встал, обошел стол и навис надо мной.

    - Можно подумать ваш мир к вам гуманнее,- с иронией произнес Боран, насмешливо изогнув бровь.- Вы туда так рветесь, а кто вас там ждет? Любящие родители? Переживающие и верные друзья? Любимый мужчина? Кто вас там ждет любую, даже увечную? Или ваш мир гуманнее этого к калекам?



Светлана Титова

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться