Враги и защитники

Font size: - +

глава первая

 

“…. И появилась первая трещина - и содрогнулись горы вокруг столицы единого, благословенного богами, островного королевства. Через сутки боги внове бросили свои  небесные невидимые молоты и стали повторяться удары небесного оружия о твердь земную с ужасающей частотой: всё новые разломы появлялись чуть не каждое мгновение, дома и стены столичного града начали разваливаться и убивать горожан, что не успели сбежать ранее, при первом сигнале бедствия...
   За сутки, почти полностью была разрушена столица Королевства – прекрасная  Фроллона. Пали её высокие каменные стены, огромные башни с камнеметательными орудиями и стреломётами, что выпускали во врагов тысячи дротиков. Оказались поверженными статуи богов и героев королевства, разрушенными дворцы и Большие дома знати и негоциантов, развален почти до самого основания  королевский дворец.
  В “Ночь скорби” погибла королевская чета, вместе с наследником-подростком, две трети горожан столицы и половина воев что охраняли её.
  Утро, после Ночи, увидело огромные провалы и груды камня и щебня, тысячи трупов и падение величия того государства – что уже две сотни вёсен правило этим благословенным краем, Великим островом мира и процветания.
  Город племени что и объединило остров, племени – самого сильного и воинственного, мудрого в судах и удачливого в войнах – столица всего королевства и сего могучего народа... была почти совершенно  разрушена!
  Тут же начались споры оставшихся в живых людей, из “королевского народа”, с прочими племенами королевства, ибо многие знатные считали что раз более нет столицы державы и погибли король с королевой и наследниками – стоит провести съезд племён и избрать нового правителя.
  Многие провинциальные знатцы желали немедля начать раздел земель и богатств некогда основного народа державы, надеясь как немало поживиться на этом и получив всё большие наделы – увеличить собственные земли и могущество, что бы вскоре начать претендовать на общую королевскую власть.
  Так начались три десятка вёсен “Спора”: сперва потасовок и ругани между беглецами из разрушенной богами столицы и теми племенами, на земли коих они уходили спасаясь от неурожая и эпидемий после Ночи, что поразили их отеческие земли.
  Далее, многие из военной знати провинциальных племён – стали в открытую обирать и насильничать над беглецами, забирая последнее, глумясь над ними, хватая понравившихся женщин и бесчестя их многократно всем отрядом и убивая мужчин, стариков и детей, словно бы те были главными врагами для них, а не согражданами многие годы.
  Среди тех кого снасильничали – оказывались и родственники старших ярлов провинциальных племён и они подвигали своих вождей к ответному наказанию, так что всего через год, после наказания богами столицы единого королевства – все провинциальные земли основных племён, все семь “окраинных кланов” - объявили себя и лишь себя единственными законными наследниками сошедшего так внезапно в небытие королевского рода и его людей, и начали войны с соседями.
  Все воевали со всеми и все всех ненавидели: сжигали богатые ремесленные города и поля с поспевшим к уборке хлебом, засыпали их солью, уводили в полон людей, а если не могли этого сделать – попросту рубили на месте, всех, под корень, что бы вражеское племя не имело в резерве ни воинов, ни хлебопашцев - и так или иначе вымирало...
  Три десятка вёсен шло это безумие, население сократилось почти вдвое, по сравнению с тем что было при последних единых королях – когда было решено провести съезд вождей, как встарь проводили, до основания единого островного королевства Родмионном Неодолимым Мечом.
  После недели споров и дрязг, порешили так: все племена станут самостоятельными королевствами, а земли вокруг столицы поделят по честному - между соседними новообразованными державами. Саму столицу никто возрождать не станет, ибо место очевидно проклято богами...
  Все споры станут решать раз в году на съезде королей острова. Единого правителя избирать не станут, давая возможность каждому из новых королевств, что промышляющих торговлей с континентом, что рудными добычами на севере, что древесными работами на западе или морской торговлей на востоке – все государства сами пускай определят свой путь. Но войн не вести и все споры решать встречей королей, с равным правом на решение.
  Однако за время Спора, враги, за “Преградой”, старым валом со стеной что был возведён в неведомые нам годы ещё более могучими правителями чем единые короли острова – данные враги понемногу стали поднимать голову, так как их никто не донимал и они решили совершить наконец месть, всем людям некогда единого Королевства.
  Дикари словно бы из старых времён, без одежды и без правил поведения, людоеды и безжалостные убийцы, сыновья ведьм и демонов – они решили снова перейти Преграду и начать атаковать земли новых королевств, мстя за все годы унижения и желая вернуть себе былое.
  Так, Ночь разрушения Королевства сменили годы Спора, а ему вслед - начался “навал” дикарей из-за Преграды...”
   Юноша в балахоне, с пшеничного цвета волосами до самых плеч, рассмеялся и обернувшись к брату, что неспешно ехал с ним рядом на коне близнеце что был под его родственником, спросил: “Как тебе свиток что наши жрецы сочинили?”
--Так... - Алкуин отмахнулся презрительно от вопроса своего брата, Балдуина. - Сказка для девиц на выданье, и совсем уж детей, что за мамкины юбки держатся! Все образованные люди прекрасно знают что тогда произошло и когда наши предки изгнали Дикарей с этих, равнинных, земель, на Север, в безлюдные прежде горы где так сложно прокормиться и  что было потом – когда боги наказали королей единого королевства и началась междоусобица, еле прекращённая последними сборами советами знати.
  Немного проехали молча. Балдуин, с волосами до плеч, в отличие от коротко стриженного “под горшок” брата, всегда любил всю эту “писанную науку” и нередко дни напролёт проводил в комнатах-архивах жрецов или кого из ярлов, кто был дружен с их отцом Аннодирамном.
  Алкуин предпочитал устную мудрость друидов, их неспешные обсуждения того, что было прежде и что происходит сейчас – каждый из братьев имел свою точку зрения но споры всегда были интересными, отчего они между собой без боязни их и начинали, если видели что свидетелей поблизости нет.
--Думаешь Дикие всерьёз начали, а не как обычно: немного пограбить фронтир и айда прятаться по своим пещерным скальным замкам, или где на северных островах, куда и плыть не хочется? - начал новый разговор более любопытный Балдуин.
--Не знаю... - покачал головой Алкуин. - Наши гонцы далеко от земель окраинных королевств, а местные короли – они... Ну, ты сам знаешь, им скорее хочется идти на Юг, в наши земли, что бы ближе с континентом были удобные порты для торговли, теплее земли, больше рыбы близ берегов – я боюсь что при сильном натиске диких они посыпятся и ломанутся к нам, как некогда столичные жители сделали и тогда быть беде!
--Дикие многие десятки лет не устраивали больших походов, последний, их общего вождя Утгии-жжигха, был за пятнадцать лет до Ночи, и тогда они еле прорвались через вал с укреплениями и были окружены у ближайшего городка фронтира королевской дружиной и племенными ополчениями Севера!
 --Тогда – не было многих лет междоусобицы между нами, мы были единой державой – и самой мощной на острове! - прервал рассуждения брата Алкуин. - Королевская дружина состояла сплошь из лучших головорезов наших земель или самых свирепых наёмников и сама по себе была неодолимой мощью, да и по численности, как я слышал от “братьев Леса”, мы тогда их почти вдвое превосходили, и всё одно – победили лишь после шести часов лютой сечи, потеряв треть воинов, настолько свирепы эти оборвыши. А сейчас, когда мы разделены на недавно режущие друг другу глотки королевства, после эпидемий и голода от войн, после гибели и фактического исчезновения некогда мощнейшего королевского племени – мне кажется шансы у них есть и лишь богам известно, какие именно.
  Дикие были прежним, чуть не самым первым, населением Острова, и братья об этом прекрасно знали.  Когда нынешние племена, что некогда составляли Королевство, разными путями приплыли сюда, то они, после столетий войн – изгнали прежних хозяев в северные, мало обжитые скальные территории и фактически проводили рейды, в виде карательных акций, против отдельных их поселений.
  Когда появилась военная империя Светила и захватила весь остров – всё же Дикие оставались полусамостоятельными, голодными и никому не нужными народцами, и государство Солнца отделилось от них огромным рвом, валом и стеной из камней с башнями, что бы наблюдать за поползновениями одичавших людей по ту сторону разделительной черты.
   Через много лет империя пропала, просто сбежав с кем воевать на континент и более не вернувшись, да так, что через десятилетие, купцы, что собирались вернуть торговые договора с имперцами – не смогли найти имперских прежних городов: были развалины, заросшие растительностью или странные городки бородатых и вечно пьяных варваров, что теперь поселились там.
  Королевство Острова продолжало политику Империи – прогоняя Диких рейдами на фронтире и поддерживая вал в порядке, для отражения новых набегов.
  Дикие сперва собирали разрозненные ватаги, в три-пять сотен отморозков что не боялись ничего, но со временем стали приводить отряды в пару тысяч, обладающие элементарной тактикой и хоть каким пониманием дисциплины.
  Как и их предки что изначально и заселяли Остров – Дикие предпочитали сражаться голыми или с какой короткой туникой на голое тело. Красили в разные цвета себе лица перед боем, глиной устраивали вычурные причёски на своей голове. 
   Обожали топоры и мечи, орали дикими голосами и отличались невероятной жестокостью к врагам – зачатую никого не беря в плен и нередко уничтожая совершенно население всего городка что захватывали: убивая всех жителей и разрушая и сжигая поселение.
  После удачных схваток они с криками и долгими песнями, скорее монотонными выкриками без музыки – возвращались в свои поселения в пещерах или какие примитивные лачуги и там выставляли на показ головы самых знатных из врагов, которых они самолично победили.
  Дикие презирали доспехи, коней, оборонительную тактику и всегда, с воем и лютой ненавистью диких животных - атаковали противника: они считали что доспехи спасают тело труса - неспособного первым достать врага, лошади – это помощь слабому воину в сражении с истинным чемпионом, а одежда нужна тем - чьи изнеженные тела не способны самостоятельно справляться с холодом или зноем, постоянными дождями Севера и ноги не следует обувать в сандалии или сапожки, ибо только ступая голой пятой по крошеву скал своего нынешнего местоположения – нога истинного Человека, с большой буквы, закалится и сама станет твёрже камня.
  Поклонялись Дикие”старым богам-беглецам”, которых боги с гор, по их версии, что кое как давно записали королевские хронисты единой державы - прогнали откуда из тёплых вод и заточили в огромной, внепространственной вневременной яме-тюрьме, под названием “дыр – а, тарра”.
  В этом месте сейчас и пребывали в пленении боги Диких, огромные существа-исполины, которые когда вернутся в этот мир – сокрушат всех врагов Диких и те снова станут править землями Острова и соседних территорий континента, как было до Большого огня и потопа, что сокрушил их прежнее государства и довёл все их к подобной плачевной участи.
  Никто не понимал что это значит и откуда у Диких такие странные фантазии, но Друиды, весьма настороженно относившиеся к Диким – когда то проболтались Алкуину, что они также считают что Дикие - это племена слуги проигравших богов, и которые теперь надеются вызволить своих небесных правителей из “ямы-тюрьмы” расположенной вне пространства и времени, и позволить им сквитаться со своими обидчиками - и что именно Дикие, прежде, были великим народом правителем, не менее сильным - чем пропавшая  так внезапно империя, что правила землями острова до того как появилось Единое королевство.
  Алкуин даже слышал старую версию, от одного из дряхлых престарелых друидов, что приплыл, на совет по Диким, с континента, с земли знаменитого “Каменного поля”: о том что есть несколько источников которые указывают что ранее, Дикие, были огромной - всеми народами правящей империей, за много сотен, а то и тысяч лет до того, как уже ставшие легендарными, ушедшие в никуда, “имперцы” - стали называться этим именем.
  Тогда, нынешние Дикие, правили землями сверху-вниз и слева-направо: от огромного Студённого белёсо-чёрного моря вверху, до земель где бегают не летающие огромные птицы и чёрные брюхастые единороги в толстой шкуре - бросаются, как дикие вепри, на охотников. От территорий что после катастрофы стали именоваться Столбами держащими воды, до огромной  горы-стены, что как Преграда на острове, отделяет одну территорию континента от другой его части – и все эти земли были их, и все народы на них проживающие – были глупыми неумелыми дикарями, по сравнению с развитым, богатым, технологичным правящим народом, что жил на огромном острове между континентами.
--Так значит наш Остров – территория самых древних и развитых империй?! - восхищённо заорал тогда Алкуин и даже вскочил.
  Но старый друид его огорошил тем, что совсем нет: нынешний их Остров - это территория куда частично сбежали “первые из первых”, после краха, когда их боги проиграли и новые властители мира обрушили несчастья на их собственные земли – утопив, после недели громов небесных, трещин в тверди земной и огромного огня из них извергающегося, столбов дыма до самого неба что из-за него полностью пропадал день...
   Несколько месяцев тогда почти не было видно солнца и пропала почти вся растительность, а за ней сгинули и животные, и оставшиеся первоостровитяне, страдая от голода, разрухи своих великолепных огромных городов, начавшихся эпидемий из-за тысяч не захороненных трупов, того что из-за отсутствия солнечного света - стали гибнуть растения и вслед им пошёл падёж всех животных – бывшие лидеры мира людей решили сбежать прочь, подальше от гнева новых богов, на какой дальний, но пригодный к жизни клочок земли и оказались на нынешнем Острове, что в разы меньше их прежней суши, практически соединявший большие континенты через Огромную воду.
   У друидов бытовало мнение, что на самом деле первоостровитяне искали здесь вход в “тюрьму богов” и именно из-за этого и прибыли, что бы вытащить из узилища своих покровителей и снова пойти в поход на далёких южных властителей.
  Однако найти вход они так и не смогли, а вскоре их самих стали теснить предки нынешних поселенцев Благословенного Острова, так что через столетие, первоостровитяне оказались далеко на Севере и совершенно опустились, превратившись во всех ныне известных Диких, что совершенно не походят на своих великих предков.
  Сейчас они совершенно одичали и превратились в бродяжек, что почти не знают что такое цивилизация и живут в пещерах или землянках, жрут сырое мясо и пьют кровь животных а то и людей, не имея возможности нормально заниматься выращиванием хлеба, в северных нищих землях, куда их изгнали.
--Но они опасны! - говорили друиды. - И их знания, а наши учёные у них бывали часто – крайне любопытны и далеко не так примитивны, как об этом принято твердить среди жрецов и учителей королевства. Они, точнее их шаманы или старшие лидеры, в какой семье-клане как – ещё помнят о том как всё происходило: они были любимыми детищами своих богов и те им во всём помогали, давали им советы, новые виды еды для выращивания, помогали строить города... Когда свирепые южные боги чьи лидеры могли превращаться в быков, хранить души умерших в своих подземных городах, как рабов на плантации, править небольшими южными морями – когда они собрались вместе на своей горе и решили свергнуть правящих миром богов нынешних Диких, а тогда - цивилизованнейшей империи мира, то бунтари требовали от своих подчинённых царств им помогать и те делали что им прикажут, а боги Великой империи защищали своих подопечных... В конце концов оказалось что эти “старые боги” совершенно подорвали свои силы, а сами первоостровитяне настолько слабы и тщедушны, без божеских советов и помощи – что первые же налёты племён, посланных богами-бунтарями, привели их в шок и панику! Они не смогли защититься сами и сильно отвлекали своих богов-защитников постоянными просьбами. Те проиграли... Вслед ним пала и некогда величайшая держава того мира, а её жалкие осколки мы сейчас наблюдаем за Преградой. В виде странноватых, одичавших, полубезумных людей - коим неведома наука, что так почиталась их предками.
  Алкуин снова вспомнил слова престарелого континентального друида, о том как пал тот, “старый остров” и они заставили наполнится страхом его сердце: “Разломы в земной тверди... Тогда ведь тоже были разломы.  Как и у нас, когда пало единое Королевство Острова! Правда огня из них не вырывалось, да и шло это всего несколько суток, но всё же... Может и нам придётся искать новое место для жизни, как это сделали некогда Дикие?”
   Неожиданно Балдуин присвистнул и показал брату на дорогу, по ней скакал, во весь опор, королевский гонец. Он мчал откуда с северных королевств и явно спешил как мог.
--Что? Что случилось? - проорал знакомому, гонцу Броггу, смешливый, говорливый и вечно любопытный Балдуин.
--Север пылает! - проорал на ходу Брогг. - Дикие прорвались, как вода плотину, Преграда для них более не препятствие и огромными силами, коих ранее никогда не собирали, атаковали северные королевства – те совершенно разбиты и пока знать прячется за городскими стенами или в своих редких замках, Дикие грабят всё до чего дотянутся! Началось! Жрецы были правы: скоро придут чужаки и станут претендовать на наши земли и наших жён и детей – началось!
  Братья вытаращились друг на друга, потом  долго смотрели в сторону быстро удаляющегося Брогга.
  Первым не выдержал вспыльчивый стремительный Балдуин: “За ним! Сейчас соберут совет нашего короля и почти наверное, после него, вызовут всех старших воинов и глав кланов королевства, что бы объявить о решении – что-то да будет!”
  Братья развернули лошадей и погоняя их громким криком - направились вслед королевскому гонцу что галопом возвращался в столицу, впрочем, давая тому возможность опередить их.
  Всю дорогу обратно, Алкуин, мрачно вспоминал свой давний разговор со старым друидом о Диких и рассказы того: о том как пала некогда великая империя, чьи жалкие потомки - ныне не знают городов и живут словно бы дикие звери в пещерах и землянках-норах, за отделявшей их, от цивилизованных государств, Преградой.
   В столице королевства Тратталлиум, некогда, во времена Единого островного государства, провинциальном  главном городе племени Тратталлов – обширном скорее по площади чем населению городке, с доброй тысячей одноэтажных домов  покрытыми дёрном крышами, пятью площадями, на которых собирались еженедельные главные провинциальные торжища, все торги в обыкновенные дни, по приказу нового короля – проводились вне стен города, что бы многие пришельцы не могли попасть ежедневно и одновременно внутрь города.
   Тратталлиум и во времена единого королевства не считался зажиточным, а уж сейчас, после десятилетий междоусобиц племён, что ранее вместе состояли в едином Островном королевстве – так и вовсе если и не нищенствовал, всё же столица какого-никакого отдельного королевства, то и особого процветания или блеска, как восточное королевство Примарн, что торговало с континентом или западное Кори – о – волли, имевшее тысячи крупных судов и крохотных судёнышек для рыбацкого и пиратского промыслов – точно подобных денег не имело.
  Множество домов в один этаж и всего три десятка дву и трёхэтажных, советников короля Тратталлиума, его военачальников и членов семейства. Дворец короля – трёхэтажный бывший дом совета племени, где ранее принимали посланцев единого короля острова и совершались споры по поводу ответа племени на те или иные указы. 
  Каменные стены города заросли мхом и во многих местах  выпавшие или разрушенные блоки были заменены на брёвна или толстые доски, что явно указывало что денег на починку и восстановление единых столичных укреплений - уже попросту нет в казне правителей Тратталлиума.
  Братья въехали в город через северные ворота, а были для повозок ещё и южные, и неспешно направились к знакомой им забегаловке, что бы выпить там пива или эля, и посудачив с час или два в компании знакомых о том кто что слышал из новостей – вместе оказаться на площади перед “королевским домом”, где наверное, уже скоро, станут глашатаи объявлять первые распоряжения короля и им собранного совета Старших королевства, а не позже чем через три дня, как мыслили Балдуин и Алкуин, должно оформиться в окончательное решение и понимание старшими мужами королевства того, что происходит на Севере и что стоит предпринять Тратталлиуму в ответ на  столь сильное вторжение Диких из-за Преграды.
  Пока прибыли, к знаменитой на всё королевство, “наливайке”, пока смогли найти место для лошадей у привязи заведения, пока поговорили со всеми знакомыми что околачивались рядом – появился и совершенно выдохшийся королевский гонец Брогг, и устало повторно махнув братьям рукой, тяжело ввалился внутрь, в сумрак заведения, где надеялся вскоре утолить свою огромную жажду.
--Объясни, что происходит? - затараторил Балдуин, свалившись на скамью по соседству с Броггом, за длинным столом, коих в главном зале питейного заведения было всего три – по одному у каждой из длинных грязных стен и один - в самом центре.
  Всюду стоял гам от тостов и здравиц, стука деревянных кружек и звона металлических кубков более-менее знатных и богатых из посетителей, что могли себе позволить иноземные вина или мёд, вместо слабенького эля или тёмного пива, что предпочитала основная масса выпивох в зале.
--Что? А... - Брогг задумался, нервно покусывая свой левый, грязно жёлтый, ус. Наконец оторвался от мрачного разглядывания столешницы и пожав плечами, сообщил. - Я всё рассказал королю, что получил сведения от наших людей на Севере: Преграда – пройдена! Внезапная вылазка большой армии Диких, очень большой, гораздо более пары тысяч головорезов и всё – местные дружины королевств, что совместно охраняли Преграду -  уничтожены, как и ополчения ярлов поблизости или городские отряды милиции – всех под нож пустили, как Дикие всегда поступают...
--А города?! - засуетился Балдуин, пока Алкуин мрачно начал цедить пиво в кружке, что поставила перед ним пышнотелая пожилая служанка. - Там же, оба северных королевства, имеют прямо у Преграды - по городу, с невысокими каменными стенами и гарнизоном душ в триста, в каждом, я точно помню! И лучники, и топороносцы в бригантинах, даже с десяток ветеранов в железных рубахах до колен есть, с мечами и каплевидными щитами! Как с ними могли справиться Дикие?! У них же один сброд, пускай и совершенно безбашенные – голытьба!
--Не знаю! - отмахнулся Брогг, отпивая единым глотком треть огромной кружки. - Мне сказали что Преграда прорвана. Что оба города, близ неё, и все укрепления – взяты и сожжены совершенно, одни уголья и камни остались! Что Дикие перебили: и отряды постовых северян, что стояли на Преграде, и гарнизоны укреплений - потом смогли уничтожить почти до единого  ополчения всех местных ближайших ярлов и городские милиции что спешили к Преграде, надеясь что местные бойцы ещё дерутся и им нужна помощь... Ближайшие к Преграде территории разграблены и фактически все воины северных королевств там уничтожены – наши агенты попросту бежали в панике прочь!
--Так может брехня? - разорялся, от выпитого хмельного напитка и страха, у которого всегда глаза велики, Балдуин, пока Алкуин помалкивал и слушал. - С перепугу, как бабки – побросали всё и убежали, а Дикие, немного пограбив и угнав скот и каких рабов из женщин, вскоре уйдут к себе? Прежде так постоянно случалось при их прорывах...
--Нет... - покачал прилипшими к голове, длинными ,засаленными патлами Брогг. - Нет! Я в боях не участвовал, но встречался с нашими агентами, рядом с Преградой и сам видел столбы дыма от горевших городов: огромные – там где укреплённые городища были и два десятка поменьше, как мне кажется где располагались какие посёлки или рыбачьи деревеньки... Почти до самого неба был смог. Много-много дыма. Тысячи беглецов на дорогах – все испуганные и тараторят без умолку – бежали с детьми и первым что хватали. Многие босые и без запасов еды, без оружия – еле сбежали после налёта победивших Диких. Там что очень серьёзное закрутилось. Очень!
  Поговорили немного о том что может ждать находящийся на юге от северных королевств, почти по самому центру острова, Тратталлиум.
  Решили что набега скорого - Дикие сюда не предпримут и есть время подготовиться к обороне – собрать все дружины ярлов и ветеранов, отправить скотину и живость в города, под охрану а то и скорый бой для бочек с солёным мясом, собрать в амбары зерно и прочистить колодцы внутри укреплений, что бы не было проблем с водой при осаде. Заготовить дерево для копий и стрел, наконечники из металла, починить стены укреплений.
--Они не придут бандой, как прежде. - убеждённо сказал Брогг. - У них уже армия и есть лидеры. Давно такого не бывало! Думаю Дикие вполне готовы к возврату, как они считают, своих отеческих земель и нам стоит готовится к долгой войне.
--Брось! - рассмеялся Балдуин .- У нас людей больше. Вооружения лучше: мечи, топоры, кольчужные рубахи, бригантины, луки – да всё! Даже кавалерия есть, хотя и очень немного... Но всё же!
   Брогг спорил и говорил что королевства осколки Единой державы не смогут полноценно объединиться, из-за давних распрей что их разрывали на части при междоусобице - и из-за внезапности вторжения, все, кроме тех на кого напали – предпочтут остаться на своих землях что бы не терять людей и подождать ослабления соседей: авось Дикие сами уйдут...
  Дикие плохо вооруженны, но они смогут получить оружие от убитых ими у Преграды воинов, а ярости в бою и отчаянной храбрости – им всегда было не занимать. Их считают чуть не северными демонами или злыми духами и в случае новых побед Диких – многие предпочтут бежать, чем сражаться с ними.
--А это, - подчеркнул Брогг, видя что их беседу уже внимательно слушает не менее десятка  человек. - А это значит что скоро потянутся беженцы, которых станут прогонять прочь и они, чтобы хоть как прокормиться – начнут нападать на местных и отнимать еду, воровать, убивать... Значит о прежней безопасности можно будет позабыть и без Диких! Если беженцев будет много, они смогут поднять какой бунт на новом месте и тогда быть беде. Может начаться голод, из-за того что северные королевства лишились своего урожая, а Дикие всё уничтожают после себя – и тогда снова могут возникнуть мятежи из-за пропитания. Я боюсь что  многие не понимают насколько всё опасно сейчас и вместо того что бы реагировать немедленно, все решат просто выждать – пока не станет ещё хуже!
  На узких улицах столицы центрального королевства  раздались многочисленные удары в барабаны, вой труб, крики глашатаев и все посетители питейного заведения, толкаясь и отпихивая на пути друг друга, дружно повалили на свежий воздух, понять что же происходит.
  Глашатаи орали что будет сбор на площади у королевского дворца, и что скоро его величество лично объявит о принятом им незамедлительном решении в связи с угрозой с Севера.
  Вскоре Алкуин и Балдуин стояли плечом к плечу в толпе на площади, куда собралось не менее трёх тысяч человек и горячо обсуждали, вместе с соседями по месту, что же будет дальше.
  Кто считал что следует немедля собрать всё ополчение королевства и броситься спасать Преграду, пока орды Диких совершенно не заполонили равнинные земли Острова и не добрались к ним самим. Иные соглашались, но считали что сперва нужно дать Диким ослабить соседей Тратталлиума и оказывая помощь тем землям, брать их под своё полное покровительство: авось так и снова  восстанет из пепла блаженное время Единого сильного королевства... 
  Третьи толковали что наоборот: следует стать в защите внутри своих городов и просто отбиваться, ибо Дикие не смогут долго гулять по острову и получив добычу – вернутся к себе. Защищать никого не следует, как и помогать северным королевствам – тридцать лет с этими дураками воевали в междоусобице, пошли они какому демону под хвост!
  Раздался бешеный гул, взревели трубы и стали мерно бить огромные барабаны установленные на козлах – на каменной площадке королевского дворца появился правитель: в высоком шлеме с оленьими рогами, длинном шерстяном тёмно-зелёном плаще, штанах грязно красного цвета, белой рубахе с вышитым золотом поясе и аккуратных полусапожках мехом наружу.
  Ларнут не был сильно популярен в народе, в отличие от своего отца, который и закончил междоусобицу с прочими королевствами и начал понемногу отстраивать столицу – его наследник считался трусоватым среди воинов королевства, что злились что редко, при новом монархе, ходят набегами за добычей. Дебилом среди жрецов – так как они не смогли его полноценно научить писать и читать и при нём всегда находились кто из них в качестве писарей и чтецов для указов. Сквалыгой и бездарем среди негоциантов, так как не смог заключить ни одного выгодного для них соглашения с соседними королевствами на Острове, или континентальными монархиями – будь то пиратской республикой огромного северного Залива, державой “железнорубашечников”, что стала прибирать в свои руки практически все земли, ранее внезапно павшей в битве с неизвестным врагом, империи, коей некогда принадлежал и сам остров.
  Нынешний правитель настолько казался всем хуже своего батюшки, что многие уже после года его правления – искренне изумлялись что он ещё жив и никто из знатных ярлов королевства не бросил ему вызова, что бы самому стать основателем новой, более достойной и способной к правлению, династии.
--Слушайте мой указ, верные подданные! - громким голосом возвестил Ларнут, после того как его личная дружина, с двуручными топорами за спиной и в длинных кольчужных рубахах с металлическими бляхами, надетыми по стилю “рыбьей чешуи”, успокоили крикунов в толпе на площади и потребовали что бы все в полном молчании слушали правителя.
    “Рыбьи дети”, как шутливо говорили о сотне личных головорезов короля жители столицы – пожалуй были тем единственным аргументом из-за которого ярлы и соседние короли так и не решались устраивать заговоры против нынешнего монарха Тратталлиума. 
  Суровые головорезы с гладко выбритыми лицами, как положено людям близким к “королевскому дому”, равными по цивилизованности почившей в бозе империи – оказались двухметровыми молчунами с настолько мрачными долгими взглядами, что даже провинциальные свирепые правители каких лихих районов - не решались бросать им вызов.
   Оскорбление одному из них – было оскорбление королю и всем прочим дружинникам отряда и всегда каралось смертью! 
  Сотня  храбрецов воинов, ветеранов междоусобицы, из знати или выслужившихся в боях самых известных головорезов - почувствовали это уже на своей, многократно продырявленной, жжёной, утопленной или повешенной на верёвке, шкуре.
  Своими двуручными топорами “рыбьи дети” запросто могли переломить шею вражескому коню в бою, “располовинить” воина в доспехах, пробить коридор во вражеском строе - что бы правитель мог покинуть схватку.
--Мы не станем помогать глупым правителям, что не смогли защитить данный им судьбой подарок, в виде Преграды, и попустительствуя лени собственных стражей на нём – позволили Диким вторгнуться в их земли! - громким голосом объявлял о своём намерении Ларнут. - Нет! Судьбы слабых – согнуться под испытаниями! Сильные же – должны лишь увеличить свою мощь! Я объявляю о сборе ополчения королевства, однако пока похода на Север не будет – лишь общая войсковая охота и воинский сбор, со смотром и проверкой в учениях наших отрядов. Мы ждём, и когда появится шанс – начнём освобождение северных территорий, что бы они достались сильным, а не нынешним, совершенно недостойным владеть ими, правителям, что держали Преграду своими слабыми воинами. Тратталлиуму пора стать первым, среди королевств Благословенного Острова!
  Крики, вопли, свист послышались со стороны толпы. Многие бешено высказывали одобрение словами правителя, редкие слушатели, что мрачно качали головами – получали звонкие оплеухи от дружинников короля и испуганно начинали со всем услышанным соглашаться.
--Понятно, Брогг был прав! - пробормотал Алкуин, но брат его услышал в гаме толпы.
--В чём?!
--Никто не станет спасать северные королевства, будем ждать пока они окончательно не погибнут под натиском Диких, а уж тогда... Тогда и мы прибудем – что бы помочь! Это не хорошо. Это не помощь, так ведут себя стервятники...
--Кроме нас есть ещё правители восточных и западных территорий, к ним Преграда краями ближе чем к нам!
--На них и надеюсь, иначе мы станем встречать вторжение Диких в одиночестве, перехитрив сами себя...
 



Алекс Бадинтер

Edited: 26.05.2017

Add to Library


Complain