Враги поневоле

Размер шрифта: - +

Глава 2. Ссора

 

Проснувшись утром, узнала, что Эмин так и не появился. Это радовало. Пусть и маленькая, но все же отсрочка неприятного разговора.

Решив не испытывать судьбу и не дожидаться возвращения братца, быстро собралась и отправилась в Айлин-илион. Было время занятий. Редко навстречу попадались учителя, спешившие по своим делам, и ученики, опаздывавшие на урок.

Поднявшись на третий этаж и пройдя по длинному коридору, освещенному неестественно ярким зимним солнцем, я оказалась перед знакомой дверью, ведущей в кабинет директора.

Кротч по-отечески обнял меня, сказал, что уже подумывал отправить за мной кого-нибудь, так как считал нецелесообразным и небезопасным продолжать практику в Олшире.

— Келиан сообщил о своем промахе, — заботливо усадив в кресло и чуть ли не сдувая с меня пылинки, с досадой проговорил маг. — Он не должен был подвергать тебя такому риску, я имею в виду воскрешение той несчастной девушки.

— Ее больше нет. — И я рассказала профессору о загадочной смерти Леи. Тот внимательно слушал, не перебивая. — Лир Кротч, уверена, кто-то управлял Леей и, кажется, я догадываюсь, кто. Девушка говорила, будто он запретил ей трогать меня.

На лице директора отразилось неподдельное удивление. Еще бы! Мне и самой было непонятно, кто и зачем оберегал мою жизнь в Олшире.

— Продолжай, — сосредоточенно пробормотал маг.

— Однажды этот человек спас меня. По крайней мере, я думаю, что именно благодаря ему осталась жива.

Пришлось рассказать то, что утаила от Логана. Сейчас я жалела о своих прежних недомолвках. И чем, скажите мне, я лучше Квенны? Такая же, как и няня, неуверенная в себе трусиха, вечно чего-то опасающаяся.

— Волки уже готовы были напасть на меня, когда ни с того, ни с сего отступили. А потом я увидела старика. Они будто испугались его и исчезли в лесу.

— Сможешь описать его внешность?

Утвердительно кивнув, замолчала, мысленно подбирая слова для дальнейшего повествования. Как рассказать Кротчу о том, что особенно меня тревожило и чему я тщетно искала объяснение, о моих постоянных видениях.

— Ноэминь, — от директора не укрылась моя растерянность, — ты чего-то не договариваешь.

Я обреченно кивнула, как осужденный перед эшафотом, и без утайки поведала о своих снах, видениях в церкви, о девушке, которая явилась мне в Норвуде и на Вьюжном балу.

Повисло гнетущее молчание. Кротч хмурился, нервно постукивал пальцами по столу, стараясь сдержать возмущение. Я могла его понять. Ведь обещала докладывать обо всем, но вместо этого о стольких важных вещах умолчала.

— Я боялась, что Логан не поверит мне или примет за сумасшедшую. Я ведь не провидец и мне не свойственно видеть вещие сны. Но клянусь вам, словно наяву передо мной проходили картины проведенных ритуалов, да и сама незнакомка не раз встречалась на моем пути. По-вашему, я схожу с ума? — с мольбой заглянула в глаза директора, ожидая услышать от него логичное истолкование всему случившемуся.

Донатан долго молчал, прежде чем сказать:

— По-моему, единственное разумное объяснение твоим снам и видениям — это иллюзии.

Предположение директора показалось мне абсурдным.

— Но разве это невозможно? Всгда считала, что иллюзорные предметы могут существовать короткое время, а потом тают, словно дымка. А за той девушкой я шла довольно долго по винтовой лестнице, пока незнакомка не скрылась за одной из дверей.

— Согласен, для нашего времени мое объяснение может показаться весьма надуманным, но если заглянем в историю, мы найдем там множество примеров длительных или, скажем, долговременных иллюзий. Если предположить, что до сих пор сохранились могущественные маги, способные надолго проникать в сознание людей, вызывать галлюцинации и сны, и что тебе довелось повстречаться с одним из них, все становится на свои места.

— Но почему именно меня избрал для своих скверных опытов таинственный иллюзионист?

— Давай не будем торопить события. — Директор извлек из-под внушительных размеров стопки бумаги белый лист с золотыми вензелями. — Сначала отыщем того старика, возможно, он сможет пролить свет на все эти странные события. Раз он спас тебе жизнь, значит, ты ему была для чего-то нужна.

— Знать бы еще для чего…

— Ноэ, не сочти за труд, зайди к лиру Ларишу и помоги ему составить словесный портрет твоего странного знакомого. А там уже дело за художниками.

Разговор был окончен. Донатан протянул мне лист бумаги.

— После встречи с Ларишем отправляйся прямиком во дворец. Лекарь его величества, Ренар Локс, утвердил твою кандидатуру в помощники.

Я кивнула и скрылась за дверью. Скрутив листок, печально усмехнулась. Вот и награда за то, что все эти месяцы шпионила для школы.

Меньше чем через полчаса я взяла в руки черно-белый набросок, созданный совместными усилиями заведующего кафедрой Художественных искусств и его ученика. С белого листа на меня смотрели знакомые поблекшие глаза, скрытые густыми седыми бровями. Плотно сжатые губы и цепкий взгляд. Художникам удалось изобразить этого человека именно таким, каким он остался в моей памяти.



Валерия Чернованова

Отредактировано: 19.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться