Врата времён

Размер шрифта: - +

Врата времён

 Судьбу свою хотел спроси
                                                                                 «За что все эти мне страданья?»
                                                                                 Но так уж быть: не изменить
                                                                                 Законов строгих мирозданья…

            


       «Нет нужды гоняться за тем ,кто тобой не дорожит, когда рядом есть кто-то, кому ты дорог.»

                                                                    Нанамэ Кико

 


Любви посвящено так много,
Что вряд ли можно всё прочесть.
И вот с космической дороги
Любовь вам посылает весть.

Её искал я средь Вселенной,
С ней на устах я умирал.,
Но то, что рядом друг был верный,
Так долго я не замечал!

Любовь не призрачно ищите,
А сердца слушайте Вы глас.
И среди космоса найдите
Ту, что судьбой дана для вас!

В любовь, как в счастье, верить надо,
Чтоб души верностью срослись.
И будет вам любовь наградой
На всю оставшуюся жизнь!

  ВРАТА ВРЕМЕНИ

           Они летели по велению своих предков, так было предназначено судьбой. Астронавты не помнили, кто они и как здесь оказались. И это было не удивительно, ведь их тела всё это время пребывали в состоянии анабиоза. Они находились в специальных  капсулах и таким образом бороздили Вселенский простор…
    Сколько времени прошло со времён их отлёта? Сто, тысяча лет? Как вдруг послышался толчок. Он был таким громким, что одна из капсул сорвалась с места, выехала на середину помещения  и приоткрылась. В ней был юноша, лет 17-и на вид. Благодаря мраморному лицу и сомкнутым векам он совершенно не походил на живого, а напоминал чудесного принца, спящего в хрустальном гробу. Как вдруг он открыл глаза - они были ярко-синего цвета - это кислород, овеявший его, вернул тело к жизни.
    Он хотел встать, но не мог, пошевелить рукой, но та не слушалась. Тело, словно каменное, застыло в преддверии  чего-то страшного и ужасного. Он думал раскрыть рот, но это не удалось и подавно. Его мускулы напряглись, вены взбугрились, но все старанья были тщетны. Лишь глаза подчинялись юноше. «От чего я здесь? Кто я? Что произошло? Почему моё тело не слушается меня?»- подумал он,  и от этих мыслей его глаза становились всё светлее, приобретая ледяной оттенок дикого ужаса. Радужки дрожали, наливаясь синими и даже красными лучиками. Зрачки сужались до едва заметных точек.
   Это продолжалось в течение получаса. Как вдруг что-то произошло: стеклянная крышка стала медленно приоткрываться, из-под неё клубами валил синий туман. Постепенно силы возвращались к юноше. Он с превеликой для себя радостью ощутил, как по кончикам пальцев заструилось тепло и сильнее забилось сердце.
   Вначале зашевелились руки, после ноги. Тело стало подчиняться разуму. Он встал и медленно, пошатываясь, оглядевшись, направился куда-то прочь.
    Его звали Нанамэ Кико и он был последним японцем на Земле.
    Юноша не знал, куда ему следовало идти, он просто шагал вперёд. Как вдруг нога его встала на подобие кнопки. Оно засветилось, и в мгновение ока он исчез! Провал, образовавшийся в полу, перенёс астронавта в абсолютно белую комнату.
     Нанамэ огляделся. Комната была пуста.  «Где я?»- прошептал он.
     Пред глазами всё ещё прыгали точки, те самые, что бывают после очень долгого сна. Его рука невольно дотронулась до стены и вмиг пальцы ощутили кнопочную панель, не смотря на то, что глаза по-прежнему видели лишь белый свет. Не прошло и пары секунд, как зал вспыхнул и посреди комнаты явился какой-то человек. От неожиданности Нанамэ сделал несколько шагов назад, однако интуитивно понял, что бояться незнакомца не стоит, ведь «гость» - это он сам (Нанамэ). Вернее, его  голографическая копия.
     Длинные волосы голограммы были тёмными и словно развевались на невидимом  ветру, даже глаза отдавали той же синевой, что и у Кико.
    Парень в недоумении взирал на «двойника», однако тот  не терял времени даром:
-Я знаю, ты удивлён, но смирись и слушай. Вы находились в состоянии анабиоза  очень долгое время и потому потеряли память. Сейчас вы даже не помните друг друга. Надеюсь, что эта информация поможет тебе.
-Кто ты?- спокойным голосом молвил Нанамэ.
-Экипаж пробудился, значит время пришло!- заученным текстом продолжала голограмма, - Я, а теперь ты, -Нанамэ Кико, астронавт Звёздной Лиги x25j, -Он говорил на английском, быстро, громко и чётко.
-Где я?- не унимался Кико.
-Прошло 531тыс. лет. Земли больше нет. Человечества - подавно. Благодаря отцам, построившим Звёздный Туннель, - Вы до сих пор ещё живы…
-Кто я?
-Вы родились 531 тыс. лет назад.
-Как?
-Благодаря удивительным изобретениям 37-ого века, когда миссис Харухи Акацури изобрела ледолет, люди сумели сохранять себя такими, какими  были прежде на долгие годы. Взгляни на часы, которые расположены на передней панели управления, если ты увидишь там год 531.000-ый, знай, Вы достигли цели и теперь можете приступать в порученной вам миссии.
-Какой миссии?- тихо прошептал Нанамэ.
-В далёком для вас, родном для меня времени, - чуть улыбнулась голограмма, -проводился эксперимент по замораживанию.  Экипаж добровольцев переместили во  времени.  Просчитались. Погибли все и Макото…
- Макото! ..- едва выговорил японец, -Ты! Я всё вспомнил!.. И с той секунды для него перестал существовать мир, как таковой. Он больше не слышал того, что говорила голограмма (или уже не говорила), одно лишь имя возлюбленной девушки заставило  позабыть всё и погрузиться в позабытые воспоминания…
    «…3668год. Город Кавасаки.  Совсем недавно его потрясла удивительная весть об изобретении ледолетов, приборов, способных безболезненно замораживать живые тела на продолжительное время. Многие не верили, другие с невероятным восторгом уже бежали в магазины, но там им ничем не могли помочь, - волшебный прибор пока ещё нигде не продавался. А если где-то и проскальзывал, то его цена была просто астрономическая.
Учёным не хватало экспериментальных доказательств, и тогда была объявлено о необходимости набора добровольцев, которые были бы согласны испытать на себе всю силу новейших технологий.
  Макото была моей лучшей подругой. Она была доброй и милой, я бы ещё добавил кавайной и няшной (яп. милой), что с идеальной точностью  подчеркнуло бы её образ. Мы знали друг друга чуть ли не с детства. Любили друг друга. Собирались сыграть свадьбу. Прежде она отвечала взаимностью, но в последнее время, стала сторониться, куда-то исчезать. Она не рассказывала о причине такого поведения, сколько я её не спрашивал. Я стал следить за девушкой, не задумала ли она чего? И в один прекрасный день обнаружил письмо. Она писала, что уедет ненадолго за город, а потом вернётся. Но этому не суждено было сбыться.
 Лишь случайно через газету я узнал, что она записалась в добровольцы и отправилась в институт имени Харухи Акацури. В статье писали о группе погибших, исчезнувших во времени, 15 имён, среди них - Макото. Что побудило её сделать такой необдуманный шаг?! Почему она обманула меня? Из-за чего?
    В институте обещали испытать на себе действие ледолета и тихо вернуться назад. Но Макото со всей командой ожидала неожиданность - без их ведома, их предали силе Времени-  отправили в будущее.
    На мониторы поступил сигнал от 531 тыс. года  с одной единственной фразой: «Таскэтэ!»* (яп. помогите) На миг врата машины отворились, и глазам учёных предстала следующая картина: корабль, окутанный адским пламенем звезды Карот 7.
   « Макото? За что?! Так не должно было быть! - думал тогда в отчаянии, - Именно из-за неё я поступил в астронавты, выучился, попал сюда(учёба в наше время очень изменилась и занимает не больше, чем миг, за который ты лишь вживляешь себе в мозг дорогой чип, можно даже сказать-  очень дорогой)… Тщетно верил, что сумею возродить любимую из звёздного праха…Но что, если всё это напрасно? Если она не взглянет на меня, своего спасителя? Я и думать не хотел об этом, хотя странные предчувствия мучали меня, я предполагал, что моя богиня отреагирует именно так.»
   Голограмма давно смолкла. «Я должен найти часы на переднем экране панели управления. Но где выход? Как выйти отсюда? И – наконец - где я?!В каком году?»- эти вопросы преследовали Нанамэ. Он решил снова идти, ощупью ища дверь, и это ему удалось  без особых трудностей.
    Выйдя в большой коридор, астронавт направился вперёд  по кораблю. Но где находится эта панель? Странное предчувствие одолевало его.  В сей миг парню хотелось похвалить себя за эту голограмму, благодаря которой он всё вспомнил, но – одновременно с тем – он  был готов убить себя за то, что не сказал ничего о том, где  искать панель!
    Он вошёл в следующий коридор и увидел три пути. Что-то словно не пустило его в первые два и он отправился в третий. Сотни кнопок заполонили его взор, они были повсюду!
-Вот она..- лишь прошептал Нанамэ, глядя на огромный экран впереди себя,- Я пришёл!
   Зал был тёмным. Даже через окна ничего не было видно. Это обуславливалось автономным светообеспечением корабля. Вот только за годы все системы давно потеряли свою былую мощь и теперь поистине утопали во мраке.
   «Он, то есть я, говорил о времени, - рассуждал парень, -о 531.000-ом годе. Но где это может быть написано? Здесь столько всего, что вовек не отыщешь! »
 Нанамэ огляделся кругом. Неожиданно возникла мысль: «Толчок разбудил только меня, остальная команда дремлет и будет дремать ещё очень много времени. А я? Погибну и никто не сможет ни вспомнить, ни понять из-за чего я погиб или, вернее говоря, отчего и куда исчез? Ведь за столь долгое время, несомненно, исчезнут даже кости. Что же делать?»- в ужасе подумал астронавт, после чего его ноги подкосились, он понял, что попал в безвыходную ситуацию и никто-никто не сумеет ему помочь. Краем глаза он уловил какое-то движение на одном из экранов, после экран погас.
  Универсальность этих приборов состояла в том, что они активизировались автоматически,     
 когда их помощь  становилась необходима.
  Нанамэ поднял голову перед отключением одного из таких экранов, в последнюю секунду увидев там какую-то синеватую тень. Это было существо! Ледяная дрожь тут же пробежала по телу, парень понял, что не один. «А если все спят, -рассуждал он, - то этот кто-то никто иной, как пришелец, возможно, я пробудился не без его помощи?» Это очень взволновало юношу, он понял, что идти прежней дорогой будет опасно – вдруг оно следит за ним? «Мне надо остаться незамеченным!- твёрдо решил Нанамэ. Необходимо идти иной дорогой. Но что, если оно всё же встретит  и убьёт меня? Лучше погибнуть в бою, чем  сидеть на одном месте и не действовать!…»
   Впереди были часы. Вот только…они показывали не 531тыс. год, а 531.032-ой, - «Неужели это шутка? Или  кто-то намеренно сдвинул стрелки? Но кому и зачем это понадобилось?!
    Что случилось с остальными?  Если они мертвы? Неужели полёт был напрасен? И  мы не спасем экипаж? Но Макото, так нельзя! Я обязан идти вперёд! Ради тебя! Ведь она – моё всё! Моя жизнь! Моё будущее! Я обязан спасти её! И экипаж. Гибель не их удел!»
   Постепенно, стараясь не оборачиваться, Нанамэ шёл обратно. Его руки вспотели, в ушах слышался звон  собственной крови. Каждый звук: будь то неровное дыхание или неосторожно сделанный шаг, он воспринимал, как весть о чём-то страшном, ужасном,  даже смертельном. Нанамэ не был трусом. Никогда. Он был очень сильной, целеустремлённой, упрямой личностью. Я бы даже добавила, очень упрямой и готовой на всё, ради достижения своего желания. Таким желанием было возвращение Макото.
      Также, когда разговор заходил  о смерти, он был заядлым любителем чёрного юмора. И порой трудно было определить, шутит он или действительно хочет расстаться с жизнью.
      Через пять минут Нанамэ был уже у цели. Дрожащей рукой он коснулся ручки, огляделся  и лишь тогда начал медленно открывать её.
    Во мраке светились приглушенным мягким синим светом очертания ледяных капсул.  Нанамэ подошёл к той, откуда вышел сам. Долго вглядывался в этот мягкий и едва трепещущий свет, как вдруг вдали послышался какой-то вздох. Парень подскочил на месте. Холодный пот вмиг прошиб его. «Я не боюсь», - твердил он самому себе, но отчаянно понимал, что врет. Вокруг было пусто. Или это лишь так казалось? Он оглядел капсулы со всеми «спящими». Трудно было сказать, живы ли они, когда под действием ледолета тело теряет какое-либо движение. И кожа становится холодной, даже ледяной, приобретает синий оттенок, покрывается кристалликами не то льда, не то инея. Дыхание останавливается, сердце - тоже. Давно. Астронавту  не верилось, что всего лишь какой-то час назад  он был таким же мертвецом, как они.  «А может и не был. Почему именно я очнулся, а не кто-либо другой из экипажа? Почему выбор пал именно на меня? Быть может, причиной этому- Макото?- недоумевал влюблённый.
    Необходимо было «разбудить» хотя бы одного! Больше «спать» было  нельзя! Он нагнулся над своим другом и начал тормошить за руку, но куда там! Друг даже не приоткрыл глаз! Нанамэ прекрасно помнил, с каким трудом он очнулся сам, тем не менее глаза ему подчинялись с самого начала, значит друг мёртв. Парень начал щипать, дёргать его, другого, третьего - все было безрезультатно! Как вдруг раздалось громкое «Аапчхи!» Это Лили Кири, она очнулась!
-Где мы?- чуть рассеяно прошептала рыжеволосая девушка, устремив свой дрожащий взгляд на юношу.
  Нанамэ радостно заулыбался при виде астронавтки, но и тут же, уже глядя в пол, прошептал: «Один чёрт это знает…» и он рассказал всё, что знал.
-Мы должны держаться вместе!- сказала Лили, -Не хватало ещё потеряться и в одиночестве наткнуться на кого-нибудь здесь!
  Она всегда была верна мудрым решениям, бережно и ответственно относилась ко всему, в отличие от других.
-Нам надо выяснить, кто это и откуда оно здесь взялось! Мы должны найти его!
-Не сейчас, - сказала она, -пожалуйста…Что если это будет последним, что запомним мы в этой жизни? Не стоит так рисковать…
  Они остановились.
-Предлагаю понаблюдать. День, другой, если мы не одни, мы поймём это…- в сей миг её взгляд был устремлён в чернь коридора. Она увидела там что-то синее, словно мышь, но чувствуя ещё большую взволнованность Нанамэ, промолчала…
***
    Они обустроились в отсеке капитана. Так непривычно было сидеть там, где прежде бывал лишь Луис Уиллфред…
-Значит мы «переспали» 30 с лишним лет, -сказала Лили, жуя что-то из зелёного тюбика. В космическом буфете нашлись остатки некогда земной пищи, разумеется,  так же подверженной действию ледолетов.
-Что могло вызвать столь долгий срок?
   Нанамэ не знал, что ей ответить. Ведь он пребывал в абсолютно таком же неведении , что и она.
-И где мы?- спросила девушка, - Известны хоть какие-нибудь координаты?
   Парень покачал головой. –Ничего.
-Но как же так?!- закричала она, ударяя кулаком по столу, -Неизвестно где, неизвестно когда и неизвестно с кем!
-Такова жизнь…-засмеялся Нанамэ, -А какими судьбами ты оказалась здесь?
-Это долгая история, что-то вроде отцовской воли…Я вообще мало что помню. Словно мою память стёрли. Возможно, это и есть плата за ледолеты. Теперь нам предстоит начать всё с чистого листа…
-А остальные? Что с ними делать будем?- спросил он, -Ты помнишь остальных? Как их звали и, кто кем был? Я – плохо. У меня в голове туман…
  Время на корабле тянулось очень медленно, правильнее было бы сказать, что его здесь вообще не было. Это, конечно, условно, но как бы сказали Вы, попав в этакую ситуацию? За окнами было темно:  день не отличался от ночи.
    Прошло примерно 3 дня.
-..и что? И где твои монстры?! Нанамэ, мне начинает это всё надоедать! Ты шутишь со мной! Увидел кота или собаку…
-Да пойми же ты, Лили! Мы здесь одни! Любая кошка или собака давно бы выдала себя голосом или следами!
-Ну что ж, значит всё это никакой не корабль!
-Лили, перестань!
-Парк аттракционов! Дом ужасов! Они-то и не просыпаются, что всего лишь пластиковые фигуры! Они не живые! Они…
-Лили, хватит! Неужели ты не веришь мне?!
-Нет, не верю!- демонстративно сказала она, надув губы и сложив руки на груди.
-Тогда убей меня…
-Что?!  Зачем? Да и не чем…
-А убила бы?
-Э…да, то есть нет, надоел уже! Хм…а зачем это?
-А то у нас есть иной выход?..
***
«Почему он так сказал? Ему что жить надоело?- думала  девушка, когда уже настал вечер. –Я, конечно, понимаю, что ничего не понимаю в нынешней ситуации, но убийство…мне кажется, это слишком. Он ведь шутит, пугает меня, так  ведь? Уж не думаю, -поежилась Лили, -что он и впрямь задумался о самоубийстве…Хотя в  нашем-то положении! А если он прав? Нет, я не должна допустить этого! Не должна даже думать о таком!  Он один, кто есть на этом корабле, кроме меня. Умри он, я останусь одна. И что тогда? И какого чёрта я только согласилась лететь в эту экспедицию?! Почему не послушала матери и брата? Поздно корить себя за содеянное тысячи лет назад, теперь это уже ничего не изменит. Я должна поддержать Нанамэ, ведь он в таком же положении, что и я. Что подумает он обо мне, если и я задумаюсь о таком? Скажет:  «Вот так дура, эта Кири!» Какой пример я подам ему этим? О чём это я? Неужто его мысли и правда так подействовали на моё сознание? Ведь я не хочу этого, я жить хочу! Жить…
   Но что если неправы мы оба? Если это вообще какой-то бред, эксперимент или, кто знает, к примеру, летаргический сон-кошмар, где всё вокруг не является реальностью?  Я не должна добавлять Нанамэ страданий. Ему и без меня тяжело из-за Макото-чан.  Решено, отныне я больше не буду критиковать его мнение. Как бы я не боялась! Мы должны сражаться. Вместе мы сильнее, чем порознь. А там, кто знает? Может, нам и правду лучше убить друг друга, чем умереть от голода или чего-то еще?»
    



Ориби Камм Пирр

#9361 в Фантастика

В тексте есть: космос

Отредактировано: 14.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: